"

CYRIL MACALISTER

"

GARRETH MACALISTER

"

HOLDEN ELPHINSTONE

HEXHELL: they all going to die;

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » in skamma » predatos far and near [10.05.2015]


predatos far and near [10.05.2015]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Ian McGráve&Abhainn Llewelyn
•  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •
uk, scotland - edinburgh; поздний вечер - ночь, район литовских доков, территория клана макгрэйв;

http://funkyimg.com/i/2fbpf.png    http://funkyimg.com/i/2fbrB.png    http://funkyimg.com/i/2fbq6.png

http://funkyimg.com/i/2fbkG.gif
http://funkyimg.com/i/2fbkF.gif

•  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •

http://funkyimg.com/i/29TZx.gifОдикие волки, особенно представляющие из себя юных барышень, редко в состоянии самостоятельно справиться с трудностями, особенно когда этими трудностями становится кучка одичалых оборотней, решивших повеселиться, избрав себе игрушку, на ночь глядя. Даже девам, выжившим в суровых аляскинских условиях [и не только тамошних], порой бывает очень, панически и до ужаса, страшно, и в такие постыдные моменты слабости мечтаешь заручиться поддержкой героя; и как удачно, что номер одного такого забит в телефоне; и ещё удачнее, когда этот самый герой - будущий муж.

Отредактировано Abhainn McGráve (2016-08-09 21:45:53)

+1

2

[NIC]Abhainn Llewelyn[/NIC]
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifНеприятное и назойливое чувство тревоги всё никак не могло утихомириться, заставляя раз за разом погружаться в тревожные мысли, тормоша словно гнездо осиное параноидальные мысли, зарывающиеся под подкорку, вытесняя спокойствие и здравомыслие. С момента прибытия на шотландскую землю прошло немного-немало, как двадцать семь дней, шесть часов и тридцать три минуты, потраченных с пользой на приобретение прежнего жилья достопочтенной родительницы, забывшей заплатить двухмесячную аренду и свалившей на курорт с очередным своим хахалем греть старые кости, оплату коммунальных долгов, пришлось распрощаться с частью карманных денег, скрупулезно откладываемых на чёрный день, пройти процедуру аттестации, стажировки и канцелярский ад, подписывая и перепроверяя трудовой договор, а позднее, вишенкой на этом жизненном торте в конечно итоге оно и стало, - приступить к работе своей мечты, присоединившись к судостроительной эдинбургской компании в качестве технического инженера, проходящего практику. Успев свести приятельство с несколькими сотрудниками - оборотнем и магом, входящих в штаб инженеров в качестве проектировщика и, соответственно, строителя, расхаживая за ними шаг в шаг по докам, цехам, отделам и прочим удивительным помещениям, расположенным в славном районе Лит, территория которого принадлежала одной из здешний стай. Этой стае следовало бы уделить куда больше внимания, чем тебе думалось, однако ты, зарываясь в волокиту бумажной работы, выстраивая целые пирамиды из учебной литературы, материалов отчётов, пергаментов с системой схем деталей, модулей и блоков, предпочитала не думать о самом главном и важном событии в жизни любой девушки [здесь маленький внутренний гоблин, сидящий и заправляющий всем парадом твоего естества, злобно и мерзко похрюкивал, даже чуть повизгивая, давясь смехом], и поэтому бралась за любую работу, позволяющую тебе задержаться в этом живописном, пропитанном историей и атмосферой безмятежности, подольше - допоздна, когда возвращаешься домой давно за полночь, если не сказать большего - под утро. Восходящее солнце, под гнётом которого невысокие домики, выстроенные ровным рядами, отбрасывали тени, ещё не проснувшееся и не набравшее мощи, не пекло, а над водной гладью простирался туман, окропляя росой весеннюю листву, - дуновение ветра, поющие на рассвете птицы, виды от которых за долгие годы пребывания на другом континенте забываешь, со временем они откладываются воспоминаниями на задворках сознания, но иногда всплывают яркими картинками из детства - сельского, деревенского, - когда поутру вы с сестрой выбегали во двор и дурачились, что есть мочи, пока силком не растаскивали по разные углы, заставляли умываться и завтракать, а вам лишь бы звонко хохотать и валяться в траве, а кому - забираться на вековое дерево, обращая свой взор к морю, вдыхая терпкий солёный воздух. Эдинбург напоминал о беззаботном детстве, одновременно восхищая и настораживая, за прожитые вдали от дома годы, ты научилась мыслить иначе, чем навязывали и воспитывали домочадцы, реальность оказалась куда суровее, и уж точно не такой сказочкой, как пытались навязывать взрослые, думающие что уберегут от любой беды. Когда твоими воспитанниками становятся три неотёсанных мужлана, отец и дяди, невольно вырастишь либо комнатным цветком, задушенным опекой и наставлениями, либо почти что бунтарём, обладателем бойкого, мальчишеского, нрава, где шило в жопе не даст спокойно и ровно сидеть на месте, какой бы умницей-разумницей по итогу не окажешься. Жизнь умеет бить по морде, и эта истина тебе прекрасно известна.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifНевольно начинаешь задумываться и о том, что тактика воспитания была выбрана в корне неверной и неправильной, учитывая весьма щепетильные обстоятельства твоего будущего - быть женой, и не поди кого, а фактического наследника, этакого волчьего монаршего отпрыска, Сайласа МакГрэйва - нынешнего лидера эдинбургского клана оборотней, где его младший брат, тот самый муж, является его приемником. Для такой роли нужна именно жена - благовоспитанная, кроткая, робкая, хоть мало-мальски во всех отношениях барышня приятная, не что ты - неотёсанный дикарь без царя в голове, любящий держать в страхе аляскинских медведей и дерущийся с волками по полнолуниям, ибо кровь берёт своё, инстинкты как никогда напряжены и обострены, и волчья суть не желает подчиняться, подавляться мощью собрата, оказывающее непосредственное влияние своим авторитетом - энергетикой, влиянием и внутренней силой, что держат в страхе всю стаю. Зверь в тебе остаётся зверем, куда бы он не отправился; и зверь привык к своему существованию - бытию одиночкой, и сейчас он ощущает себя загнанным, окружённым силой его превосходящей; эта сила есть только у стай, и она делает своих предводителей ещё более могущественными.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifНо страх, испытываемый кажется впервые в жизни, имеет совершенно иную природу, учащённый пульс и сбитое дыхание - следствие продолжительного бега, а воцарившая паника, стучащая в мозгу набатом, возникла по причине столкновения с несколькими, трое или четверо, рослыми представителями сильного пола, то есть - мужчинами, что являлись таковыми только отчасти, ибо истинная их природа - волчья. Проклятые одичалые выродки, приличнее слов и не подберёшь, и без того огрела их третьесортными, почти что самыми грязными и мерзкими, так выражаются лишь портовые шлюхи и пьяные матросы, нецензурными выражениями, оскорбительными оказавшимися даже для такого сброда, как эти товарищи. Унося свой зад куда подальше, скрываясь меж переулков, в уме вспоминания всех самых отъявленных маньяков и преступников последних трёх столетий, ты, одновременно готовясь засмеяться и заплакать, испытывала голодное животное чувство - этакий инстинкт самосохранения,  что урчал загробным гортанным рыком, от которого дрожь по всему исходила телу, заставляя колени предательски дрожать, а живот болеть. Даже не являя собой топографического кретина, ты плохо ориентировалась на местности - в городе, толком тобой неизученном, особенно ночью, когда заданный маршрут от доков до дома был известен настолько хорошо, что дошла бы и с закрытыми глазами, но вот у страха глаза велики, и товарищи, чьё чувство собственной важности было не только задето и унижено, оно определённо и явно чесалось, но уже не в том месте, где положено, а чуток пониже, - воспитанные барышни вслух своих анатомических замечаний не высказывают, - гнали и загоняли в угол, в засаду - в тупик, как жертвенного агнца. Боже, даже большой и страшный серый волк может в итоге оказаться трепетной нежной ланью, чьими потрохами другие большие и страшные серые волки не прочь отужинать. Выуживая телефонный аппарат, сейчас ты раз сто прокляла сенсорные экраны и установленные пароли, выскальзывающий из потных ладоней, пальцы с большой неохотой набирали необходимые символы, открывали скудный список контактов и нажимали простое обозначение вызываемого абонента - «дьявол его побери», сопя ему что-то неясное, сбивчивое и определённо плаксивое, жалостливое ещё такое, шмыгая носом и задыхаясь от нехватки кислорода в лёгких, резко в процессе с петель срывая калитку, ныряя в дыру забора, отрывая часть рукава кофты, но всё же втискиваясь и на всех порах несясь к докам, забираясь по бакам-ящикам-что-было-под-ногами, влезая в проём, слыша спешные за собой шаги - преследование продолжалось [криминальная хроника и то меньше в детстве пугала], а тебе удалось протиснуться в коридоры нижних ярусов одного из цехов.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifВ голове - звенящая пустота и на повторе тональности собственного голоса, почти что до истерики сорвавшегося, но всё же шепчущего [конспирация же, право слово] - помоги, спаси; помоги, спаси; пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста.

Отредактировано Abhainn McGráve (2016-08-14 11:40:56)

+1

3

http://funkyimg.com/i/2fcxe.png— Использовать след из хлебных крошек, Гензель, было бы куда разумнее, — спокойный голос Иена МакГрэйва вплетается в деланную тишину, что нарушается лишь нервным, сбивающимся дыханием Эйн Ллеуэлин, перекрывающим даже бешеный стук ее сердца о грудную клетку, да позвякиванием конвейерных цепей, натянутых под самым потолком, давно покрытых толстым слоем пыли и ржавчины, что оставалась на руках грязно-багряными разводами, стоило лишь дотронуться, ну или - вцепиться в нее, чем, кстати, и занималась ирландка, балансируя на самом верху, заставляя его запрокидывать голову и щуриться, разглядывая притихшую фигуру; после чего демонстрирует зажатый в ладони лоскут, что еще совсем недавно был частью одежды, а сейчас - кусок ткани, что вряд ли возможно пришить на прежнее место, залатав прореху; лоскут, выдающий свою былую владелицу с головой, - имея его, сняв с обломанной доски, образовывавшей несанкционированный проход в одном из заборов, что расчерчивали район доков, деля на сектора, помеченные цифрами, нанесенными красной краской, словно в детской игре: А6 - ранил, Б6 - убил, след было взять куда проще, втянув запах, позволив ему пройти через нос, оседая в легких, - вдох, другой, третий, и слепок Эйн Ллеуэлин остается в его памяти, в его организме, что теперь улавливает его, видит, словно четкие следы, что стряхивает ветер, а смыть потом сможет только привычный эдинбургский ливень, особо буянящий в порту, захлестывая волнорезы с головой. — Неужели в детстве в прятки не играла? — Тон шотландец не повышает, - голос остается тихим, вкрадчивым, размеренным, уходящим вверх и доносимым до ушей девчонки, что, кажется, старается сделаться незаметной; увы, старания сии, оборотень оценить не может: за маскировку и умение прятаться на местности, мелкая получает два из десяти: накидывает пару баллов просто за то, что еще жива.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngИену МакГрэйву, выросшему в доках, среди грузовых контейнеров, спускаемых на воду судов, ржавых лодок, где весла жалобно скрипели в уключинах, когда местный рыбак, оттолкнувшись ногой от причала, делал первые гребки, выводя посудину в открытые воды залива, что там, через несколько километров, становится морем, кажется, - может пройти от начала до конца с закрытыми глазами, не споткнувшись ни единого раза, не запнувшись, не касаясь, даже плечом, бесконечных баков, временных построек, сеток заборов: даже став слепым, здесь бы остался зрячим, но, увы, у Эйн Ллеуэлинн нет сего навыка, ей не выбраться из хитросплетений переулков и щелей между зданий, что пахнут солью и крысами, и иногда - плохо смытой кровью и сталью: нож под ребра, любимое матросское игрище, запатентовано с хуй знает какого года, действует безотказно, если срочно потребовались деньги, или несогласная женщина, или кто-то выблевал свое пиво на чужие почти чистые любимые джинсы. Лит, восемьсот лет сохранявший самостоятельность, даже принятый под крыло Эдинбурга девяносто пять лет назад, так и остался его отдельной частью, отдельным городом, не смог прижиться, - началось отторжение, что латали городские власти, в надежде не допустить дальнейшее распространение сепсиса, что сейчас грозил потечь гноем, затопив улицы, подобно одичалым, что начали прибывать в город последние месяцы, обосновываясь в западной его части, стараясь держаться дальше от портовых территорий, но - и он, и Сайлас прекрасно понимали, что долго это не продержится: пока Шеанн МакТавиш усмирял клан, что никогда не подчинится ему полностью, отстаивая свое место в совете и держа шавок на поводке, дабы не провоцировать северных соседей и не вести войну на два фронта, но, полгода, год, два - и этого станет мало, мать его, недостаточно, и выльется в открытые столкновения между волками, охраняющими свои земли, подобно самым ублюдочным шавкам, коим приказали - сторожи, охраняй, нападай на того, кто вторгся без предупреждения, - не сильно они от них отличаются, пускай и зовут себя потомками Фенрира, хозяин - голос в голове, звериный инстинкт, основа которого - защита территории, семьи, стаи; и никто не станет вмешиваться: закон суров, но это закон, ни Совет Пяти, ни Стражи не почешут свои блядские ангельские задницы, чтобы предотвратить кровопролитие: в разборки между кланами, стаями, ковенами они не лезли. Придут по утру, посмотрят на лежащие в ряд трупы, да напомнят, чтоб не забыли похоронить и смыть кровь с мостовых и стен домов, дабы смертные проходили мимо, не замечая того, что происходит у них под носом, разве что удивляясь, что у могильщиков нынче многовато работы, да квартир свободных в городе стало куда больше: столкновение между оборотнями всегда заканчиваются плачевно, - не зря в геном вписано вцепляться в горло и держать, сжимая зубы, пока противник не издохнет.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngИен МакГрэйв чувствует злость, но усмиряет ее, как распоясавшуюся псину, крепче сжимая поводок, накручивая его на руку, натягивая практически до упора, заставляя сесть у своих ног; усмиряет, как любые другие эмоции, оставляя на поверхности лишь дружелюбный сарказм и спокойствие, что на вид было просто невозможно поколебать, - выращенный, как будущий глава клана, впитавший это с самого детства, оборотень знает, что единственное, за чем может идти и чему следовать - разум; а сердце - просто мышца, перекачивающая кровь, от которой нет никакого толка и смысла, за исключением проблем: поэтому никогда оно у него не болит, не тянет, не подает никаких других признаков жизни, кроме размеренного перекачивания крови из предсердий в желудочки и обратно, и еще немного - в Тэвиш МакГрэйв, что двадцать шесть лет растет с ним бок о бок, забирая себе ровно половину, напоминая искаженное отражение в зеркале: те же темные волосы, внимательные зеленые глаза, - еще лет десять назад была одного с ним роста, пока не вытянулся, обогнав ее на десяток сантиметров. У Тэвиш МакГрэйв нет проблем с собственным сердцем, а у Иена МакГрэйва его, похоже, просто нет: забыли доложить в комплект, а отзывать выпущенную модель было поздно. Упс.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngПришлые оборотни не имели никаких прав находиться на его территории, оставлять на его земле свои следы, но, разобраться с Эйн Ллеуэлинн было делом первоначальным, разбудившим его посреди ночи визгливой трелью мобильного телефона, высветившего незнакомый номер, но, - занесенный в записную книжку с месяц назад: простая формальность для нового сотрудника, чьим устройством занимались месяц назад; простая формальность, - занести в записную книжку жену полным именем, - все официально, сухие буквы и цифры, за которыми не стояло ничего, кроме давно данного обещания: не он давал его, но он выполнит: от отца к сыну, потому что сын - в ответе, как бы не пытались стереть это, разорвав связующую цепь, снимающую все обязательства, пускай и терзала несколько минут мысль перекинуть это счастье Леоду, или припомнить среднему из МакТавишей, чье отсутствие больше походило на занозу в лапе или бельмо на глазу [Кайтан, дьявол бы тебя побрал, куда ты, блядь, запропастился, говнюк мохнатый], старый должок, мол: не хочешь потянуть за меня семейную лямку, братюнь? Иен МакГрэйв не способен снять ответственность со своих плеч, идти налегке, - вот и стоит сейчас посреди заброшенного цеха; — слезай давай, пока нас не навестили твои новые друзья.

Отредактировано Ian McGráve (2016-08-12 05:10:11)

+1

4

[NIC]Abhainn Llewelyn[/NIC]
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifСбивчивое и неровное дыхание, не дающее сосредоточиться на чём-то конкретном и определённом, нервным комком застряло в горле, чувствовалась резкая боль, удушье и головокружение, перед глазами плыло абсолютно всё, гонимая собственным страхом, одолевшим ужасом, подгоняющим пульсирование адреналина в крови, ты смогла взобраться на самое высокое место - на контейнеры, подвешенные к потолку прочными тросами и висящие над пустой поверхностью пола; с этой высоты можно было по-настоящему оценить масштабы литовских цехов, узреть мелкие трещины в стенах, на стыках с основанием, залитым бетоном. Гонимая преследователями, ты намеревалась любыми способами и средствами сбить их со своего следа, и первое, что встретилось тебе на пути - ящик с потрохами рыбы, в чью гущу ты и опустила руку, мгновенно пропитавшуюся жиром, что сейчас высох и засох на коже, всё ещё источая зловонный гнилой смрад, интересно кто додумался оставить его в неприкрытом, а главное не убранном в предназначенный для хранения морских продуктов морозильных цех, виде? Сейчас, прячась на самом верху, поджав под себя ноги и уперев подбородок в колени, зарываясь в собственные растрёпанные волосы, пытаясь успокоиться и прийти в себя, вернуть потерянную на мгновение ясность ума, а также забившееся в смятении спокойствие, ты погружалась в самые потаённые мысли, думы давно терзающие твоё сознание.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifПравильно ли всё это? Удручённая комплексом матери, а точнее своей с ней схожести, ты периодически думала, что однажды в твоей голове что-то да щёлкнет, заставит оставить мужа, по причине весьма сомнительной, и собственных детей, потому что в гонг ударила неладная обезьянка, и никакого чувства вины, стыда или элементарной горечи сожаления ты не почувствуешь. Периодически тебя это грызло, словно изголодавшаяся по кости собака, обгладывающая её с жадностью, когда обгладывать и вовсе нечего было, - не единого намёка на мясцо, так и твой мозг подвергался атакам и нападениям, а вечные сравнения, в особенности - внешнее, окончательно выбивали почву из-под ног. Внутри что-то ломалось и крошилось, а ты лишь пыталась собрать всё воедино, прекратив себя изводить. Выйдет ли из тебя жена? Сможешь ли ты прижиться, сможешь ли пускай и не оправдывая возможных ожиданий стать достойной? Уже сейчас справлялась с задачей из рук вон плохо: всё ещё ощущала необузданную и не усмирённую дикость внутри, что всё никак не могла привыкнуть к своей новой роли - стать частью группы, приобщиться к обществу, ужиться в нём и не ударить в грязь лицом, справится с поставленной задачей, в взваленной ответственности. Да, ты была готова взять на себя предписанный долг, назначенный родительским выбором, и даже раньше, в юности, прельщал статус, сделанный в пользу тебя выбор, этим можно было бы гордиться, можно было бы стараться стать лучше, но в итоге натура и природа взяли своё, повели за собой и зародили те черты характера, что сейчас доминировали, выказывая даже если и послушание, уважение и почёт к старшим, оставляя тебя благовоспитанной и разумной девушкой, то между тем лишали умения жить среди тебе подобных. Ты стала дикой, этакой степной и свободолюбивой волчицей, но ещё не перешедшей в стадию полной одичалости, но сколько такая продлиться блажь? Мать тоже подавала надежды, но не справилась - сорвалась, и всё бросила, оставив позади и прошлую жизнь, и своего мужа, и дочь.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifИ вот, пришедший на помощь герой, уж точно этого не заслуживает.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifТы опускаешь взгляд и молча на него смотришь, не в состоянии выдавить из себя колкость, лишь только подавляешь в себе жалостливое «я не могу сдвинуться с места, поэтому не могу спуститься, мне слишком страшно», - это было бы так тупо, так низко. Завтра тебе непременно будет стыдно как за всю ситуацию, так и за неловкое положение, в которое поставлен был Иен МакГрэйв. Поднявшись на ноги, при этом не теряя равновесия и не давая контейнеру возможности пошатнутся или издать продолговатый скрежет, выдающий с потрохами, таки годы практики берут своё - натренированная, вымеренная точность и умение сохранять баланс в любом положении, на любой плоскости позволяли тебя управлять своим телом и движениями с лёгкостью, ты к краю подталкиваешь рюкзак, вытащив предварительно хрупкий объект - телефон, и, взглядом встречаясь с оборотнем, тихо произносишь:  — лови, - в надежде, что прицепленный тубус не заедет ему по морде, ведь этот мешок - твоё сокровище, там собрана целая жизнь - ключи от квартиры, четыре штуки - парадная дверь, почтовый ящик, нижний и верхний замок, свёрнутые схемы и чертежи, конспекты записей, парочка тетрадей, любимый пенал, брелок с осьминогом, ты их особо нежно любила, и различные мелочи, предназначенные для работы, - когда предмет ручной клади оказался в безопасности, ты шагнула вниз, ухватившись за трос, - благо тебя, в отличие от сумки, не нужно было ловить. Впрочем, вопрос оставался открытым: каким образом ты туда всё же забралась? Свинтив по шкентелю, бесшумно приземляясь на соседний, приближённый к полу, контейнер, ты оказалась подле своего будущего супруга, смотря на него сверху вниз, преимущество нахождения на высоком объекте, таки разница в возрасте и по параметрам была колоссальной [иногда она даже приводила тебя в восторг, но ты упрямо давила это чувство], и тень усмешки упала на твои губы. — Я плохо ориентируюсь на закрытой местности, - куда там открытый мир, несравнимое и неописуемое ощущение, когда можно было зарыться в чью-нибудь нору, выжидая удобного случая для атаки, и в любом месте, даже в самом пустынном, можно было спрятаться, а тут - бегай, прячась, паникуй, не зная куда и как свернуть, чтобы прямиком не выйти на своих преследователей. Он может посмеяться над твоей глупостью, топографический кретинизм нынче распространенная форма болезни, но ты и не обидишься, сама виновата.

Отредактировано Abhainn McGráve (2016-08-14 11:41:06)

+1

5

http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngРюкзак, что ловит на лету, оборотень единым движением закидывает за спину, пускай лямки, отрегулированные под чужое плечо, что было ощутимо меньше его собственного, - даже с учетом плотной объемной кофты, вцепляются в кожу, словно руки, что требовательно просят выпрямить спину, перестав сутулиться, став на голову выше остальных членов разношерстного семейства, что больше напоминали приблудных дворовых собак, сбившихся в стаю, чью породу невозможно было определить: слишком много кровей намешано, протянув нити родового дерева через несколько стран и почти целый континент, пускай и называет себя, обозначая принадлежность к стране, народу, мировоззрению - шотландцем, копни глубже - и тут же смоется, ни оставив и следа; стирай слова, слой за слоем, и не останется в итоге ничего, за что можно зацепиться, никаких опознавательных знаков. — Ничего, научишься, — жить здесь Эйн Ллеуэлинн предстояло долго, по правде говоря - всю свою дальнейшую жизнь, которой хватит на изучение всех местных закоулков, пока их карта не осядет в голове знанием нерушимым, вбитым в подкорку, словно всегда там было: захочет заблудиться - не сможет. Протягивает руки, подхватывая ирландку подмышками, осторожно и бесшумно спуская на землю, пока подошва кед не увязла вы пыли, глушащей все звуки, не давая им ни единого шанса на то, чтобы вырваться, выдав их местоположение ночным гостям, коих стоило, со всей любезностью, конечно же, выпроводить вон, оставив на память несколько целых костей; а может и без них, - зависело от того, сколь добрыми были бы их намерения, и столь благодарны они были хозяевам; в любом случае, Иену МакГрэйву с детства говорили, что нужно быть радушным и гостеприимным, а грешно не следовать родовым заветам. Вот только заниматься сим славным делом явно стоило, не имея за своей спиной Эйн Ллеуэлинн, дабы не оглядываться на нее раз за разом, убеждаясь в том, что находится волчица еще на этом свете, а не отправлена на разнос к праотцам, что, поговаривают, не шибко жалуют новоприбывших: в Эдинбургском филиале ада и так было тесновато, чтоб привечать свежих почивших, - еще место в котле им освобождай, вилы свободные ищи - морока одна, никакого удовольствия; впрочем, он предполагает, а высшие силы, отличающиеся, надо сказать, достаточно мерзким чувством юмора, - располагают, дергая за нужные им нити, посему, даже выстроив в голове четкий план, дабы довести будущую жену до дома, а затем вернуться и решить оставшиеся проблемы, оборотень оставляет место для запасных вариантов отхода, дабы не пришлось придумывать их в спешке, хватаясь за то, что дают: чутье подсказывало, что ничего хорошего из этого не выйдет.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngШотландец знал, что нужно делать, - привыкший за годы выслеживать одичалых, волков, преступивших законы и богов, и людей, и негласные правила звериных стай, просто переносил действие с лесов и заброшенных деревень, куда подобные им забивались, в поисках логова, в темные городские переулки, - и не было в этом особого отличия: охота остается охотой, в какие рамки ее не загони, кого не объяви добычей. Вскользь ощупывает Эйн, проверяя, нет ли ушибов или травм, что не чувствуются в горячке бега, но, - радостно всплывают, стоит только объявить перерыв, разом обрушивая на усталое тело боль от треснувших ребер, растекающихся гематом, вывернутых конечностей; убедившись, что мелкий оборотень цел и вполне способен стоять на своих двоих, немного расслабляется, чувствуя что-то, похожее на мимолетное облегчение, - как бы не относился он к грядущим событиям, и что бы о них не думал, скрывая все за вежливым согласием, - ни боли, ни, тем более, безвременной кончины ирландке он не желал: волчий инстинкт не позволяет желать вреда будущему члену клана, да и сам мужчина подобным не страдает, не расчленяя в голове детей и котят, даже когда очень зол. Хотя ладно, когда зол - детей - может быть. Совсем немного.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.png— Если вдруг случится что-то непредвиденное, уходи на запад, — рукой указывает направление, а затем, прихватив стальной прут, быстро расчерчивает пыль под ногами, рисуя смутное подобие карты, отмечая на ней самый короткий и безопасный маршрут до дома, — идти здесь минут пятнадцать, старайся держаться освещенных улиц; доберешься до этого дома, — ставит жирную точку, отмечая указанное место, — ключи под порогом; длинный от верхнего замка, короткий от нижнего. И даже не думай маячить у меня за спиной, — выходит грубее, чем хочется, но оборотень предпочитает сразу говорить то, что считает, не растрачиваясь на намеки и завуалированные фразы, скрывающие истинный смысл; Иен МакГрэйв ненавидит подобное, не уважает, считая издевательством над здравым смыслом. — Уходим, — твердо подхватывает Эйн под руку, подталкивая ко второму выходу, краем уха улавливает нарастающий шум жадных голосов, в которых мало человеческого,  больше - псиного, бешеного; таких не лечат - пристреливают.

Отредактировано Ian McGráve (2016-08-14 05:06:01)

+1

6

[NIC]Abhainn Llewelyn[/NIC]
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifЭйн Ллеуэлин - сто шестьдесят пять сантиметров роста, около сорока килограмм веса, рыжеволосая барышня с бледной кожей, не особо покрытой веснушками, - пронесло хотя бы здесь стандартная ирландская внешность отошла от привычного клише, - всегда отличалась зловредным, драчливым и заносчивым нравом, пускай и не слыла открытой зазнайкой, всё же легко наживала себе недругов среди соседских мальчишек, не терпящих такого надменного к себе отношения. Нынешняя ты мало отличалась от себя прежней, быть может чуть-чуть, жизнь научила быть бдительной, рассудительной, здравомыслящей и терпимой, над последним пунктом следовало конечно поработать - потрудиться, но ты уже была на шаг к успеху, стараясь сдерживать свою дикость, применяя дрессировку на практике в отношении себя. Самодисциплина становилась твоей сильной стороной.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifПодхваченная сильными мужскими руками с лёгкостью и повисшая в некой невесомости на долю секунды, ощутив при этой какой-то детский трепетный восторг, ты была благополучно поставлена на ноги и ощупана, последнее впрочем вызвало некую волну негодования, левая бровь вопросительно вздёрнулась наверх, изогнувшись, но всё же сама ты решила оставить данный факт без комментариев, лишь послушно кивала головой, понимая что сей жест не имел под собой ничего важного. По крайней мере наивно в это хотелось верить, пускай первая волна возмущения была сменена чем-то сомнительным, схожим со стеснительностью, что и вовсе не была тебе присуща. А быть может всё же ты ошибаешься на собственный счёт?
http://funkyimg.com/i/29TZx.gif— Поняла, но.., - проглотив возмущение и плотно сжав губы, ты не стала перечить, но это звучало по-особенному резко и обидно, особенно его последнее замечание, как-то неприятно осевшее под подкоркой, интересно так ли себя чувствовала, немного унижено стоит отметить, горячо любимая Кэмэрин, когда ты посыла её «беги без оглядки, не останавливайся и не оборачивайся, чтобы ни случилось», словно определяя: я - лучше, потому что волк, потому что раны быстрее заживают, потому что убить не так-то уж и легко, а ты всего лишь человек, не способный за себя постоять и будешь лишь обузой, потому что заставишь о себе лишний раз волноваться, отчего в итоге пострадаем мы обе. Пускай никогда в таком ключе ты и не думала, но капля вины, сожаления и стыда в душе засели, когда ты недовольной, но всё же сдержанный, взгляд перевела на него. Интересно, какая ты в его глазах? Сто шестьдесят пять сантиметров ванильной глупости, этакой трусливый ребёнок, переполненный наивностью и идиотским представлением о мире, где всё розово и яркие блестящие пони скачут навстречу рассвету, простирая радужный путь. Как ни крути, но вы были в абсолютно равных условиях и положениях: ни ты, ни он ничего толкового не знали друг о друге, поэтому сделанное представление могло быть ошибочным; с одной стороны всё это казалось дико печальным и удручающим, с другой - вселяло некую надежду на то, что когда-нибудь наступит примирение как для тебя, так и для него. И отнюдь не в вопросе долга, чести и обязательств, что каждый из вас должен и вынужден был исполнить, — не следовало называть их «fraendseroir»[1], - как предполагалась «чистая» ирландская кровь, бегущая по твоим венам, всё же была разбавлена двадцатью пятью процентами исландской дезоксирибонуклеиновой кислоты, — они, видимо, поняли, что я имела в виду, - прискорбно, но что же уже поделаешь, усмешка на твоих губах стала шире, мозг вывел памятный образ: вытянутые лица, чуть открывшиеся пасти и остолбеневший вид, когда ты так резко в их адрес выплюнула оскорбление, когда один из попытался схватиться за твои волосы, но потерял бдительность, оторопевший, спасибо ему за это - удалось сбежать и спрятаться.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifРезкая хватка заставила тебя сдвинуться с мёртвой точки, ты и не сопротивлялась, отчего последовала сразу же, как Иен МакГрэйв сорвался с места и направился ко второму выходу, прежде тобой не особо примеченному, упираясь свободным локтем его в бок, или докуда он там ему доставал, ты прислушалась и на мгновение опешила, замедлив шаг. — Они ведь могут поджечь это место, да? - вздымаешь голову, чтобы лишь узреть мощный подбородок будущего мужа, ты в лёгкие подольше набрала воздуха, принюхиваясь - запах гари был тебе знакомом уж очень хорошо, как горят различные химикаты, начиная от серы и образованных от неё воспламеняющихся кислот и заканчивая природными маслянистыми жидкостями, как например нефть. Паника, теперь выраженная в чувстве вине и чрезмерно подогреваемая ответственностью за происходящее, усилилась, как и собственный усилился пульс, подающий в мозг те импульсы, что заставляли тело двигаться неосознанно, а точнее - прижаться к Иену МакГрэйву прежде, чем тебя вытолкнут наружу.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------
fraendseroir [1][исландский] - «сосун у мужиков», в англоязычной форме звучащее, как «uncle-sucker».

Отредактировано Abhainn McGráve (2016-08-14 14:12:47)

+1

7

http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngИену МакГрэйву, вероятно, стоило бы заметить, даже не скрывая усталого ехидства в голосе, красящей его в недобрые, насмешливые тона, что разумнее всего для Эйн Ллеуэлин было не только смолчать, вовремя прикрыв свой излишне говорливый рот, что, судя по всему, был способен выдавать потоки колких гадостей со скоростью, пускай и не близкой к скорости света, однако достаточной для того, чтобы собеседник увяз в словесном нагромождении по самые уши, без особой возможности выбраться, не извалявшись в дерьме, но и обойти группу одичалых за километр, сводя возможность встречи с ними к нулю, что, кстати, было не так и сложно: воняло от них за десяток метров, - псиной, яростью и грязью. Однако, это превратилось бы в пустое сотрясание воздуха, что и без того наполнен пылью, а скоро - пропитается еще и запахом гари, что почти невозможно с себя смыть - впивается, вцепляется в одежду, кожу, волосы, словно норовя влиться в структуру, стать твоей частью, - гони не гони ее прочь; а пустых слов оборотень не любит, как и напрасных сожалений, в коем видит бесполезнейшее из занятий, что не имеет ничего общего с реальностью, коя нынче и без того не слишком торопиться преподнести хоть один подарок, от которого не хочется отказаться сразу, вернув отправителю, забыв поблагодарить; Иен МакГрэйв прост, как монета в один фунт, с вычеканенной на ней профилем королевы Елизаветы: делай что можешь, или сдохни. И никаких лишних сантиментов, - они от оборотня отлетают, как черти от ладана, не имея ни малейшего шанса прижиться при песьем сыне, оставив ему эмоциональный диапазон трухлявого пня, с функциями различать «холодно», «горячо», «боль», «страх», «бля, кишки вывалились», «вот дерьмо, голень сломана», «сука, зачем я вчера с МакТавишем бухал»: для сносного существования этого вполне хватало, а все остальное можно было смело смести подпол, да там и оставить, - прямо, гимн неприкаянности.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngИену МакГрэйву нравится.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngПохоже на то, словно кто-то колотит снизу, просясь на волю.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngПожалуй, из него вышел бы неплохой маньяк.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngНе выйдет с семейной жизнью, - туда и поддастся.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngА пока, молча обнимает за плечи прижавшуюся к нему Эйн Ллеуэлин свободной рукой, чувствуя, как ее нос утыкается ему куда-то под левую ключицу, стараясь отрешиться от чужого, пришлого, биения сердца под самым боком, что неровен час может принять за свое, спутать, не заметив разницы; втягивает в легкие воздух, что перестает, подобно дворняге, притаскивать в зубах привычные запахи доков: сырость, соль, свежей рыбы, работающих моторов, - их вытесняет гарь, исходящая от огня, что опоясывает стены здания, сжимая его в кольцо, отрезая пути к отступлению и явно намереваясь обернуться саваном и местом погребения в одном флаконе: к утру откопают, что останется от остова тел: тлеющие кости и остатки одежды, - даже Фенрировы внуки не бессмертны, хотя и очень живучи: и иногда это играет только им во вред. Вот только увы, заиметь себе памятник с надписью о безвременной кончине не числится у Иена МакГрэйва в ближайших делах, равно как и становление вдовцом, так и не проспонсиовав смену фамилии в ирландском паспорте, посему ни страха, ни паники оборотень не ощущает, - одну лишь злость, что держал-держал на привязи, словно сторожевого пса, но - натянулась цепь, ошейник впился в глотку, раздирая ее шипами, крепление вылетело из пазов, - и в глазах шотландца все меньше человека и больше волка, - светлеют, начиная нехорошо, недобро светится, подобно первому факелу, что подносят к вороху соломы у столба, на котором собираются устроить показательное сожжение; и зверь, обычно спокойный, привстает на задние лапы, рисуя на морде оскал, пока клыки не начинают зудеть от желания впиться в плоть, пропороть ее, выпуская кровь, чтоб стекала вниз по улице, мешалась с грязью, пока не достигнет сточной канавы. — Шавки, — сплевывает-сцеживает, позволяя ярости запечься у губ, - проклятые песьи дети, от коих воротит даже соплеменников, пропитанные безумием, растерявшие всякое подобие разума и здравого смысла, позор всего рода, гниль, у которой одна функция - быть уничтоженной, но не заслужившей даже похорон, и тем более - отпевания: сжечь, как мусор. Вот и весь сказ.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.png— Так, — полуприседает перед ирландкой, крепко сжимая ладонями ее плечи, отвлекая от шума за стенами здания, что мешает в себе потрескивание огня, гогот и ерничание, и привлекая внимание к себе, параллельно обдумывая ситуацию и выстраивая возможные действия, где каждое последующее кажется ему хуже предыдущего; тащить ее за собой в огонь, в неизвестность было чистым безумием, оставить здесь - форменным сумасшествием, - на момент мелькает мысль поискать ручку тяжелого люка, что ведет в подвальное помещение, надежно огораживая его от основного зала, где можно было закрыть, спрятать ирландку, и тогда, даже если бы ему выпустили кишки, а здание - рухнуло, оставив после себя лишь кучу горелых стройматериалов, ей бы удалось выжить; но знает, что не сможет сразу его найти и открыть, - уйдет слишком много драгоценного времени, к тому же, сильно сомневается, что его так и не случившаяся супруга сможет просидеть там тихо и мирно, скорее - умудрится сцепиться даже с местными крысами, а их оборотню было жаль, - чай, не чужие. Смотрит на подрагивающие губы Эйн Ллеуэлин и думает, что надо бы сказать хоть что-нибудь обнадеживающее, успокаивающее, вот только нет в волчьей голове ничего даже близко похожего, разве что, - парочка похабных анекдотов завалялось, но вряд ли стоит их пересказывать, - в конечном итоге, если они выживут, священник, лепрекон и ирландец всегда успеют зайти в паб; — держи, — стаскивает с плеч сначала рюкзак, а затем и плотную кожаную куртку, что и набрасывает на плечи рыжеволосой, — защитит от искр, и, если возникнет необходимость, - от открытого огня, выиграв несколько секунд; не трать их зря, — после чего отстраняется, оглядывая помещение, пытаясь найти что-нибудь, чем можно перебить пламя, бушующее у двери, но - груда хлама остается всего лишь грудой хлама, и все, что еще играет на стороне Иена МакГрэйва, так это то, что твари за порогом ждут испуганного щенка, а не злющего, как Фенрир, будущего альфу. Получите, распишитесь; он сегодня на редкость щедрый. — Не теряй времени, как только они отвлекутся - беги. — Осматривает дверь, подмечая слабые места, морщится, понимая, что та уже накаляется, и, еще немного и открыть ее станет весьма проблематично, и это не считая дыма, что стан медленно наполнять помещение, пока еще клубясь у ног, но даже там - забирая свободный кислород: дышать в скором времени станет нечем, а глаза начнут слезиться от едкой рези. Блядь. Отходит на достаточное расстояние, поводя плечами, разминая мышцы на спине, зная, что им сейчас, как, впрочем, и всему тему, придется ой как не сладко: мгновенные трансформации - то еще дерьмо; втягивает дымный воздух, щерится, и - разбегается, направляясь в сторону двери, отталкиваясь от земли человеком, вот только лапы, что толкают дверь, срывая ее с петель, заставляя упасть на огонь, подобно кривому мосту, принадлежат крупному черному Зверю, что не церемонится и не ждет, - просто вцепляется клыками в глотку первого одичалого, стоящего ближе всех ко входу.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngМакТавиш, говнюк, вернешься в Эдинбург, будешь отстраивать этот сарай заново.

+1

8

[NIC]Abhainn Llewelyn[/NIC]
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifО бытие одичалых мало что было тебе известно, - каковы их привычки и повадки, чем они питаются, какое зловонный распространяют смрад, - за годы жизни на Аляске не посчастливилось встретить ни одного из представителей этого низшего звена волчьей эволюции, и оставалось лишь вспоминать поучительные истории дяди, что сидел за старым дубовым столом в преддверие полнолуния и рассказывал о бравом прошлом, когда он ещё молодой и самоуверенный повстречал нескольких одичалых, и еле выбрался из передряги целым и невредимым, не подоспей на выручку его собратья - остались бы от нынешнего глава бангорского клана оборотней только лапы и хвост. Общение с простыми смертными сводилось к минимуму, первое время, возвращаясь к университет для сдачи зачётов и экзаменов, толпа настораживала и удручала, вселяла сомнения и некие намёки на панику, - шум, гам и иные сторонние звуки держали в напряжении, а встречи то с оборотнями, то с другими представителями мистического общества никогда не оказывалось для тебя приятное - любые попытки завести знакомство всегда тобой пресекались, всё что радовало в те периоды - возвращение домой, на Аляску, где в скрипучей, продуваемой сквозняками, лачуге дожидалась драгоценная и любимая Кэмэрин, - единственная живая душа, которую по-настоящему можно было любить. И ты любила, испытывая трепетную привязанность и щенячью преданность, что теплилась внутри, желая быть ближе к объекту обожания - урчащее чувство окутывалось радостью и нежностью, то что по отношению к кому-либо другому не испытывалось. Испытывая эти эмоциональных вихри, ты понимала, что о большем и мечтать не нужно, именно по этой причине никогда не стремилась к большему - иному, когда как этого, позднее выяснится, будет недостаточно.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifДелая глубокий вдох, вбирая волчий запах - мужской и такой близкий, что уже точно не выдворишь из подкорки, осядет на лёгких и не позволит забыть - выведет по следу при любых обстоятельствах, не даст сбиться с курса, всегда приведёт к тому, о ком даже и не думаешь - бессознательно, инстинктивно - связь определённо установится, и станется самым главным в будущем - не утратить её, как рисовалось в воображении всякий раз, когда ты задумывалась о такой возможности; к слову сказать - пугающей. Минутная слабость в конце концов рассеивается, здравость и трезвость ума возвращают свою былую мощь, подавляя панику и растерянность, что врасплох застали тебя, всё ещё прижимающуюся к мужскому телу, но уже отстраняя голову от груди, запрокидывая голову чуть наверх, вздымая подбородок и с интересом рассматривая будущего супруга, - будет печально не только ожидания не оправдать, но и не дожить до судьбоносного дня, когда на одной из паспортных страниц окажется печать [ей-Фенрир, они бы ещё клеймили, как пригожий скот], вот потеха была бы, посмешищем посмертно станешь для всех волчьих родственников. Наконец отстранившись целиком и полностью, выползая из импровизированных объятий, впрочем с комплекцией и ростом это совершить можно было без особо труда, - ты прислушалась к шуму, сердце вновь забилось дико, как при безумной погоде от голодных озлобленных зверей, и ощутила подобие спокойствия, когда сильные ладони сжали плечи, отвлекая от посторонних, - вандалы, мародёры и не заслуживающие прощения и жизни ублюдки; за последние минут двадцать ты уже успела неоднократно их проклясть, - и привлекая к себе внимание, и, переведя взгляд на Иена МакГрэйв, не планируя ему перечить, ты прислушалась ко всему его наставлениям, помня простые правила поведения: первое - он взрослее, а значит опытнее и вероятнее всего умнее, даже скромная твоя персона могла признать очевидное; второе - он мужчина, а значит сильнее, благодаря комплекции, росту и телосложению, помноженных на тот же опыт и сноровку, поэтому очень глупо к его словам и указаниям не прислушиваться. А, припомним, ты не была дурой, и могла подавить свой пыл и нрав, давая право другому руководить ситуацией. Отчего-то ты вдруг словила себя на мысли, что всецело доверяешь Иену МакГрэйву.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gif— Установка мне ясна, - процедила ты, почти не шевеля губами, и, уперев взгляд в пол, начала мысленно отсчитывать от десяти к одному, раньше это помогало сконцентрироваться, сложила пальцы замком, заламывая их нервно. Когда оседает тяжёлая кожаная куртка, как с барского плеча прямо-таки, со стороны она кажется надетым мешком - в неё уж точно поместилась бы ещё одна версия тебя - усмешка ложиться на губы, когда вновь возвращается концентрация и ты смотришь на наследного волчьего принца [монархический склад в кланах тебя всегда забавлял], и прежде чем он отстранится и повернётся в сторону шума, ты резко и сильно хватаешь его за руку, ничего не говоря, лишь молча кивнув, выпуская её лишь тогда как шум усиливается, а ты скрываешься за ящиками-дверьми, подхватывая то, что плохо лежит - лом и поржавевший крюк, что служил для подвешивания туш, списанный со счётов за сроком долгой службы - непригодный для мяса, не по ГОСТ, но в тоже время сохранённый на память. Таки работники доков очень сентиментальные и трепетные натуры, видела бы ещё что творится в строительных и технических цехах, там самый изношенный молоток, стёсанный и сбитый, ценится как самая бесценная драгоценность.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifВоображение отказывается рисовать то, что возможно происходит по ту сторону стен - там, где остался Иен МакГрэйв, втянутый во всё это по вине своей несостоявшейся жёнушки, то есть вот тебя, что не оглядываясь бежит по коридору, а после - прижимается к стене, присаживаясь и высовываясь из-за контейнера, и смотрит на тех, кто остался снаружи, один одичалый приходит на зов остальных, один остаётся на стрёме, расхаживая с канистрой воспламеняющейся жидкости, едкий запах которой забивается в ноздри по мере приближения к объекту, что преграждает путь на свободу - наружу, ближе к причалу и докам, где в темноте можно затеряться за рыбацкими лодками и малыми судами, а для удобства - скрыться под водной гладью, заплывая под деревянный пирс.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifБесшумный рывок, даже предательски не успела заскрипеть подошва кед, подкравшись сзади и, замахиваясь, воткнуть острый край лома в бок визгнувшему мужчине [не забыв вогнать поглубже и прокрутить, а после - резко вытащить, прихватив себе; нельзя неуважительно относиться к оружию], неожиданным своим приёмом отвлекаешь его внимание, неприятное, видимо, ощущение накатило на него, заставив сжаться, но всё же в попытках ухватиться за тебя, он умудрился дёрнуть за ткань, оторвав лоскут, а на чётко выраженный шум отозвался пособник, решивший угнаться за милой невинной девчушкой, что уже драпала на улицу, скрывалась меж прикреплённых плавательных судов, - морской воздух окатил тебя, пряная соль чувствовалась в нём, - заходя по самому краю, ещё один шажок назад и ноги по щиколотку погрязнут в прибрежном песке, осторожно и бережно продвигаешься дальше, чувствуя слежку - пристальный взгляд того, кто преследует. Но игра в кошки-мышки становится утомительной, поэтому обрушивая связку лодок, все они были закреплены друг к другу канатом и верёвкой, ты, привнося в эту ночную тишину достаточно много неприятных звуков, на одичалого, что не успел спастись и оказался пленником шлюпок, давая тебе фору, но в тоже привлекая этими грохотом других, сбежать: завернуть за угол, спрыгнуть с причала на землю, оставляя следы на песке, что тут же были смыты подступившей водой, избавляющей от доказательств твоего присутствия.

Отредактировано Abhainn McGráve (2016-08-19 09:26:38)

+1

9

http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngВ конечном итоге на земле остается несколько неподвижных тел.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngИен МакГрэйв знал: шансов у одичалых практически не было, они просто не успели перекинуться, трансформироваться, запустив процесс, что приравняет их к Зверю: а человеку с волком не тягаться; с волком злым, отведавшим крови из первой разодранной глотки, что сейчас стекала по его подбородку, горлу, капала на грудь, застывая грязно-бурыми потеками, запекалась в уголках губ, сковывая мимику, превращая лицо в глиняную маску, причудливо расписанного идола забытой всеми религии, что говорит одно: «убивай»; по закону своего племени и рода: без пощады и лишних сожалений. Иен МакГрэйв знает, - это не честная битва, не поединок, даже не схватка, коими грешат грязные норы Эдинбурга, кишащие крысами и людьми на них похожими, это - казнь; где выносит и исполняет приговор один даже не человек, пусть и несколько секунд назад оставил волка позади.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngИ на какой-то миг становится очень тихо; на десяток метров ни одного биения живого сердца, даже его словно останавливает ход, прежде чем с новой силой толкнуться о грудную клетку, запуская все процессы заново; тело все еще ноет от слишком быстрых трансформаций, словно разом потянул все мышцы, переломал кости, а теперь они медленно срастаются в целого человека, что, склонившись над одичалым, раненным в бок куском длинного ржавого лома, оставившим грязные следы вокруг раны, добивает без особой жалости. Шум у воды заставляет его поднять голову, нехорошо прищурившись: стоило догадаться, что Эйн Ллеуэлин просто не сможет обойтись без самодеятельности, дьявол бы ее побрал. Последнего из пришлых находит у сваленных лодок, пытающегося выбраться, матерящегося и источающего ненависть, подобно смраду, что долетает с городской свалки: ему не нужно вытаскивать из себя Зверя, чтобы остаться один на один, с чужим сердцем в руке, что заканчивает последний удар, становясь не более, чем мышцей. Оборотень практичен и чистоплотен, посему, возвращается на место недавней бойни, прихватывая за воротники троих одичалых, оттаскивая их все к той же воде, оставляя на земле глубокие борозды, словно кто-то вспахивал, чтобы засеять; засеявший кровью, пожнет только смерть. Шотландец почти педантично укладывает тела в одну из лодок, не заботясь о том, чтобы прикрыть мертвым глаза или сложить руки крестом на груди: на той стороне их уже ждет ад, и он не собирается облегчать им эту переправу; закончив, накрывает лодку брезентом, крепко привязывая его и подтыкая углы, задвигая лодку ближе к пирсу, чтобы оборотням клана, что придут позднее, зачищать территорию, дабы с утра пришедшие смертные не забили тревогу, было проще ее найти и разобраться с телами, пустив их в плавание, как и полагается тем, в чьих генах застыли северные боги, или отправив на переработку на мусоросжигательный завод: дьявольское племя давно привыкло убирать за собой, не оставляя лишних следов и вопросов: никаких нападений животных, известий о смерти: умершие тихо исчезают из всех хроник, оставаясь именами в папках на столах глаз клана и Штаба Стражей, - вот и весь сказ.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngЗаходит в воду по пояс, не обращая внимание на то, что та даже не думает отличаться чистотой, главное, что ее достаточно, чтобы смыть с себя чужую, уже засохшую кровь, хотя бы поверхностно, ибо забилась у ногтей, прилипла к волосам, засела у висков, оставляя на теле чуждый запах, но с эти он разберется дома; и лишь после двигается в сторону пирса, под которым слышит чужое, отрывистое сердцебиение; возможно, стоило бы первым делом кинуться к будущей жене, проверяя, осталось ли от нее хоть что-нибудь, что можно обрядить в свадебное платье, но в МакГрэйве нет особо мягкости и участия, особенно, когда его слова начисто игнорируют: если говорит беги - значит беги, а не ввязывайся в передрягу, оттягивая внимание на себя, когда все, что он старался сделать: заставить одичалых забыть о том, что когда-то они преследовали иную добычу. Впрочем, высокого мнения о женском интеллекте он никогда и не был, - наверное потому, что вырос среди оных, почти смирившись с тем, что если можно найти дерьмо, в которое есть вероятность вляпаться - найдут и влезут по самые уши.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngТэвиш, искореженная проклятьем, выблевывающая свои внутренности, захлебываясь от крови.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngТэвиш, чье сердце не бьется; не бьется слишком долго.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngБлядь.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.png— Выходи, — скрывает усталость в голосе, равно как боль трансформации в движениях, что контролирует остатками воли и упрямства; и повторять оборотень не намерен.

+1

10

[NIC]Abhainn Llewelyn[/NIC]
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifНе нужно подбирать слов, или воздух на оные переводить, чтобы понять насколько тебе была неприятна вся сложившаяся ситуация, - не говоря уже о том, что с каждой проведённой здесь минутой, а здесь - это под пирсом, зарывая ладони в песок, наблюдая как малюсенький крабы ползут по суше в мутную прибрежную воду, ковыляя боком и пощёлкивая клешнями, - всё больше ненавистным становилось это место: неприкаянным, дающим понять жестокую реальность - не приживёшься, такие переполненные дикостью натуры и нрава личностью крайне редко где находят пристанище; и не их гонят, они гонят себя сами. Пропуская сырой песок сквозь пальцы, успевший остыть и забиться крупицами под ногти, обволакивая их тонкой поволокой грязи, оставленной на коже - ссохшейся, проникающей в поры, - первое время, прислонившись к шершавой, покрытой плесенью и мхом, морской тиной, ты старалась не делать лишних движений, оставалось только прислушиваться к посторонним звукам - дыханию, биению сердца, выуживая важные, как оказалось, для тебя тональности среди шума прибоя, что спешно отвлекал от рассуждений и мысли, что своей назойливой отравой пытались сбить с толку: волнение и страх вновь стали заполнять собой свободное пространство, оседая в отдалённых углах сознания, вырисовывая не самые обнадёживающие картины. Если ты бы ты могла заплакать, то по щекам уж точно скатились скупые слёзы, оплакивающие якобы не состоявшуюся вдовью долю, но ты не из сердобольных, - не умеешь правильно распределять свои эмоции, анализировать и понимать, и именно по этому, спустя несколько минут, всё же сползаешь по стене, оседая - пробираясь к воде, заходя в неё, промёрзлую и определённо не розами пахнувшую, по колени, прячась за балками - брёвнами, служащими опорой, чувствуя влажность, что давно заставила древесину в нескольких местах прогнить, где грибок - где труха проступили, потянув за собой слизь, характерный душок. Омывая ладони, позволяя воде вытянуть чужую кровь, что принадлежала тому одичалому, кому остриё лома вошло в бок, и въелась покровом вместе с ржавчиной и пылью, источаемым самим металлическим объектом, что с собой ты волокла до самого причала, и с ним же сейчас заходя вглубь - по пояс, чувствуя как прозябают ноги, а в кеды пробираются камушки, поднятые силой передвижения со дна, водоросли прилипают к одежде: к узким джинсам, что становятся постепенно тесными и тяжёлыми, к рубашке в мелкой горошек, что вся пропитана копотью, сажей и кровью, ведь именно об неё вытирала ладони; одолженная у будущего супруга куртка была снята и помещена на одно из сущих брёвен, что поодаль от нынешнего места твоего пребывания находилось. Черпая солёную воду и опрокидывая её на лицо, загребаешь сбившиеся волосы, что тут же темнеют, приобретая медный, оттенок, - внутри всё то, что прежде бесновалось, успокоилось; успокоилось ровно в тот момент, когда послышались иные шаги - поступь, сбитое на одну сторону равновесие, - всё то, что ты уже не могла вытравить из себя, выбросить из головы и памяти, все мельчайшие детали осели внутри, когда волчий запах становится непохожим ни на чей другой.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gif— У меня не было выбора, так что не злись, - как бы между прочим произносишь, забывая добавить пресловутое «пожалуйста», из перепуганной некогда девчонки возвращаясь в привычное своё состояние [смена настроения - режим активирован], ты смотришь вдаль, находя взглядом молодого мужчину, всё ещё продолжая загребать назад волосы, пока неприятным ощущением скатывается струя воды, смешанной с кровью, что давно кажется обесцветилась, вся яркость была поглощена морской солью. Ты ловишь себя на мысли - страха нет, всё что сейчас бурлит и кипит в тебя, заставляя Зверя зарываться в дебрях сомнений, расхожими с внутренними предубеждениями, неясны и непонятны: прежде были паника и ужас, позднее - спокойствие и безмятежность, сейчас всё это неоднократно перемещалось, направляя мысли в неопределённое русло, - и что ты планируешь дальше? Пойдёшь следом за ним, будешь держать оборону и оправдывать в том, как до такой докатилась жизнь? И почему, горе-горемычное, неприятности следует по пятам, пускай ты их не искала и не слыла любительницей подобного провождения времени, - сейчас бы дома, завернувшись в плед и усевшись в углу, почитывать тематическую литературу - историю судостроение, великих первооткрывателей, пиратов и поднятых со дна морского богатств. Но ты здесь, стоишь в воде и смотришь на Иена МакГрэйва, что по велению звёзд, вставших в ряд в зените Скорпиона под созвездием Девы, ну или под иным углом астрологической придури, предначертан тебе судьбой. Иронично, чего уж там - цинично, ты проглатываешь ту наживу, что закинули ваши достопочтенные родственники, списав на долг и честь; на ответственность, на славу пёсьего рода и обоих кланов, что в скором времени должны были объединиться в один, - массовая миграция ирландцев и шотландскую столицу намечалась. — Мне следует пойти домой, - не вопрос, не констатация, а попытка переключить собственный радар на другие частоты, послушно выходя из своего укрытия на его требовательный зов, - отряхивая прилипшую растительность, подбирая с сухого участка  рюкзак, снимая его курку, что ты стараешься не прижимать к себе, а спешно шаркаешь по песку, что прозябает под массой тела, что попадал в кеды от каждого движения; подходишь ближе, ощущая мощную энергетику, что аж бьётся в яростных конвульсиях, что старается усмирить свой пыл. Молчишь, смотришь в упор и протягиваешь принадлежащий ему элемент одежды, возвращая законному владельцу, - этим вечером ты, возможно, готова подчиниться его воле, - странное для тебя смирение; редкое явление, - заставит отмывать всё это место от чужой крови - не вопрос, без возражений хоть зубной щёткой каждую щель отдраишь. Ты виновата, тебе и отвечать. Наверное по причине того, что это было единственное место, что нравилось тебе больше других в этом городе. Интересно, в этом ли крылся истинный смысл?

Отредактировано Abhainn McGráve (2016-08-22 09:58:33)

+1

11

http://funkyimg.com/i/2fcxe.png— Я провожу тебя утром, — голос Иена МакГрэйва спокойный, ровный, разве что - сиплый после двух быстрых трансформаций, - гортань все еще отдает остатками боли, неприятно тянет, словно напоминая, что волки, в общем-то, разговаривать не умеют, звуки, облекаемые в слова им чужды, как и все, кроме хриплого воя, под который подстроена грудная клетка, что начинает вибрировать, накаляясь от скопившейся внутри однотональной мелодии; вот только никакого иного ответа, кроме согласия он не подразумевает, не оставляя даже возможности начать спор или выказывать неповиновение: выращенный будущим вожаком, подобного волк не переносил на дух, и уж тем более - сегодня, когда все возможные поблажки, на его взгляд, Эйн Ллеуэлин уже исчерпала, заставив его ощутить тревогу, вполне способную перейти в страх, что шотландцу особенно не нравилось: походило на брак в конструкции, судно, потенциально способное дать течь, - кто такое на воду спустит? Куртку, впрочем, не забирает, лишь делая шаг в сторону, пропуская ирландку вперед, подстраиваясь под ее шаг, изредка указывая направление движения, петляющее по портовым переулкам, рисуя кратчайшую дорогу к дому: так было проще держать ее в поле зрения, не опасаясь внезапных выходок и выкрутасов; и пускай надежда на то, что его будущая жена слишком устала, для подобных фортелей присутствовала, Иен МакГрэйв предпочитал не оставлять неприятным сюрпризам ни единого шанса, не позволяя себе расслабиться и на долю секунды, молчаливо сверля худую спину между выпирающих лопаток, там, где с темно-рыжих волос на рубашку стекала вода, оставляя свежий, никак не способный высохнуть след.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngКажется, чуть успокаивается лишь тогда, когда за спиной захлопывается дверь пристройки, выросшей у дома несколько лет назад, [когда самостоятельно подгонял все бревна и укладывал доски в пазы, убеждаясь в крепости несущих стен, в надежности крыши, в том, что окна без труда выдерживают порывы пронизывающего портового ветра, доходившего даже сюда, предпочитая пробираться в дома и обосновываясь сквозняками и гулом в пустотах стен: Иен МакГрэйв строит жилище подобно тому, как строит корабли, - чтоб ни один не дал крен, оставшись на воде], соединяемое с остальным строением лишь общей стеной; кивок головой заменяет лаконичное «располагайся», подразумевая, что покидать жилище клана крайне не рекомендуется, - в конце концов, это просто не вежливо, а лимит терпения и понимания на сегодня был точно исчерпан, да и на пару ближайших месяцев тоже, что уж там. Оборотень быстро разыскивает джинсы, висящие на спинке стула, скрывая собственную наготу под плотной тканью, после чего выходит из дома, возвращаясь через пару минут с ворохом вещей, на безвозмездной основе позаимствованных у племянниц, что, впрочем, если он не ошибался, были ровесницами ирландки, разве что, - Шилес на год младше, - это было даже забавно. — Душ справа по коридору, вторая дверь; ты, вроде, одного телосложения с пигалицами, что-то из их одежды точно должно подойти, чистые полотенца висят за дверью, одноразовые зубные щетки в верхнем ящике, — складывает вышеупомянутое содержимое шкафов на диван, направляясь к небольшому закутку, призванному выполнять функции походной кухни, достаточной для того, чтобы поставить на огонь чайник, — чай, молоко, что-нибудь по-крепче? — Сошел бы за гостеприимного хозяина; вероятно; ну, когда-нибудь в другой жизни и при других обстоятельствах, — я постелю тебе в спальне, сам переберусь на диван, — Иен МакГрэйв все уже решил, и, пытаться переспорить его, или, тем паче, - переубедить, скорее всего могло бы претендовать на бесполезное занятие нынешней ночи номер один.

+1

12

[NIC]Abhainn Llewelyn[/NIC]
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifГлубоко засевшие сомнения всё же продолжали волновать душу, озираясь по сторонам и всматриваясь в обстановку и возникшее перед тобой окружение, чувствовала себя посторонней, словно здешняя атмосфера была пропитана чем-то удивительным и особенным, что выделяло своего хозяина - владельца сим помещением - на фоне не только всех живущих в Эдинбурге существ, но и тех же собратьев, оборотней - родственных ему по крови или нет. Умение раскладывать на составляющие аспекты запахи и вкусы пришло не сразу, с течением времени, проведённом в формальном одиночестве на Аляске, среди волчьих, по факту звериного родства, собратьев, тебе передалось большинство сопутствующих навыков выживания даже в самой суровой среде обитания - вьюга и пугающая своей морозной песней метель, снегопады и ледяные дожди, склоны и скаты горной местности, обрывы, что простирались тонкими резкими, будто выточенными топором, извилистыми линиями, за километр можно было уловить вонь старого металла, покрывающегося коррозией, означающей пришествие браконьеров в здешнюю степень. Жилище Иена МакГрэйва - суровая среда обитания, втягивая воздух замкнутого пространства, пускай и просторным было помещение - светлое, с прямыми лучами света, проходящими сквозь призму прозрачного стекла окна, скрытого за скромными занавесками и плотными шторами, и хоть немалым обилием мебели, но расставленной настолько компактно и удобно, что вовсе не замечалась большая её часть, - и озираясь по сторонам, ты ощущала давление, осевшее в лёгким, лёгкость воздуха заметно испарилась, оставив лишь сухость и напряжение, лишающие всякой возможности рационально думать. Загнанность - самое ёмкое описание душевного и морального состояния, заставляющее озираться по сторонам, как попавшееся в капкан паникующее и измученное страхом животное. Да, быть может и не было прямой угрозы, и даже умиротворение, испытываемом рядом с молодым волком, не могли уверить и убедить в обратном, всё сводилось к подсознательному стремлению дать дёру и зарыться и переждать где-нибудь в норе - на оттиске ли равнины, под корнями старого дуба, чтобы приметила несколькими днями тому назад, всё это тяжким грузом усталости валилось на плечи, отчего ныла и болела спина, и пока господин небольшого дома на заднем дворе МакГрэйвов расхаживал между пристройкой и главным домом, выуживая сменную одежду у своих родственниц, ворох оной незадолго после его возвращения красовался на потрёпанном диване, ты продолжала стоять где-то неподалёку от двери в месте, создающим угол - безопасно, спокойной, уютно - протаптываю поверхность половицы, чуть поскрипывающую,  вестимо ссохшуюся за продолжительный срок эксплуатации, мельтеша ногами как та собака, что обозначает себе личное пространство, вытаптывая необходимую площадь под собой. — Мне правда удобнее будет спать на диване, - произносишь тише, делая несколько шагов вперёд по направлению к объекту мебели, что послужит кому-то спальным местом, на нём ныне царствовали принесённые вещи, запуская руку в сей ворох и выуживая нечто-то серое и мешковатое, похожее на удлинённую к низу футболку, а затем и зауженные шорты, удерживая всё иное второй рукой, дабы не рухнула текстурная конструкция на пол. Логически подумав и рассчитав габариты МакГрэйва, не нужно было быть гением, чтобы уяснить - кровать у него явно большая, а здешний диван - маленький, отлично подходящий для такой пигалицы, как ты. Однако, вопреки даже указанной выше логической связи, дискомфорт вызван в первую очередь не этим, а простым элементарным нахождением на чужой территории - чужое жилище, чужая кровать и, соответственно, запах был чужим - уловить или определить степень близости было невозможно по многим факторам, первым из которых служило твоё отстранённое положение, здесь не всё было чужим как для тебя, но и сама ты была чужой - приезжей, не местной, не знающей этих оборотней так хорошо, чтобы вольготно располагаться на их владениях, и всё не упиралось в элементарное воспитание, стыдливость и стеснение, застенчивость или иные внешние и внутренние факторы, влияющих на личностные качества определённой особи, загвоздка в самой особи, что не могла найти себе место и прижиться, - лес манил, просторы манили, зверьё внутри сманивало перейти на ту тёмную сторону, что с такой опаской воспринималась тобой, тараканы в голове отплясывали джигу каждый раз, когда в очередной приходилось отвлечься и задуматься о происходящем, покопаться в мыслях и чувствах, устроить сеанс самопознания - всё это сказывалось на устоявшемся конфликте не только зверья и человека, но и зовом крови с моральными принципами. — И это не из-за того, что я пытаюсь отказаться от гостеприимства или развязать спор, - установка постоянно оправдывать свои действия, дабы более-менее стать понятной окружающим, уровень взаимодействия с обществом за последнее время резко упал на несколько пунктов, сказывался на всей твоей психологии поведения, оно разделялось на частное и публичное, первому характерно было одиночество и Кэм, второму - работа и коллеги по работе, непосредственно начальник и все остальные существа, проживающие в шотландской столице. Застрял лишь где-то между этими двумя понятиями Иен МакГрэйв, и чётко отнести его к одной из двух категорий ты так и не смогла, поэтому и была погружена в постоянные раскопки собственного «я», тормоша то одну, то другую его часть. — Тёплая вода с лимоном подойдёт, - произносишь, прижимаешь выбранную одежду к груди, что пахла стиральным порошком - альпийская свежесть, разбираемого на поверхностно-активные вещества, химические соединения соды и солей, терпкий запах силиката натрия, что служит щелочности порошка и связывает гранулы, и сульфат натрия, - отдушка была приятной, поэтому бросив мимолётный взгляд на волка, ты зашагала в сторону оказанной ванной комнаты, так толком и не дослушав его сопровождающих речей.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifВысоко поднятые завязанные пучком волосы были растрёпаны, часть из них липла мокрыми прядями к шее, несмотря на то, что около десяти минуты ты старательно высушивала их полотенцем, растирала и взъерошивала, использованную махровую субстанцию вещая на батарею, замачивая собственную одежду, испачканную песком и морской водой, в тазу, закислив всё это порошком, простирнув и повесив рядом, занимая нижние ряды радиатора. Личные вещи подверглись сушки прежде, чем ты решила воспользоваться хозяйственным душем и провела в ванной комнате более тридцати минут, пять из которых ушло на бессмысленное лицезрение собственного отражения в зеркале по причине того, что ты просто-напросто не хотела выходить наружу и в очередной раз испытывать неловкость, глядя на Иена МакГрэйва, а потом ещё несколько минут думать, что же служит основанием для этой самой неловкости. Взяв волю в кулак и переведя дух, ты вышла из помещения, плотно закрыв за собой дверь, - футболка приятно висела мешком, как на скелете, а шорты были слегка великоваты в талии, но всё же не предпринимали попыток сползти, усевшись на бёдрах. — Спасибо, - монотонно проговариваешь, направляясь к кухне, где восседал на стуле тот, от которого вдруг захотелось сбежать без оглядки, но в тоже время и нет.

Отредактировано Abhainn McGráve (2016-12-27 18:17:19)

+1

13

http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Я не очень люблю повторять дважды, — признание Иена МакГрэйва звучит удивительно спокойно: тембр не выдает усталости и остатков злости, что так и не смог растратить в горячке ночной битвы и просто рассовал по карманам, авось не пригодятся и сойдут на нет, высыпятся, как песок на землю, оставив его в привычно собранном состоянии исправного механизма, не ощущающего странную, непривычную нервозность, переплевшуюся с отголосками внезапного страха: волку хочется вытряхнуть, выбить из себя это дрянное наваждение, подлунный бред, чертов морок, прочистить мозги, вернув разуму четкость и логичность, которые, впрочем, надо признать, все еще оставались с ним; что не могло не радовать. В присутствии Эйн Ллеуэлин он чувствовал нечто, похожее на угрозу, и это заставляло шерсть на загривке приподниматься, норовя встать дыбом, вызывая следом за собой кривой оскал, обнажающий клыки, с которых на землю капнет слюна; но, - Иен МакГрэйв остается Иеном МакГрэйвом, просто чертовски уставшим, - и из всего возможного, оборотень выдает лишь натянутую улыбку, сдерживая комментарий о протираемых половицах пола, на которых неосознанно топталась его будущая жена, облюбовав себе самый дальний из углов.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngСловно, если что, это могло бы ее защитить.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngМакГрэйв не намерен менять своего решение, чему подчиняются и все последующие действия: дождавшись, пока вода в чайнике закипит, отставляет его в сторону, позволяя потихоньку остывать в прохладном ночном воздухе комнат, после чего, идет в спальню, быстро и четко снимая простынь с матраса, наволочки с подушек, вытягивая одеяло, дабы сменить постельное белье на чистое, выглаженное, что только что взял из бельевого шкафа, натягивая взамен того, что отправится в корзину для будущей стирки. Оборотень не собирается произносить этого вслух, но знает, - здесь для Эйн сейчас - безопаснее всего; если кто-то из одичалых успел уйти, или решит поквитаться, - у входа в дом станет совсем не безопасно, а допустить даже потенциальную фору для противника шотландец не мог и не собирался. Вытащив подушку и бросив ее на диван, тем самым организовав себе вполне сносное прибежище на остаток ночи [хотя инстинкт позволить зверю опять выйти вперед, а после - как сторожевому псу, устроиться возле двери, перегородив вход, был весьма силен, хотя и не мог точно обосноваться: то ли, чтоб не дать пришлым - войти, то ли - чтоб не дать ирландке выйти], возвращается к кухонному столу, выставляя на него два стакана, в один из которых заваривает кофе, в другой - выдавливает лимонный сок, заливая уже начинающей остывать водой, пододвигая к нему сахарницу, дабы Эйн Ллеуэлин сама решила, станет ли добавлять его к воде или нет. Кофе крепкий, разливается во рту горечью, но неплохо разгоняет туман в голове, и к выходу волчьей дочери из ванной, оборотень вполне способен здраво соображать, подавив те чувства, которые ему не нравились, на время сделав вид, что их просто не существует в природе: булыжнику в груди Иена МакГрэйва нравилось свое состояние и, в будущем он намеревался ровно таким же и оставаться.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngОн оказался почти прав: одежда Слэйн и Шилес пришлась его новоиспеченной невесте практически в пору, пусть и была малость свободной, лишь прилипая к влажной коже, там, где с волос на футболку попадали мелкие капли воды; — пожалуйста, — отвечает девушке тон в тон, причем - совершенно серьезно, без мельчайшего намека на иронию или сарказм, что, кажется, к утру немного подвыветрились, обещая вернуться утром в полном расцвете сил; пододвигает ирландке стакан с водой, спокойно интересуясь, — есть хочешь? — Рассвет, неторопливо занимающийся в окне за волчьей спиной, смешивается со светом ночника, разливая по кухне холодный золотистый свет, сопровождаемым ленивыми окриками чаек, что, словно проводили расчет с приходом утра, проверяя свои ряды и подсчитывая павших. — Тебе стоит собрать вещи и перебраться сюда, — делает неторопливый глоток, опустошая стакан почти полностью, — так будет безопаснее. К тому же - этот дом - твой дом. Бегать вечно, конечно, можно, но это весьма затратно и проблематично.

+1

14

[NIC]Abhainn Llewelyn[/NIC]

http://funkyimg.com/i/29TZx.gifПрипомнить точной даты или событие, предшествующее судьбоносной вести о дальнейшей твоей судьбе, - кто же тогда выступил в качестве гонца: отец ли, дядя ли? кто декларировал пламенную речь, описывая в ярких красках все преимущества, всю радость и счастье, не удержано скрывающееся в душе родственников, будто завтра идти под венец под мелодичный звон церковных колоколов, - ты не могла со стопроцентной точностью, пыталась во времени, в цифрах, во времени года и стоявшей тогда погоде. Было ли тебе четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать - запомнилось лишь то лето, когда отказалась от поездки в Эдинбург, видеться с собственной матерью оказалось мучительной пыткой, тоска с годами отпустила и сердце, и душу, засевшая обида пересилила и затмила мимолётную детскую радость от её присутствия в жизни. Заменить можно было чувства, приходящих и уходящих людей, однако ничто не могло повлиять на память, устойчиво засевшую под подкоркой. В одно из минувших летних периодов ты впервые мельком встретила Иена МакГрэйва, разгуливая по пирсу, пока старшие вспоминали юношеские годы, как вместе обучались в академии и какие строили планы на будущее, видимо тогда и пришла им в голову гениальная идея, последствия которой вынуждена была наблюдать сегодня - нахождение в Эдинбурге, будто в заточении, и навешенный ярлык будущей жены преемника главы клана столичных оборотней. В более юном возрасте всё это представлялось совершенно иначе, восхищение и гордость заседали глубоко внутри, а слишком ярко выраженное стремление к целеустремлённости и ответственности преобладали над всеми дальнейшими поступками - оттачивать манеры, навыки ведения домашнего хозяйства, учтивость, воспитанность, честность, покладистость [дядя прививал все необходимые качества для лидера, а ты брала с него пример, потому что так заведено - правильно, положено - передавать знания от поколения к поколению] - всё в ту пору шло гладко, вымерено и запланировано, но претерпело крах в один прекрасный момент. Ты последовала за своей сестрой, возможно даже не из добрых помыслов, возможно из-за потенциально проросшего в тебе стремления сбежать куда глаза глядят, сбежать как можно дальше - без цели, без смысла, без причин; бегство, как болезнь, разложившаяся и прогнившая внутри, в недре существа, что ещё полностью и полноценно не было сформировано.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifКаждое решение имеет не только свою цену, но и определённый ряд последствий, твой результатом на лицо: Эйн Ллеуэлин до своего бегства - послушная, верная, добрая, из такой уж точно вышла бы хорошая жена и Эйн Ллеуэлин после бегства - пустота, скрывающая за зарослями терновника с проступающими шипами наружу, будто та самая норма для зверья, где оно встревоженно скрывается, порываясь вырваться и наброситься на всякого, кто рискнёт подступить ближе. Пускай даже в кромешной тьме остались проблески былой сущности, выставленной для демонстрации человека, что способен сосуществовать с окружающими. По крайней мере делать вид. Тяжкий вздох, похожий в принципе на скрежет, - протяжный приглушённый рык, вой, хрип, - подытоживает ситуацию, ты смотришь, а одновременно и нет, словно сквозь, на Иена МакГрэйва, остановившись в нескольких шагах от намеченной цели, — нет, спасибо, - отвечаешь неоднозначной манерой и тоном, так и не определив к чему именно относилось изречение: нет, спасибо, но я не хочу есть; нет, спасибо, но мне хорошо живётся там, где живётся. С несколько секунд смотришь не моргая, как готовое к засаде зверьё - притаившееся, наметившее себе жертву, - а после делаешь ещё несколько шагов навстречу, загребая прозрачный стакан с водой, осушив его за один присест залпом, аккуратно ставя на место практически бесшумно. — Когда мне следует их собрать? - отличаясь умом и сообразительностью, ты в первую очередь усвоила главную заповедь поведения - послушание младшей особи перед старшей, элементарные законы иерархии доминирования в животном мире, каждому отведена своя роль и этой роли необходимо следовать, пускай сейчас у тебя была совершенно иная точка зрения, но всё же из-за отсутствия стремления устроить бессмысленный конфликт, посчитала нужным и правильным играть по чужим правилам, следовать воли и желаниям, хотя всё это попахивало приказами и командами, не хватало Иену МакГрэйву для полноты картины достать собачьего печенья, чтобы процесс дрессировки был успешнее и плодотворнее. — Это займёт не более часа, - собирать особо и нечего, все вещи всегда готовы к очередному переезду, часть из них и вовсе покоится на дне дорожной сумки, большую часть из которых состоит из книг - учебный и художественной литературы, двух дипломов, тетрадей, блокнотов, ватманов, фотокарточек, инструментов, домашней утвари из парочки кастрюль и столового гарнитура на четыре персоны, более ничего не водилось, - главное не забыть полюбившийся учебник «Бурение наклонно направленных и горизонтальных скважин», авось ещё приготовится в бытовых целях, кто знает, как сложится совместная жизнь. Пиши-пропало, короче.

Отредактировано Abhainn McGráve (2016-12-28 13:57:04)

+1

15

http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Как можно раньше, — из тона Иена МакГрэйва уходит острота, но, увы, теплоты ему это не прибавляет, - промерзший до самых костей, до чертовой сути, оборотень, кажется, просто не способен поддерживать температуру близко вокруг себя выше нуля по Цельсию; хороший друг и брат, вышколенный будущий глава, выращенный для этого, снискавший уважение и поддержку, муж из шотландца обещал получится весьма посредственным, - как сказала бы Тэвиш, - «ну так, на троечку», однако, сестра хранила выразительное молчание, изрядно пропитанное сарказмом, Сайлас, кажется, получал удовольствие от происходящего, а МакТавиш пропал в неведомые ебеня, - в итоге, рассказать Иену МакГрэйву о том, что он - редкостный говнюк, было явно некому. — В городе сейчас неспокойно, и вряд ли станет лучше, — устало проводит ладонью по лицу, словно стараясь стянуть, стереть невидимую налипшую паутину ночи, отдающую гарью, потом и чужой кровью, словно вывалялся, подобно распоследней шавке, в чужих потрохах, найденных на ближайшей свалке, - та еще, блядская радость, — Эдинбург перестал быть безопасным даже для оборотней, тем более, - для оборотней без стаи или клана, — веками собиравший под свои свода разномастное поголовье отпрысков Фенрира, город, словно от скуки, решил постравливать их друг с другом, пропитывая исхоженные камни брусчатки свежей и горячей волчьей кровью: генеральная уборка тысячелетия, мать его; усталость делает мысли - злыми, а шотландца - более способным к диалогу со своей будущей женой, — и если портовые территории пока еще относительно безопасны, - мы их контролируем, — регулярными патрулями вышвыривая всякую падаль за границу, или - списывая в утиль, — то в остальном, совет Пяти делает вид, что ничего не видит, — начисто игнорируя Эшдауна и Сайласа МакГрэйва, - ведьмы принципиально вмешиваться не собирались, считая, что дело псов - их личные разборки, остальные стаи предпочитали пока воздерживаться, - одичалые еще умудрялись держать себя в руках; за исключением толпы пьяных озлобленных идиотов, которую просто не могла не обнаружить Эйн Ллеуэлин. МакТавиша отчетливее не хватало с каждым днем, - кто-то из МакАлистеров все еще пытался удерживать собственную территорию, не позволяя новоиспеченному альфе разойтись, но - все менее успешно; одного из близнецов, говорят, после - собирали по частям; все это напоминало молчаливую бездейственную войну, где все - замерло в медлительности, и лишь редкие выпады напоминают, что следует держать ухо востро, — мы не можем так рисковать.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngЧего бы Иен МакГрэйв не хотел, и о чем бы не думал, - он в ответе за Эйн Ллеуэлин, в ответе с тех пор, как его отец пожал руку ее дяде, тем самым определив будущее, выложив его, не оставив толком маневров для уклонения; никто не затягивает на них ошейники, зачем? Воспитать в юных оборотнях чувство ответственности, обязательства, гордости и честности намного проще: сами потом все сделают, ради общего блага, конечно же. И пока Иен МакГрэйв несет ответственность, все больше он будет напоминать сторожевого пса - неподкупного и крайне подозрительного, скалящегося при малейшей опасности и чутко реагирующего на каждый звук, резко вздергивая косматую голову вслед за вздрогнувшим ухом.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Ложись спать, ночь была длинной, — чувствуя, что становится разговорчивым, - отдергивает сам себя, мрачно наблюдая за тем, как ирландка идет по коридору в сторону спальни, а футболка свободно свисает меж лопаток, болтаясь на уровне бедер; и, зная, что никто не видит, наконец, не сдерживает странной ухмылки, которая, впрочем, пропадает практически сразу. Волк ждет еще несколько минут, прежде чем перебраться на диван, подложив под голову подушку, закинув длинные, свисающие ноги на противоположный подлокотник. Остаток сна обещал быть коротким и дерганным, - сторожевые псы, как водится, спят весьма чутко.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngСторожевые волки, видимо, тоже.

— the end —

+1


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » in skamma » predatos far and near [10.05.2015]