"

CYRIL MACALISTER

"

GARRETH MACALISTER

"

HOLDEN ELPHINSTONE

HEXHELL: they all going to die;

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » Darraðarljóð » i know you're bleeding, but you'll be okay [19.08.2006]


i know you're bleeding, but you'll be okay [19.08.2006]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Jonathan Blackthorne & Elisabeth Whitelaw
Великобритания, Лондон, Церковь Святой Этельдреды; время движется к полудню;
http://funkyimg.com/i/2AT9b.gif http://funkyimg.com/i/2AT9c.gif http://funkyimg.com/i/2AT9d.gif http://funkyimg.com/i/2AT9e.gif
Если бы в мире существовала справедливость, - Элайджа Блэкторн горел бы в адском котле,
его младший брат мог бы продолжать жить как жил раньше, а Элизабет Уайтлоу не оказалась
бы в весьма сомнительном положении, будучи оставленной женихом в день свадебной церемонии.

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

Отредактировано Jonathan Blackthorne (2018-01-04 15:04:04)

0

2

Внешний вид: Свадебное платье Vera Wang, прическа.

- Ты прелесть, Лиззи, - Эмили, ее лучшая подруга и свидетельница на грядущей свадьбе, воткнула последнюю шпильку в корону из волос леди Элизабет Уайтлоу. Длинные каштановые волосы, которые сама девушка называла «скучными и обыденными», Эмми заплела в косу, а затем обмотала их вокруг головы, выпустила несколько прядей и вставила несколько живых цветов, превратив невесту в настоящую дриаду.
- Я похожа на пикси, - хихикнула Элизабет, глядя на свое отражение. Она так толком и не выросла, даже до 160 сантиметров не смогла дотянуть, но в белоснежном платье, с легким румянцем на щеках и едва тронутая косметикой выглядела и правда замечательно.
Возможно, достаточно замечательно, чтобы Элайджа Блекторн влюбился в нее. И не то, чтобы сама англичанка мучилась от безответной любви, но в 19 хотелось верить в счастливое замужество и сказочные хэппи-энды.
- Эмми, - Лиз повернулась к подруге и взяла ее за руки, нервно передернув плечами, - я обручена с 15 лет, и у меня было целых 6 свиданий с будущим мужем. По одному в каждый год. А вместе нам жить до кона наших дней, надеюсь, еще лет 60, я хочу стать бабушкой, вязать смешные свитера и рассказывать внукам истории, и чтобы муж находился рядом, посмеиваясь над моей суетливостью, а я варила его любимое жаркое. Хотя, Бог свидетель, я понятия не имею, как его готовить, но у меня есть десятилетия для изучения рецепта, так ведь?
- Дыши, Лиззи, просто дыши. Вот так, милая. Вдох. А-а-а, не говори. Выдох. Умница, - Эмили остановила поток мыслей подруги, прекрасно зная, что ее размышления в два счета зайдут в какой-то невероятный тупик, а когда Элизабет слишком нервничает, то начинала задыхаться, так что ее редко волновали тяжелыми новостями. Так что малышка Уайтлоу научилась справляться с этой задачей сама, паникуя порой на ровном месте. Эмми любила ее как родную сестру (даже чуточку больше, так как она не таскала ее косметику и любимые наряды), но привычка Лиз к драматизму заставляла закатывать глаза до небес.
Девушки начали поправлять фату, когда в комнату зашла леди Уайтлоу, мать невесты. Вид женщины был крайне встревоженный, но вместе с тем обескураженный и удивленный. В общем, странный как для свадьбы единственной и любимой дочери.
- Хм… Элизабет, - Эмма подошла к дочери, взяла ее за руки и практически потащила к стулу, заставив сесть, - тебе лучше присесть, дорогая, - повелительно-сострадательный тон (о да, и такой бывает, особенно если вы Эмма Клавдия Уайтлоу, привыкшая распоряжаться немощной дочерью с самого рождения) Лиззи пропустила мимо ушей, мать всегда обращалась к ней так, словно девушка могла рассыпаться, но при этом не смела так делать, если не желает расстраивать своих достопочтимых родителей. – Случилась оказия, я бы сказала могла бы случиться катастрофа, но еще не все потеряно, - Эмма поджала губы, ласково погладив дочь по рукам, - Элайджа Блекторн, этот несносный мальчишка, эта паршивая овца в прекрасном семействе Блекторнов, он не пришел.
Элизабет Уайтлоу секунду недоуменно смотрела на мать, не совсем понимая смысл сказанного.
- Не пришел? То есть – не пришел? – губы растянулись в глупой улыбке, словно матушка над ней смеется и это какой-то глупый розыгрыш (глупость несусветная, ее мать не умела шутить), - он опаздывает, ты хочешь сказать, не так ли?
Девушка, еще пару минут назад строившая планы того, как состарится вместе с Элайджей, как они будут подтрунивать друг над другом, но все равно держаться за руки и вместе кормить уток в парке, не желала принимать сказанное Эммой, отторгая правду двумя руками.
- Конечно, опоздание это ужасно неучтиво с его стороны, особенно опоздание на собственную свадьбу, - Лиззи тщательно разгладила несуществующую складку на платье, не поднимая глаз ни на Эмму, ни на Эмили, - я подожду, пока он не объявится, негоже нарушать традиции, не так ли?
Леди Уайтлоу погладила плечо дочери, прошептав что-то отдаленно напоминающее «Моя бедная девочка», попросила Эмми приглядеть за ней и выскочила из маленькой кельи, которую они приспособили под комнату для невесты.
Этот день мог стать огромный позором и кошмаров для всех них, но был еще шанс спасти все. Даже не шанс, а реальная возможность, если младший мальчишка Блекторнов выполнит обещанное.

+1

3

внешний вид: серый костюм-тройка, белая рубашка, темно-синий галстук; пиджак расстегнут;

http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngУ старого лорда Тэрэнса Блэкторна, помимо прочих методов воспитания, тщательно и выверено применяемых к родным внукам, был один весьма угрожающий, звучащий, как клятвенное обещание вырвать язык и затем использовать его совсем не по природой данному назначению и заведенному обычаю: о таком вслух на грядущей свадьбе точно упоминать не стоит [во-первых, не стоит портить и без того пошедший дракону под хвост праздник, во-вторых, - дед давно уже последовал к праотцам, а о мертвых, как известно, лучше ничего; хотя, Джонатан Блэкторн мог бы поклясться, что старику бы такое пришлось по душе, отличный вышел бы тост]; но, прием, надо сказать, был весьма действенный: рот держался на замке до самого вечера, впрочем, это был отличный способ не только создания тишины, но и экономии на обеде, - вероятно, молодому лорду Блэкторну стоило взять сию методологию на вооружение, дабы по достижении почтенных шестидесяти лет продолжить семейную традицию по запугиванию мелких шкетов, присланных родителями на лето для «воспитания и отдыха», - именно в таком порядке; словно ему было до этого дело и время, побойтесь архангела Гавриила: утром свежая газета, днем прогулка по парку, в пять вечера - партия игры в бридж, какие к черту мелкие олухи? Они и так попортили в прошлом году его любимые гортензии. Так вот, достопочтенному и ныне покойному лорду Тэрэнсу Блэкторну определенно стоило однажды выполнить свою угрозу, лишив младшего отпрыска сына своего языка и возможности говорить, дабы в один прекрасный день, девятнадцатого августа, не решил он открыть свой рот, чтоб спокойным и четким своим голосом перекрыть причитания матушки своей, страдавшей в унисон [и чуть ли не в обнимку] с Эммой Уайтлоу, под многозначительные взгляды своих мужей, хмыканье младшей сестры и перешептывание тетушек, а затем - подписаться на то, от чего стоило бежать как можно дальше, но нет же, фамильная гордость взыграла, необходимость как-то сгладить ситуацию, действительно, миссис Уайтлоу, вам же все равно, за какого из Блэкторнов выдавать свою дочь, особенно, если они чертовски похожи [а Элайджа Блэкторн вскоре и вовсе присоединиться к деду, стараниями брата своего, вдохновленного первым убийством на этой земле: боже, он начинал понимать Каина, если его родич был хоть немного похож на Эла], а так, - дело будет сделано, скандал случится, но куда в меньшей степени, а пятнышки позора легко сойдут после пары-тройки благотворительных вечеров, когда имя старшего из Блэкторнов будет выжжено с семейного древа, а упоминания о нем останется лишь на стопке документов, что маман спрячет в самый дальний шкаф, делая вид, что никого она раньше Джонатана и Гвэндолин точно не рожала [я бы запомнила!], раз в год позволяя себе поплакать над маленькими голубенькими пинетками. Идеально.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngЛучше б на него кусок старой штукатурки с потолка свалился, благо, церковь, справившая семь сотен лет может позволить себе такой невинный фокус; тогда не пришлось бы сейчас идти по коридору, напрямую к комнате, отданную под последние приготовления и сборы невесты, коею отсюда должен забрать отец, дабы под руку [чтоб точно не сбежала] отвести к алтарю, где уже обитает будущий супруг, которому, кстати, согласно всем традициям, будущую невесту не стоит до свадьбы видеть в подвенечном платье: именно на это уповала Эмма Уайтлоу [окей, Эл, я понимаю, ты не хотел такую тещу, ну так и утопил бы, а не выкидывал фокусы, достойные пятнадцатилетнего подростка в период гормональной бури; и не важно, что сам младший Блэкторн свалил из дома, как только исполнилось восемнадцать: он все же, во-первых, с благой целью, во-вторых - на него ничего и не возлагали, как на первенца: в носу на званых приемах не ковыряет, в занавески не сморкается, ножом и вилкой есть - ну и замечательно], собираясь самостоятельно поговорить с дочерью. Да будь он проклят, допустив подобное, - после этой женщины не то, что потоп, - выжженная земля и легионы демонов. Окей, Эл, ты мне должен, как Господь Бог Сатане.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngПотому что если в отбитой на всю голову теще мне достанется еще и тронувшаяся умом жена [а глядя на Элизабет Уайтлоу, что-то бормочущую себе под нос в это было не так уж и сложно поверить], клянусь жизнью Эммы Уайтлоу, - смерть покажется тебе прогулкой по лестнице в рай.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngМужчина не закрывает за собой двери, кивком прося находящуюся здесь еще одну девушку оставить его наедине с невестой брата, в чем, вероятно, не было ничего предрассудительного, в конечном итоге, может, он хотел лично выразить свои пожелания и напутствия; — Элизабет, — таким же тоном, коим обращался к напуганной и потерявшей ориентацию живности, ему все удается привлечь ее внимание, получив нахмуренный и непонимающий взгляд, — меня зовут Джонатан, я младший брат Элайджи Блэкторна, — приметив свободный, не заваленный одеждой и иными мелочами стул, садится, что позволяет ему сравняться в росте с маленькой англичанкой, в конечном итоге, довлеть и запугивать одним своим видом нависая над беспомощной жертвой в его планы пока что не входило, оставит это как запасной вариант, — полагаю, ваша, — гремучая змея? страж на мгновение запнулся, подбирая более подобающий эпитет для этой славной женщины, — матушка уже сообщила вам, что он снял с себя все обязанности, распрощался с семьей и покинул Англию? — вероятно, стоило бы быть еще мягче, добавить, что это не ее вина, например, или что полагается делать в подобных ситуациях, вот только у Джонатана Блэкторна было не особо много времени прежде чем Эмма Уайтлоу решит, что без ее присутствия тут все рухнет, — сейчас внизу решают, что делать с возникшей скандальной ситуацией, что изрядно подпортит всем репутацию, однако, у вас есть выбор, вы можете выйти замуж, — смотрит внимательно, спокойно, как человек, уже сделавший свой, — за меня. — Вздохнув, пододвигает стул, оказываясь совсем близко с девушкой, беря ее ладони, нервно теребящие юбку платья в свои, — вы не обязаны это делать, Элизабет, если не хотите, — прислушивается к доносящемуся издалека шуму, прикидывая, сколько времени у него осталось, — даже если сейчас сюда ворвется ваша мать, причитая и уговаривая, утверждая, что иначе весь мир рухнет под звуки ангельских труб, вы не обязаны. — В отличие от него, переступившего ступень и занявшего место, где когда-то стоял родной брат, что теперь грозило привязать его к Лондону на долгие годы, разом закончив практику на островах, заставив забыть о драконах, один из которых, карликовой породы, в данный момент, совсем не вовремя, просто вылез из внутреннего кармана, решив, что достаточно выспался, и сопровождая зевок крохотным языком пламени; спасибо еще, что не чихнул: пришлось бы тогда распрощаться с пиджаком, а он у него и так в единственном экземпляре, для таких торжественных случаев. Что уж, даже сажу и противоожоговую мазь от шеи отмыл. Почти джентльмен.

+1

4

Элизабет Уайтлоу находилась в прострации, пытаясь понять, что происходит, и почему событие, распланировано еще 6 лет назад стремительно катится в ад. Тогда, в 15, когда родители сообщили о помолвке, девочка воображала себе Блэкторна и как старикашку с огромным пузом, и как прекрасного принца – в зависимости от прочитанной накануне книги. Реальная встреча с ним спустя неделю оказала на англичанку смешанные чувства. Он не был стар, но и молод тоже, разница в 5 лет особенно остро ощущается, когда тебе 15, а жениху 20. Она все еще была подростком, лишь одной ногой, самым ее кончиком, вступив во взрослую жизнь. Элайджа же давно пустился во все тяжкие, позабыв, что такое «быть ребенком». Лиззи не возненавидела его в одно мгновение, но и не полюбила безоглядно, как втайне надеялось ее девичье, полное джейностиновских романов сердце. На самом деле, практически все 6 свиданий с будущим мужем прошли в тянущейся, вязкой тишине, когда оба партнера были рады закончить пытку, вернувшись в свои миры и надеясь, что в следующий раз будет лучше. Лишь раз, в последнюю их встречу, Уайтлоу осмелилась попросить у Блэкторна нечто из ряда вон выходящее – поцелуй. Лучше бы не просила, честное слово. То ли у жениха было игривое настроение, то ли он всегда такой, но поцелуй явно относился к тяжелой артиллерии. Вот только Элизабет хотела отпрянуть в то самое мгновение, как язык парня проник в ее рот. Это было неожиданно… и мерзко. Все, о чем она могла думать в тот момент, это почему люди занимаются подобным, воспевают в книгах, фильмах. Слава Деве, все закончилось достаточно быстро, а Лиз мужественно сдержалась и не начала отплевываться и вытирать рот рукой. В итоге, впечатления от первого поцелуя у нее остались более чем неоднозначными, но даже тогда не думала об отмене свадьбы. Отчасти потому, что казалось странным отменить событие, которое запланировали еще 6 лет назад, а отчасти из-за родителей – они бы не позволили.
Однако, кажется, сейчас с четой Уайтлоу никто не советовался, иначе она бы уже шла к венцу под трогательную музыку.
- Я знаю, кто вы, - Элизабет подняла взгляд на вошедшего мужчину, перестав бормотать под нос о том, что еще могли означать слова матери, предположения были самые разные, кроме единственно верного. – Мы встречались с вами на званом ужине у Фердинанда пару лет назад, - она хотела встать, чтобы он не нависал над ней огромной скалой, но, кажется, Джонатану хватило такта присесть, немного сравняв их. Уайтлоу сделала глубокий вдох, прежде чем вслушаться в сказанное гостем.
Сказанное оказалось более чем странным, еще более, чем речь ее матушки.
- Мама сказала, что Элайджа не пришел, - Лиззи смотрит на Джона, чуть хмуря брови, словно он говорит какую-то несусветную чушь. В каком смысле – снял с себя обязательства, распрощался с семьей и покинул Англию? Как такое вообще возможно? Это же глупость несусветная. Они бы и так покинули Британию, если ему так уж не нравится здешний климат, погрел бы кости на юге Франции в медовом месяце. – Обо всем остальном мне не сообщили. Мне не сообщили, что ваш брат… бросил меня у алтаря, - последняя фраза вышла крайне удивленной. Еще бы, подобная драматичность свойственна сюжетам книг и фильмов, но уж никак не уважаемым аристократическим семьям Великобритании.
Она все еще переваривала эту мысль, относясь к ней с крайним скепсисом. Где-то там, на задворках сознания 80-летняя Элизабет не готова была расстаться со своим муженьком-ворчуном.
- За вас? – кажется, глаза, и так выпученные как у рыбы, готовы были выскользнуть и покатиться под стол. – Но это абсурд. Я даже не знаю, какой вы любите чай. И любите ли его вообще,- сейчас это казалось чрезвычайно важным, ведь как можно выйти за человека, с которым видишься 2 или 3 раз (ага, а не седьмой) и не знаешь, какой он предпочитает напиток (Элайджа вот любил кофе и мотоциклы, это она за 6 лет смогла узнать).
Рука Джонатана оказалась теплой и немного шершавой, как у человека, привыкшего работать руками. А еще она была огромной, практически поглотив ладошку Уайтлоу, ей даже показалось, что его пальцы больше ее головы.
- Но разве это не еще худший исход? – беспомощно, - брошенная у алтаря бедняжка Элизабет вышла замуж за младшего брата, сбежавшего от нее жениха. Все станут смеяться не только надо мной, но и над вами, - гул за дверью стал достаточно отчетливым, чтобы девушка обратила на него внимание, сильнее вжавшись в кресло. – И вы ошибаетесь, я здесь точно ничего не решаю, - едва различимым шепотом.
Лиззи ожидала, что в этот момент дверь распахнется, ворвутся родители, а в следующее мгновение она уже будет стоять у алтаря с Блэкторном (и кого волнует, что не тем). Но дверь осталась нетронутой. Неужели в храме Божьем наконец-то случилось чудо? Знала бы она, что с противоположной стороны чудом служила Эмили, отгоняющая родню. Может, с женихом ей и не повезло, зато подруга стоил десятка таких Элайдж.
- Это карликовый Синий дракон, - Лиззи забыла о своем горе, точнее позоре (на самом деле, она просто хотела домой, спрятаться в кровати с чашкой зеленого чая и книгой). Маленькое существо, точно такое же, как и на изображениях в энциклопедии, высунуло мордочку из кармана пиджака Джонатана. – Как вы… почему он здесь? Можно? – девушка хотела протянуть руку, но только сейчас поняла, что Блэкторн все еще держал ее. Лиз использовала свободную руку, осторожно погладив малыша по голове. Он тут же перебрался ей на палец, обхватив его, словно обезьянка.
- Зачем вам жениться на мне, Джонатан? Если, конечно, вы не были тайно влюблены в меня все эти годы, и на самом деле Элайджа сейчас связан где-то в подвале, - Элизабет попробовала пошутить, хотя подобному исходу не слишком бы удивилась. Раз уж ее жизнь станет темой бульварной прессы, почему бы не добавить еще больше драматизма.

0


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » Darraðarljóð » i know you're bleeding, but you'll be okay [19.08.2006]