"

CYRIL MACALISTER

"

GARRETH MACALISTER

"

HOLDEN ELPHINSTONE

HEXHELL: they all going to die;

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » Darraðarljóð » i know, i'm not forgiven, but i need a place to sleep [07.09.2015]


i know, i'm not forgiven, but i need a place to sleep [07.09.2015]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
finnegan whitehawk & reginleit fletcher
so, take this night, wrap it around me like a sheet; i know, i'm not forgiven, but i need a place
to sleep. so, take this night, lay me down on the street; i know i'm not forgiven, but i hope,

that i'll be given some peace.
http://funkyimg.com/i/2f2vP.gifhttp://funkyimg.com/i/2f2vQ.gif
Эдинбург, Шотландия; квартира, принадлежащая Реджинлейт Флетчер; раннее утро;
иногда заключенные выходят на волю, и им есть что сказать своим тюремщикам.

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

Отредактировано Finnegan Whitehawk (2016-08-05 18:04:36)

0

2

- Веди себя хорошо, - Редж вручает сыну ланч-бокс, куда старательно упаковала бутерброды, аккуратно нарезанные овощи и фрукты, стараясь хоть так привлечь внимание ребенка к здоровой пище, и бутылку воды. В общем, мамочка за работой. Целует Ала в щеку, крепко обнимая перед самым выходом, на что мелкий серьезно супит светлые, отцовские брови и старательно обнимает Флетчер. Он чувствует себя мужчиной в доме, что должен защищать маму, и ведет себя соответствующе. А Реджинлейт хочет, чтоб Алистер был ребенком, и не думал о том, что кто-то ее может обидеть.
- Буду, мам, - отвечает привычно четко, поправляя большой рюкзак за спиной, - ну, я пошел. И не открывай двери незнакомцам, - все так же серьезно, совсем как маленькой, словно это он взрослый, оставляющий непутевого ребенка одного.
Страж подыгрывает, кивая в знак согласия и напоследок ерошит волосы Алистера, прежде чем отпустить в школу.
На сегодня женщина взяла отгул, пригрозив Илаю, что спалит к чертям все отчеты, если ее не отпустят. К тому же, работа с заключенным тире пациентом закончилась, официально. Финнеган Уайтхоук не помер, пересадка демона из головы куда-то в район внутренних органов прошла успешно, опасности для окружающих не представляет, но наблюдение не снимать, лучше держать при Институте, эта тварь внутри него может выстрелить когда угодно. Чуть более сухая и официальная версия значилась в финальном отчете на столе Илая Эшдауна, который Редж всучила ему вчера утром, вместе с заявлением на отпуск: «Потому что хочу провести время с сыном, без демонов и одержимых». Не сказать, что глава Эдинбургского штаба был в восторге, но людей хватало, а хлопоты только маячили на горизонте.
В общем, планы у Флетчер были грандиозные – после отправки Ала в школу, приготовить ему шоколадный торт (главное не спалить квартиру к чертям, десерты экзорцист так и не освоила в полной мере), если все же миссия провалится, успеть купить лоток мороженного. В общем, было чем себя занять, так что вылезать из удобной пижамы с котом Гарфилдом, объявляющим всему миру, что нет ничего лучше сна и лазаньи, не собиралась.
Это была хорошая, понятная часть дня, где все шло по плану и ожидаемо. А потом наступил пиздец. Полный и беспросветный.
Резкий звонок в дверь заставил Реджин схватиться за демоническое оружие, лишь через мгновение осознав, что за спиной его нет. Чертыхнулась, быстро достав его из ножен на стене, только после чего подошла к двери. Конечно, Редж, демоны и воры звонят в дверь прежде, чем напасть. Отругала себя, но боевой режим активировала.
- Какого хрена?! – острие меча уткнулось в подбородок Финна. Финна, который должен был находиться под присмотром Стражей, который не должен был знать, где она живет, и тем более приходить под ее двери. Флетчер чуть не проткнула ему череп, но вместо этого затащила внутрь дома, захлопнув дверь перед носом любопытных соседей. О, только слухов о мужиках ей не хватало, прослыть шаловливой вдовой не было пределом мечтаний. Впрочем, в квартире Реджинлейт оружие не спрятала, только убрала непосредственно от тела парня. – Все еще актуально – какого хрена ты здесь делаешь, Уайтхоук? Как вообще узнал, где я живу?  – почти шипит, совсем неласково глядя на Финнегана, злясь еще сильнее от реакции собственного тела на гребаного ирландца.
Вот вам еще одна причина для отпуска – отдохнуть от мужчины, в чьем теле засел демон, от мужчины, из-за которого в голове происходит замыкание, из-за которого Редж наплевала на устав и банальное чувство самосохранения, чуть не трахнувшись с подопечным и заключенным в камере, прямо под ногами главы Советы Эдинбурга (чем сам Эшдаун занималсяв этих казематах лучше не думать). Так что увидеть Финна так скоро Страж точно не ожидала, да и радушия не проявила, соблюдая между ними безопасную дистанцию и очень злой взгляд.

+1

3

http://funkyimg.com/i/2fcxe.png— Есть такое слово «гостеприимство», Флетчер; посмотри в словаре на букву «Г», — порог вместе с захлопнувшейся дверью оказывается у него за спиной, отрезая все пути к отступлению, вот только отнюдь не ему: дорога Финнегана Уайтхоука давно превратилась в размытую дождем колею, где единственный выход - брести вперед, по колено в грязи, падая раз за разом, ползя, цепляясь пальцами за еще уцелевшие клочья земли, лишь бы метр за метром оставались позади,
потому что за ним нет ничего, кроме мертвых.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngА их слишком много. Больше чем живых.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngИ ему бы вспомнить их лица [забыть], заполнить зияющие гнилые проемы, где все черты - разлагающаяся плоть и торчащие кости, грязно-желтые, затронутые тленом, промытые нескончаемым дождем; его собственное воинство,
гниющая рать, лишившаяся поля битвы.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngПотом он просыпается.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngПоле битвы - один к одному; ад открывает счет.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngАд Финнеган Уайтхоук любовно таскает в себе, пестует, как щенка-недопеска, взращивает, пока не заполнит собой все, не оставив ничего, кроме оболочки и пламени изнутри, что лижет, гладит, ластится, превращая внутренности в пепел, золу и шлак; и воздух за пределами кажется слишком холодным, разряженным, - как им дышать можно, когда легкие отталкивают, не принимая, как заставлять тело функционировать так, как должно, заведено природой тысячелетия назад.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngСловно он все еще человек. Словно имеет хоть малейшее право так называться.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngБольной ублюдок.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngКончик меча совсем рядом, вот-вот пропорет кожу, выпустив огонь наружу, но - останавливается, так и не столкнувшись с плотью, останавливается, зажатый в руке Реджинлейт Флетчер, дьявол-бы-ее-побрал, забрал, уволок за собой, не оставив и воспоминаний о ее существовании в этом мире, стерев подчистую, а главное, - из памяти его, заменив на чистый лист, из головы его, чтоб не осталось ничего, кроме вязкой пустоты и тишины, чтоб сны-видения-реальность перестала всплывать перед глазами раз за разом, чтоб не хотелось со всей силы припечатать лицом к стене, а потом слизывать, сцеловывать, стирать кровь, горячую, солоноватую, далеко не ангельскую: вскрыть и вытащить дьявола из тени, дьявола из Реджинлейт Флетчер, дьявола, что может видеть в ее глазах, когда проклятое содержимое вен посылает магический импульс, обращая кусок металла в единое с собой существо, единую сущность. Меча, до лезвия которого он дотрагивается рукой, сжимая, вспарывая ладонь, чтоб кровь начала стекать на пол, разбиваясь каплями; дотрагивается, все еще не отрывая взгляда, даже когда медленно разжимает пальцы, кроем глаза замечая, что рассеченная плоть начинает срастаться, оставляя от пореза лишь воспоминание.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngВнутри Финнегана Уайтхоука кровь, и совсем не огонь.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngСловно он человек.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngСловно он.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.png— Ты слишком много болтаешь,
и все идет прямиком в ад.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngСледуя за ним.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngСделав плохо уловимый шаг вперед, он с силой перехватывает ее запястье, сжимая, пока кусок стали не оказывается на полу, а следующим слитным движением прижимает Реджинлейт Флетчер к стене, приподнимая за бедра, впиваясь в них пальцами, грубо, словно напоминая, кто он и кто - она, напоминая себе, пока рыщет по ним ладонями, комкая ткань, стремясь добраться под; прижимает, освободившейся рукой перехватывая ее, заламывая вверх, словно пытаясь распять, словно желание причинить боль, пустить кровь, выпотрошить, оставив лишь остов из костей,
словно не понимая, что нежно проводит большим пальцам по сжатым запястьям, словно не чувствуя, дыхание, на своем лице, словно не он впивается в ее губы, что совсем непохоже на поцелуй. Что совсем не похоже на Финнегана Уайтхоука.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngЕму просто нужен покой, чтобы демоны ее оставили его.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngЧтобы ее просто не было.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngНикогда.

+1

4

Ты сгоришь, девочка. К чертям расплавишься на костре инквизиции, что даже обугленных костей не найдут. Словно никогда и не было, не ходила по земле, не любила, не смеялась. Не жила. До этого самого момента, когда Финнеган Будьтыпроклятбольнойублюдок Уайтхоук прижимает к стене, вжимает в нее, сжимает тело. Чертово тело, что отзывается, как последняя шлюха, мгновенно, охотно, нетерпеливо подрагивая в единственном желании – принять в себя мужчину. Демона.
Редж пытается отстраниться, но Финн лишь крепче сжимает бедра, впечатывая свои ладони в ее кожу. Край сознания кричит, бьется в попытках образумить женщину, чье сопротивление тает быстрее, чем заклинания паршивого мага. Напоминает кто он – этот ирландец с демоном вместо сердца, что он не друг, совсем-совсем-совсем… пожалуйста, не останавливайся, не убирай губ… совсем не друг. Разумная часть проигрывает, сброшенная с плеча чертом из табакерки, что теперь руководил парадом, прогоняя остатки демонической крови Стража по жилам.
Ну же, чего ломаешься? Вы ведь слеплены из одного теста, девочка. Из единого теста, замешанного на адских углях. Просто расслабься, впусти его в себя, прими, поглоти.
Кричи.
И Реджинлейт Флетчер кричит, когда он оказывается внутри, протяжно, надрывно, словно выпуская Святого духа, что больше не может находиться в грешном теле. Кричит так, словно ждала этого долгие годы, словно его ждала, чье имя упорно ловит на языке, не желая произносить вслух, не сейчас, не так. Никогда.
С силой цепляется за волосы, притягивая к себе, отрывая от шеи, где наверняка остались его следы, метки. Кусает за губу, тянет ее, словно пытается оторвать, разорвать Уайтхоука на кусочки, но вместо этого зализывает начавшую было кровоточить рану, чувствует соленую и горячую внутри, чувствует его толчки внутри. Пальцы сжимают волосы, не давая отстраниться, словно Редж еще может руководить процессом, словно кто-то из них еще что-то решает.
Ночнушка с Гарфилдом валяется на полу, скомканная, сброшенная за ненадобностью, там же валяется нижнее белье, куда присоединились вещи Финнегана. Комок капитуляции, постамент победы демонов. Но пока, вот в эту конкретную минуту, когда кожа трется друг о друга, когда языки толкаются друг в друга с той же ритмичностью, что и все тело, вот в эту конкретную минуту Реджин глубоко плевать на ад, рай и всех гребаных святых, что собрались осуждать. Выталкивает из себя всю святость вместе с тем, чем глубже принимает ирландца.
Это ведь было просто, девочка. Проще, чем бороться с ним тогда, при первой встрече, когда осталась с пропоротой ногой. Проще, чем следить в камере, дабы не подох, оставив их с полной трупов деревней. Проще, чем смывать рвоту, когда организм Финна отторгал любую еду. Сейчас проще, надо лишь расставить ноги.
- Будь ты проклят, ублюдок, - произносит прежде, чем кончить. Громко, бурно, выгибаясь всем телом в неосознанном стремлении быть ближе, еще, еще ближе. - Пожалуйста, черт бы тебя побрал, пожалуйста, - молит, просит, угрожает, сразу и не разберешь, когда обмякает в его руках, словно разом выкачали весь воздух, как из лопнувшего шарика.
Реджинлейт Флетчер шевелится через бесконечное мгновение, осознавая свою наготу, осознавая его наготу. Их наготу, если уж на то пошло. Хмурится, замечая сброшенную одежду, как сброшенную кожу, Гарфилд все так же любит лазанью и сон, хотя в складках его лицо приобретает весьма укоризненный вид. С силой жмурится, открывает глаза, но пейзаж не меняется: голый Финн, голая Редж, сломанная вешалка, за которую она цеплялась.
Страж ненавидит себя, ненавидит за то, что позволила с собой сделать, за то, что сама с ним сделала. Но больше всего ненавидит зияющую пустоту, что чувствует теперь, когда Финнегана Уайтхука нет внутри. Может, оттого не смотрит ему в глаза, не из стыда. Страха. Страха, что поймет, раскусит, снова вытащит наружу самое грязное, сокрвенное, так надежно спрятанное внутри.
Пожалуйста, уйди.
Пожалуйста, не уходи.

Отредактировано Reginleit Fletcher (2017-06-21 23:47:20)

+1

5

http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngАд прост.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngИ ад - пуст.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngВоздаяние за благо, кара за грех: мироздание сводится к кнуту и прянику [на самом деле, - мироздание сводится к Реджинлейт Флетчер, чьи губы он кусает, целует, сминает, словно не способный остановиться, словно все, что он может, - бесконечно брать; словно он - в праве; отстраняется лишь на миг, чтобы сделать вдох, сменяя его легкими, почти неощутимыми прикосновениями губ к подбородку, щекам, скулам, вискам, векам, подрагивающим; отстраняется, ощущая кожей тепло, жар ее дыхания, прерывистость, меняющуюся хрипами, сипами, стонами, когда пальцы крепко вцепившись в подол домашней кофты стягивают ее, безжалостно скидывают на пол, словно разбивая барьер за барьером: меч, ткань, кожа, что мягкая, нежная, теплая под его губами и языком, покрывающаяся мурашками там, где проходят пальцы, что давно уже не держат рук англичанки, спускаясь вниз, по плоскому животу, пока горячим ртом накрывает левую грудь, перекатывая, прикусывая затвердевший сосок, вырывая из стража то ли всхлип, то ли стон; отвлекается возвращаясь к ее губам, припухшим, покрасневшим, со следами от укусов, - и не может отстраниться, не может думать, - в голове нет ничего, кроме пустоты, злости, отчаяния; в голове у Финнегана Уайтхоука нет ничего, кроме ада].
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngПриехали, блядь. Занимайте места, согласно купленным билетам.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngНенависть никогда еще не была столь смешна, рассыпаясь трухой, оставляя за собой лишь гниль и горечь, оставляя лишь влагу на пальцах, когда ладонью спускается ниже, минуя пижамные штаны и нижнее белье; ненависть сводится к обрывистому дыханию, резким движениям и крику, крику Реджинлейт Флетчер, который он ловит своими губами, входя в нее все глубже и глубже, резче с каждым движением, не понимая, чего в нем больше: желания причинить боль или сгладить ее, свести на нет.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngНе важно.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngВо рту солоновато-ржавый привкус собственной крови, пальцы стража цепляются за его волосы, - и когда Реджинлейт Флетчер притягивает его к себе - все в мире окончательно обесценивается, переставая иметь хоть какое-то значение, потому что
блядьблядьблядь
толчок за толчком, - глубже, сильнее, словно это не просто перепих на пороге квартиры, не попытка поставить на место, вытащив все стражье дерьмо наружу, - потому что она - совсем не лучше него, потому что тесали - из одного камня, словно есть что-то большее, просочилось меж прутьями решетки, меж ядовитыми, небрежно сплюнутыми словами, меж сухими вопросами для протокола и кровью, пролитой в полузаброшенном доме, где она нашла то ли его, то ли демона, и не смогла отличить одно от другого.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngОтличает ли сейчас?
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngЕе стоны становятся громче, его рычание - еще более хриплым; ему хочется, чтобы она назвала его по имени, чтобы понимала, кто он, с кем она, для кого раздвинула ноги; чтобы самому это вспомнить, - хотя бы на один гребанный миг; вскрикивая, оседает в его руках, сжимаясь, доводя до практически полной потери контроля над собой: толчок, еще толчок - и Финнеган Уайтхоук следует за ней, крепче прижимая к стене, пока пальцы, сжимаясь, обращают обитый деревом угол в труху, оставляя неровные следы. На память.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngСебе, ей, обоим.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngЕму нужно помнить. Ему нужна Реджинлейт Флетчер.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngБольной ублюдок.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngВ голове Финнегана Уайтхоука нет ничего, кроме вязкой, густой пустоты, что клубится подобно ядовитым испарениям, отравляя все, до чего дотягиваются его мысли, ничего, кроме пустоты и неровной тишины, нарушаемой участившимся биением сердца, обрывистым дыханием, мерно тикающими часами; реальность проступает медленно и неохотно, все еще не пытаясь заострить края, когда он рассеянно проводит носом по ее шее, а затем губами убирает испарину, словно следуя по маршруту, проложенному до этого каплей проступившего пота. — Мать предпочла назвать меня Финнеган, — лениво бормочет, не замечает, как усиливается его ирландский акцент, делающий слова более протяжными, словно вытащенными из чужого языка и непригодными для произношения; и ему бы отстраниться, застегнуть молнию на джинсах, одеть футболку, накинуть на плечи куртку и уйти, но, вместо этого - остается.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngРук, поддерживающих стража под бедра, ирландец так и не разжимает, лишь перемещает чуть удобнее, достаточно для того, чтобы добрести до открытой двери в спальню, переступить порог и осторожно усадить Флетчер на разобранную и так и не заправленную кровать, вернуться, все же застегнув джинсы, заодно подобрав с пола пижаму, и теперь, - протягивая ее девушке, словно так и надо, словно имеет полное право на этот шутливый, дружеский жест, — у тебя там на кухне что-то подгорает, — с долей любопытства, — но я сомневаюсь, что ты будешь и дальше расхаживать без одежды. А жаль.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngАд прост. И ад - пуст.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngПотому что пока Финнеган Уайтхоук здесь, тьма его не тронет.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngКроме той, что в нем.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngИ в ней.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngБлядь.

+1

6

Какого черта? Какого черта, черт побери?!
Финнеган Уайтхоук остается.
Реджинлейт Флетчер позволяет.
Мозг отключен, не собираясь принимать участие в происходящей вакханалии. Дескать, сама все натворила, сама и разгребай, а я в отпуске.
Ебаааааать.
Ага, милая, именно это ты и делала. Вдохновенно так, с чувством и расстановкой. Вот как раз последствия протягивают с такой сочувственной улыбкой, что хочется разорвать парня голыми руками. Отрадно, что желание вполне осуществимо, если дать себе волю. Нет! Не такую, дура озабоченная. Боевую волю, демона выпустить, силушку богатырскую увеличить. А Илаю скажем, что объект вышел из-под контроля. Ему вообще до лампочки, лишь бы с него бумажную работу сняли.
Финнеган Уайтхоук усмехается.
Реджинлейт Флетчер паникует.
- Твою мать, - вскакивает, накидывая халат по дороге (протянутую руку Финна женщина игнорирует, всерьез собираясь сжечь все следы после). На кухне слышно отчетливый запах гари, а пирог с яблоками стал стопроцентным угольком с угольками. Редж делает глубокий вздох перед тем как открыть дверцу духовки, и не зря – на нее валит черный дым, оповещая самое страшное – у всего есть последствия, и вот ее расплата за то, что пускает всяких подозрительных типов в дом.
Мать года, черт побери. Отправила сына в школу, спалила пирог. Ах да, трахнулась со своим подопечным, у которого явно не все дома и демоны завелись. Где здесь становится в очередь за родительскими медалями?
Редж выбрасывает пирог, открывает окно для проветривания, запахивает халат потуже, после чего начинает собирать новый пирог: яйца, мука, сахар, почистить и нарезать яблоки. Очень просто.
На кухне появляется Финнеган.
Флетчер мастерски игнорирует этот факт. Флетчер молодец.
Главное, не дать к себе прикоснуться. Главное – держать расстояние. Главное – самоконтроль и выдержка.
Ха.
Ха.
Ха.
Демоны смеются тебе в глаза, лицемерка.
Женщина накрывает яблоки тарелкой, чтобы те не заветрелись, уходит обратно в спальню, тщательно закрывая за собой дверь (прям на замок, чтоб всякие не шастали, а то мало ли, после них фамильное серебро исчезает, ищи потом ветра в поле). Переодевается в джинсы и зеленый свитер с длинным воротом, которые надежно закрывают тело, оставляя лишь торчать голову. Редж жалеет, что нельзя надеть маску, но решает что трусливые пути не для нее, и вообще у нее был целый план по игнорированию проблемы. Ведь у нее такие хорошие идеи обычно, и они всегда срабатывают. Да?
Поставить новый пирог в духовку – дело пары минут, с чем Страж прекрасно справляется, на сей раз поставив таймер на телефоне. После начинает уборку, замерев лишь на долю секунды, когда видит смятый в пыль деревянный угол, но быстро справляется с эмоциями.
- Хм, однако, мыши нынче совсем оборзели, отгрызли полстены, паршивцы, - вполне натурально сокрушается, объясняя следы преступления таким вот ... хм… илаевским методом.
Финнегнан Уайтхоук не уходит.
Реджинлейт Флетчер виртуозно решает проблемы.

+1

7

http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngПожалуй, это было даже забавно: святая [совсем нет] вера Реджинлейт Флетчер в то, что если просто закрыть глаза, зажмурившись и сильно пожелав, он испарится, исчезнет, подобно ночному кошмару, приходящему мятым утром, что плотный свитер и наспех натянутые джинсы станут преградой, подобно выкованным из демонического металла доспехам, впрочем, сейчас и они не смогли бы ее защитить; ей бы стоило это знать, - но она просто закрывает глаза. А Финнеган Уайтхоук умеет ждать. Совсем немного. Ровно столько, чтоб никому и в голову не пришло причислить это к его добродетели.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngВероятно, именно поэтому, пока Рейджинлейт Флетчер мастерски игнорировала все происходящее, ее проблемы, воплощаемые в лице и теле демона, отрезав от чистимого яблока тонкий ломтик, прихватили его зубами прямо с ножа, остальное, впрочем, спокойно дорезав в миску, прежде чем приняться за следующее, заставляя англичанку ощутимо нервничать, мешая, вероятно, дорисовать в воображении, что дольки сами ссыпаются в нужную емкость, - по благословению господнему и его величайшему указанию: на восьмой день всевышний гондон сотворил яблочный пирог и решил, что и так сойдет. Ему казалось, - замри на мгновение, втяни воздух в легкие, - и почувствуешь исходящее от стража напряжение, растекающееся, расплескивающееся по кафельному полу, мешаясь с раздражением и паникой, - щекотало рецепторы, словно затянулся дурью и хотелось еще. И еще. Яблоко брызжет сладковато-липким соком на руки, лишаясь кожуры и отправляясь к собратьям.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngЗа хозяйкой дома Финнеган Уайтхоук наблюдает даже не скрываясь, взглядом отслеживая каждый вздох, каждое движение, словно между ними опять железные прутья клети, вписанные основанием в каменный пол, - холодный под лопатками, только вот хозяева решили, что пора выпустить хищника на волю, по мнению ирландца - крайне опрометчивое решение, - казнить его было куда рациональнее, - взмах судейского меча и его голову можно смело насаживать на пику и ставить при входе в стражью обитель: в качестве назидания. Хоть после смерти послужит на благо обществу: станет отличной подставкой для ворон. К ночи кровь перестанет стекать с ровного среза шеи. Наблюдает за тем, как Редженлейт Флетчер, ходит по квартире, словно по минному полю, что забыли огородить и обезвредить, и привычно проложенный путь приводит к скинутому на пол и так и не поднятому нижнему белью, что, вероятно, кажется сейчас страшнее найденного снаряда времен Второй Мировой, пролежавшего в земле более полувека; торпеды и фугасные бомбы, по крайней мере, не походили на кружевную тряпицу. Ее Финнеган Уайтхоук успевает поднять с пола раньше, чем до нее доберется страж: в бытие после адской бездны есть свои преимущества, пожалуй. Флетчер не смотрит на него, предпочитая оглядывать стертый в труху угол и сломанную вешалку выше; стоя совсем рядом, поддается вперед, едва касаясь губами кончика уха англичанки, сдерживая желание чуть прикусить, заставить вздрогнуть от слабого импульса боли, — его будет не сложно починить, как и вешалку, — перекатывает слова на языке, выдавая их тихо, еле слышно: с такого расстояния они и без того слишком громки, — или вариант с мышами тебе больше по душе? — знает, чувствует порыв отодвинуться, вырваться, оказаться как можно дальше, - но перехватывает свободной рукой поперек живота, ближе придвигая к себе, подобно коту, тянущему из клетки хозяйского хомяка, которого его строго настрого запретили трогать. Что поделать - инстинкты.

Отредактировано Finnegan Whitehawk (2017-10-09 10:09:10)

+1

8

По телу Редж проскочила волна томительного удовольствия, собравшись где-то в районе живота. Тело, которое не помнило ничего похожего последние 6 лет, хотелось продолжения банкета, как-то даже чересчур рьяно реагируя на прикосновения мужчины. И на покусывание уха. Это вообще законно? Может, Флетчер отправит его обратно в камеру, потому что он нарушает условие досрочного освобождения. Пожалуй, отличная идея.
Девушка дернулась, собираясь отойти на безопасное расстояние, а затем прочесть лекцию Уайтхоуку о том, как негоже кусать людей, какие последствия это принесет в долгосрочной перспективе и вообще фу. Конечно, если она это сделает, то придется признать, что он существует и находится в комнате, но сейчас сие казалось меньшим из зол. Впрочем, ничего у нее не вышло. В том плане, что ее прижали к обнаженной мужской груди. Страж замерла, пытаясь понять, где же совершила прокол, который привел вот к этому результату.
Ах да, она открыла дверь и впустила дьявола в дом.
Вот же какая неосторожность.
- Я вышлю тебе чек, - выдавила из себя, напрочь игнорируя руку, что уже успела пробраться под свитер, исследуя пространство под ним. А стоило бы уже понять, что Финнеган не любит, когда на него не обращают внимания, уж точно не сегодня.
- Послушай, тебе пора идти, - Реджинлейт крепко сжала ладонь ирландца, заставляя его замереть, - вернуться к тренировкам и самоконтролю, помнишь же, о чем мы говорили в Штабе? – продолжает будничным тоном, - тебе не хватает дисциплины. И самоконтроля, - Страж закрыла глаза и оказалась на противоположной стороне квартиры. То есть, в двух метрах от Финна. Флетчер предупреждающе вскинула руку, чтобы он не вздумал к ней приблизиться, хватит с нее этих кошек-мышек. Она больше и слова ему не скажет, и прикоснуться не даст. Все же, это именно она держит поводок от его демонической души, а вовсе не наоборот.
- Какого черта?! – ошарашено вскрикнула Реджин, заметив торчащий кусок материи из кармана мужчины. – Верни немедленно! – брови гневно свелись над переносицей. Ее нижнее белье стало чем-то вроде трофея в руках… штанах Финнегана, отчетливо крича о ее позорной капитуляции всего полчаса назад. На вот этом самом изувеченном углу. Что она Сирил скажет? Мыши за полдня погрызли? Твою ж мать.
Редж сильно разозлилась. И на себя, и на мужчину, и на ситуацию в целом. Она скрипнула зубами, подошла к входу и подняла футболку, с курткой, после чего швырнула их в Уайтхоука. Нечего здесь голым торсом сверкать, чай не публичный дом.
- Убирайся из моего дома, - отчеканила девушка, - или пожалеешь, - недобро прищурила глаза, чувствуя, как по венам начал струиться адреналин и сила. О да, она почти хотела, чтобы он остался. Чтобы он посмел бросить ей вызов.

+1

9

http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— У меня нет проблем с самоконтролем, — голос ирландца обманчиво кажется почти дружелюбным, словно слово с подобным корнем к ним вообще применимо, словно к ним применимо хоть что-то кроме ненависти, злобы и пламени, проходящего сквозь плоть, добираясь до костей, что плавятся, тлеют, выгорают, - вечность, так будет вечность: ад не милосерден, ад Финнеган Уайтхоук таскает с собой, распихав под ребрами, чтоб напоминал при каждом вздохе, методично выжигая легкие, а потом собирая их заново, для следующего вздоха; хоть что-то, кроме отчаянного, сумасшедшего, яростного желания наступать, подавлять, выбивать-вытрахивать все, что являет собой Реджинлейт Флетчер, что почему-то решила, будто может нарушить привычный ход вещей, выбрав, кому возвращаться на свет божий из вотчины Сатаны, - слишком много взяла на себя, девочка, что совсем не Господь Всемогущий, даже не посланник его, из тех, кто тогда не пал за Люцифером, - просто Страж: свернуть ей шею будет не так уж и сложно, - зато с его упадет хомут, вместе с незримым поводком; Финнеган Уайтхоук отказывается сидеть на цепи, подобно шавке, радостно тявкающий у хозяйских ног, - слишком долго шел к свободе, раз за разом, по приказу Ордена перерезая одну глотку за другой: их жизнь за его свободу, за свободу Лорелей, - это не такая уж высокая ставка; шел, планомерно забивая банковский счет путями, что совсем не понравились бы сестре, что точно не оценила бы контрабандные операции с оружием для республиканцев, - мир во всем мире, чтоб его, чтоб никто не ушел обиженным: стоило перегонять не винтовки и ружья, а десяток-другой осколочных гранат; получив два комплекта поддельных документов на Роджера и Фейт Моррисон, достаточных для того, чтоб покинуть Соединенное Королевство, желательно, по морю, не оставляя слишком явного следа в аэропортах, если Орден все же почует неладное и не удовлетвориться полицейским отчетом; найдя небольшой городок в южных штатах, где не было орденской паствы, где даже банкоматов то толком не было: пара магазинов, заправочная станция, сотня километров до Далласа, - затаиться и переждать полгода-год, - ирландец ненавидит прятаться, презирает это всей душой, точнее, ее остатками, скудно прилипшими к костям, но рисковать сестрой не может: если их поймают, ей лучше не знать, что Орден делает с предателями, что он сам делал с предателями, медленно, лоскутами спуская кожу с их спин, оставляя сочащиеся кровью раны загнивать;  договорившись с парой знакомых из морга, чтоб достали пару похожих тел [не столь важно, им все равно предстояло бы как следует прожариться в их квартире, захватив заодно несколько соседних этажей]; у Финнегана Уайтхоука был четкий план, пока все стремительно не пошло по пизде. И да, блядь, у него опеределенно есть проблемы с самоконтролем. И с нереализованными желаниями. Точнее - с их определением: отскочившую, дематерилизовавшуюся в паре метров от него Реджинлейт Флетчер хотелось обречь на вечные муки. Или трахнуть. Дерьмо.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngЕму определенно стоит взять себя в руки.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngИ, возможно, действительно уйти; вот только рядом с Рейджинлейт Флетчер, еще не растерявшей остатки внутреннего света, кажется, дьявол внутри него ослабляет вожжи, давая возможность свободно вздохнуть, словно на миг пригревшись, зайдя в дом с выстуженной улицы; и свет этот мягкий, теплый, еле заметный и почти домашний, совсем не похожий на пламя от полыхающего костра: слишком много огня. Впрочем, футболку мужчина все же одевает: плотная хлопковая ткань скрывает демонические метки на спине, плечах, предплечьях; куртку же, почти хозяйским жестом накидывает на уцелевший угол вешалки, словно там ей - самое место. — Это? — Вытаскивает из кармана джинс клочок кружевной ткани, — думаю, тебе стоит подумать, что я мог бы получить взамен, — опасно щурится, делая небрежный шаг вперед, словно перекатываясь с пятки на носок, — но если попытаешься опять угрожать моей сестре, — почти ласково, — я тебя убью.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngФиннеган Уайтхоук возвращается на кухню, к уже облюбованному табурету, не сводя с Реджинлейт Флетчер внимательного взгляда, словно что-то прикидывая, на мгновение переключившись со съедающего его живьем гнева, — но на твоем месте, я бы попробовал заключить сделку, — в прямом смысле - с дьяволом, — информацию за то, что ты можешь мне предложить, — о, он бы написал целый перечень, хотя бы просто ради того, чтоб посмотреть, как меняется выражение лица англичанки при его прочтении. Черт, оно бы определенно того стоило.

+1

10

Редж неодобрительно поджала губы, стоило Финну накинуть куртку на крючок в прихожей. Значит, уходить он не собирается, более того, решил, что имеет право бросать вещи, где вздумается. Женщина недобро прищурилась, тряхнув головой. Что за неуважение к частной собственности, черт бы его побрал?!
- Можешь оставить себе, - ровным голосом отвечает, даже не шелохнувшись в сторону протянутого белья, - носить в Штабе перед зеркалом или какие еще извращения в голову взбредут, - махнула рукой, словно все это ее не касалось. – Илай, может, и оценит, - чуть вскидывает брови, намекая на фееричный пиздец, который устроит глава эдинбургского отделения, когда узрит новоиспеченного Стража в кружевных труселях. Флетчер чертовски сильно захотелось поприсутствовать на этом увеселительном мероприятии. Надо будет Сирил с собой прихватить, такими моментами необходимо делиться с сестрой, а то не простит. Главное, чтоб та не узнала, откуда бельишко на Финнегане, а то неудобно будет. Поди объясни, с какого хрена трахается с недавно впущенным на волю сатаной.
В этот момент прозвенел таймер, оповещая о готовности яблочного пирога. Хоть что-то сегодня будет сделано во благо! Реджинлейт скрылась на кухне, вытащив выпечку и пристроив ее на столешнице, чтобы остудить. Через минуту она уже снова была в гостиной, направившись к окну.
- Твоя сестра нынче под протекцией линчевателя клана, - задумчиво протянула, удобнее усаживаясь в кресло, улыбаясь Уайтхоуку не менее дружелюбно, - так что не моя головная боль. Сильно сомневаюсь, что Дар ее кому-то отдаст, - хмыкнула, с любопытством склонив голову набок, рассматривая полудемона перед собой, - даже тебе. Не на те ворота рычишь, Мясник.
Однако угроза все же прозвучала, повиснув между ними тонкой нитью. Как-то не очень вежливо сначала заявиться без спроса, голышом пообжиматься, а затем говорить о убиении. Ата-та, его милаха сестра точно бы такого поведения не одобрила, впрочем, она, в отличие от брата, предпочитала сбегать, став для Даррела настоящей головной болью в первый месяц… хм… вынужденного сотрудничества.
- А как тебе такое предложение, - Флетчер подняла руку, словно дернув повод, отчего Финнеган непроизвольно дернулся. Она не могла контролировать его мысли, не могла подчинить своей воле, но могла остановить, и будь проклята, если не отправит его обратно в ад, стоит только дать повод. – Ты делишься информацией, а я тебя не убиваю. По-моему, отличная сделка, - что Уайтхоук успел увидеть в аду их интересовало давно, с того самого момента, как на теле смертного (как они думали вначале) начала появляться демоническая метка. Впрочем, когда выяснилось, что Финн Страж, наличие татуировки, расстелившейся по спине и рукам, вызывало не меньше недоумения. И он был в аду, не метафорически, а вполне реально. Пока демон разлегся в теле ирландца, примерив его словно перчатку, душа мужчины горела в аду. И это было единственное, что им удалось из него вытрясти, скорее всего, лишь потому, что дезориентированный от потери крови и сил, Финнеган не успел ощетиниться, послав всех к чертям собачьим, как делал каждый раз с тех пор.
А теперь что, готов сотрудничать?
- Сегодня никто не умрет, - но давление на мужчину не ослабевает, он не заслужил доверия, так что пусть побудет на поводке, - я отпущу вожжи, а ты успокоишься. И мы поговорим, как взрослые люди, - Редж вопросительно изогнула бровь, ожидая ответа. Желательно, положительного. У нее совсем не было настроения стирать ковры по понедельникам, а кровь сходит с них чертовски трудно.

+1

11

http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngПрислонившийся к стене плечом, Финнеган Уайтхоук лишь выразительно приподнимает бровь, даже не думая о том, чтоб тронуться с места или вставить реплику во внушительный, пускай и прерывистый монолог Реджинлейт Флетчер, скорее напоминавший собирание угроз и издевок по углам и закромам, выуживая крохи оскорблений, дабы заполнить гнетущую тишину, что явно действовала стражу на нервы, выкручивая их, куда сильнее, чем ему: ирландец вообще не любил много болтать, не прижилось; в их семье за коммуникабельность, дружелюбность и прочие социально полезные навыки отвечала Лорелей, обладающая способностью сгладить любой острый угол; он же здраво полагал, что острым должен быть нож, чтоб в любой момент можно было вспороть грудную клетку противника, - мертвые они, знаете ли, не особо разговорчивы, особенно с перерезанными голосовыми связками.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngОн молчит, Реджинлейт Флетчер нервничает, даже не замечая, как пальцы сильнее впиваются в спинку кресла, белея на костяшках, пока резкий взмах ладони не заставляет его поддаться вперед, сдерживая шипение от секундной боли под ребрами; хочет ехидно добавить, что ей совсем не нужно размахивать руками, как на деревенской ярмарке, достаточно одной силы мысли, одного четко сформулированного желания, в кое вливается энергия, заставляя его действовать не хуже ошейника с электрошоком, чей импульс проходит по всему телу, ввинчиваясь в позвоночник, расходясь по ребрам, отдавая пульсацией в черепную коробку. Но все еще хранит молчание, не сводя со стража внимательного, насмешливого взгляда.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Поговорим, — почти по слогам выдает ирландец, привыкнув за два месяца экономить даже на звуках, ограничивая их односложными предложениями и фразами, у которых нет других трактовок и вариаций: из точки А в точку Б отправлено 9 букв единого слова, - никакого подвоха и двойного дна: честность, совсем не присущая его народу, честность, что куда опаснее и острее лжи: от нее не увернуться, не сделать вид, что послышалось, не изобразить, что выстрел ушел в молоко, расплескавшееся по полу, — пересмотри условия сделки, Флетчер, — тихо и вполне искренне смеется, ожидая, пока страж поймет, что у нее не осталось рычагов давления: Финнеган Уайтхоук не боится ни смерти, ни боли, - Орден хорошо натаскивает своих цепных псов, истребляя как жалость к другим, так и к себе, прививая умение молчать под пытками, свойственное всяким фанатикам, готовым положить свою жизнь на любой замызганны, засранный алтарь чужой веры, - гнилой, безжалостной, - опусти в нее руки и омойся чужой кровью, что выдают за святую воду; ирландец презирает самопожертвование, как акт веры, презирает как факт, само наличие подобного в мире, но свою жизнь, помятую, искореженную, похожую на простреленный медяк готов выложить на стол ради одного, одной: как и двадцать три года назад, как и сейчас, так и ныне, и присно и во веки веков, аминь; вот только Реджинлейт Флетчер сама понимает, что теперь давить на него используя сестру просто не выйдет: оборотень не позволит, даже на порог не пустит: фенрировы дети бывают чертовски злыми, и иногда от этого даже есть польза. По крайней мере, на данный момент, - охранный амулет от стражей со стопроцентной гарантией; хотя рожу МакАлистеру от этого размазать меньше не хотелось. Взгляд, проходящий по телу англичанки становится совсем уж нехорошим, особенно, когда губы Финнегана Уайтхоука растягиваются в подобии улыбки, — раздевайся.

+1

12

Наверное, если бы она слушала сестру, подобной ситуации не случилось бы. Стала бы она запрыгивать на серийного убийцу из Ада, если бы ее последний секс не был более 4х лет назад? Конечно, нет. Реджинлейт Флетчер не была мертва (хотя сейчас ей очень хотелось провалиться сквозь землю и попросить чертей забрать своего наместника), ее тело уж точно себя мертвым не считало. Иначе не приняло бы мужчину с такой легкостью, словно только и ждало, когда грубый мужлан зажмет в коридоре.
Ради всего святого, мать твою! Она что, действительно превращаются в одну из этих отчаянных домохозяек?
Редж медленно выдохнула, выпуская напряжение из тела, расслабляя плечи. Ей стоило усилия оторвать взгляд от Финнегана, словно он мог натворить что-то непоправимое, стоит лишь выпустить его из виду. Вот только это была она, кто творил неведомую фигню сегодня. Девушка посмотрела на столик у окна, там находились рамки с семейными фото. В основном там был Алистер: совсем кроха в пинетках и цветах клана Флетчеров, недавняя, сделанная Сирил, когда они завтракали, тут ее парнишка очень серьезно оделял зеленые хлопья от остальных (он ненавидит зеленый цвет, что иногда создавало проблемы, особенно когда дело доходило до брокколи). И была всего одна фотография с их семьей, которую Редж не дала спрятать пару лет назад, когда они разбирали ящики. Том держал их малыша, глядя на Ала как на самое большое сокровище в жизни, а она в этот момент целовала головку сына. Томас так гордился им, своим наследником.
Страж оставила это снимок на видном мессе ради Алистера, именно так сказала тогда сестре. Что парень должен помнить лицо отца, знать, что тот очень сильно любил его. Но это была не вся правда. Том погиб 4 года назад, и порой Редж забывала его лицо, просто не могла вспомнить черты, цвет глаз – зеленые или голубые? – волосы. Она не могла отпустить прошлое, прячась в старых воспоминаниях, как в доспехах. Потому что так было безопасно, комфортно, знакомо.
А с Финнеганом Уайтхоуком безопасно не было, как и комфортно или знакомо. Он был опасен даже когда просто стоял, опираясь на косяк ее двери. Она не хотела его присутствия в доме, не хотела, чтобы от него пахло сексом, не хотела хотеть  его.
И когда это Реджинлейт Эшдаун стала такой трусихой?
Страж скинула тапок, подогнув ногу под себя.
Безопасность, да? Смешно.
- Твоя очередь. Рассказывай.

0


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » Darraðarljóð » i know, i'm not forgiven, but i need a place to sleep [07.09.2015]