"

CYRIL MACALISTER

"

GARRETH MACALISTER

"

HOLDEN ELPHINSTONE

HEXHELL: they all going to die;

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » Darraðarljóð » 'til death do you part [08.10.2015]


'til death do you part [08.10.2015]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Abram MacAlister vs. Semele MacAlister
эдинбург, шотландия, uk; центральный полицейский участок, поздний вечер; абрам макалистер не особо
любит сюрпризы, а сэмель макалистер явно не в восторге от тюремных решеток; но кто их спрашивает?

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
http://funkyimg.com/i/2cRrc.gif http://funkyimg.com/i/2cRrd.gif
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

0

2

http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngРазмашистая уверенная подпись Абрама МакАлистера легко ложится в предназначенную для нее графу, когда оборотень оставляет надлежащую пометку в вахтенном журнале на контрольно-пропускном пункте, меняя собственные инициалы с фамилией на связку ключей с уныло-казенным ярлыком, указывающим номера кабинетов, которые они в состоянии открыть; формальность была не особо и нужной, - проработав в участке почти десяток лет, шотландец, как и все остальные, прекрасно знал, что помещения в цитадели закона и правопорядка Эдинбурга без труда можно открыть скрепкой и чистым энтузиазмом, в случае острой необходимости можно приложить еще и прицельный пинок ногой в область чуть ниже ручки, - впрочем, уведомить об этом начальство [и так в курсе], чтоб в дальнейшем пользоваться исключительно этим методом, не собирался: двери потом будут ремонтировать за их же счет, - городское начальство не особо щедро на подарки подчиненным с вандальными наклонностями. А таких тут - каждый второй, так и норовивший обрасти шерстью во время полнолуний, прихватив с собой после десяток блох. Оборотни на то и оборотни, - что с них возьмешь, окромя шкуры на новую доху?
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngВ ночных дежурствах с четверга на пятницу было свое преимущество: практически полный штиль, нарушаемый только редкими вызовами, попадающими под юрисдикцию и рабочие обязанности патрульных, но никак не детективов отдела по особо тяжким преступлениям, - шотландский прагматизм во всей красе: кражи в особо крупных размерах, убийства с отягчающими обстоятельствами, разборки между преступными группировками лучше оставлять на выходные, а то завтра еще работать: не по-христиански как-то выходит, да и спать пораньше стоило бы лечь. Старший из МакАлистеров, однако, жаловаться и сетовать на горемычную судьбу, отказывающую ему в очередном расчлененном трупе, найденном в чемодане на привокзальной площади, или утопленнике, выловленном из мутных волн припортовой гавани, порядком облепленном тиной, водорослями и мелкими членистоногими, не собирался: кофейный автомат имел привычку выдавать вполне сносный кофе, скопившиеся за пару недель отчеты и рапорты требовали приведения себя в божеский, пригодный для демонстрации начальству вид, а диван в кабинете был хоть и старым, знатно продавленным и скрипящим от малейшего движения, все же, позволял скоротать на нем пару часов до рассвета, когда придет смена, которой и можно будет передать начинающийся по утрам бедлам; в конечном итоге, если что-то случится, его поднимут даже из могилы, если он решит, что тот свет - отличная возможность отдохнуть от работы.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngКлючи с грохотом и лязгом падают на стол, пока шотландец стягивает с плеч черную кожаную куртку, давно намекавшую, что ей не мешало бы отправится на покой, скидывая ее на вешалку, стоящую при входе; тишина в помещении соревновалась с мерно гудящей техникой, а вялый полумрак разноображивало лишь ленивое мигание лампочек оргтехники, да непогашенный монитор в дальнем углу. Волчье чутье без ошибок определило оставшихся в участке сотрудников, разбредшихся по кабинетам, распределяющих оставшиеся районы для патрульной работы, и кого-то в камере временного заключения: незабываемые сутки в местном изоляторе, - хоть экскурсионные туры продавай.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngЧерез пару часов затекшее от неудобной позы тело требовательно отзывается ноющими мышцами, а так же ясным пониманием, что не особо уменьшившаяся стопка служебных отчетов вполне подождет полчаса, пока он выпьет кофе; уже ощутимо холодный октябрьский ветер лениво треплет футболку, надетую совсем не по сезону, когда оборотень выходит в проулок покурить, подчиняясь законодательству, запрещающему предаваться вредным привычкам в стенах государственных учреждений. Обратно возвращается обходным путем, с черного хода, ведущим мимо камер и ряда административных помещений, пустующих во втором часу ночи; и, пожалуй, давно у него не было столь интересной прогулки, что в один миг меняет на его лице растерянность, удивление, непонимание, насмешку и, пожалуй, что-то похожее на ехидство, стоило лишь оказаться в слабо освещенном помещении на первом этаже; видимо, отчетам придется подождать и дальше. Замирает на миг, прислушиваясь и принюхиваясь, дабы удостоверится в отсутствии коллег на ближайший десяток метров, после чего берет один из стульев, передвигая ближе к решетке, садясь спиной к камере видеонаблюдения, что не пишет звук и зернит изображение, попавшее на пленку.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.png— Я догадывался, что в Лондоне сложно найти работу, но не думал, что настолько, — выдает после долгой паузы, внимательно рассматривая ночного заключенного, которого бы узнал даже с этой странной короткой стрижкой, не менее длинными шортами и кожаным жилетом с эмблемой одного из местных байкерских клубов; внимательно проходя взглядом по знакомым чертам лица, плечам, выглядывающей груди, длинным ногам, задерживаясь на особо интересующих его частях, имея на это полное, данное законом и так и не расторгнутое право, — не холодно? кофейку? — вертит в ладонях пластиковый стаканчик с уже остывшей жидкостью, вытянув ноги вперед, но все еще не зная, как себя вести и что полагается делать в таких обстоятельствах, когда даже не знаешь, что бывшая жена вернулась в родной город, и, видимо, интересно проводит свободное время; отодвигает вспыхнувшую злость на второй план, не давая ей пробраться в голос, — ну здравствуй, что ли, любимая.

+1

3

Дело было обычное. Дело было пиздец какое мутное. И уж точно не должно было привести ее в Эдинбург. Ну, серьезно, куда угодно, но не в родной город, покинутый 8 лет назад с надеждой никогда сюда не возвращаться.
Но вот она здесь – детектив лондонского отделения Скотлэнд Яра. В полицейском участке столицы Шотландии. За решеткой.
Пожалуй, стоит объяснить, как это произошло. И дело вовсе не в мелочной мести извечно враждующих соседей.
Так вот.
Сэмель МакАлистер начала работать под прикрытием полгода назад. Ее задачей было проникнуть в банду байкеров, которых подозревали в нелегальном сбыте оружия, торговле людьми и наркотиков. Как видите, милейшие люди, достойная компания для леди. К счастью, Сэм не была леди, и уж тем более ею не была Мэри Шульц – ушлая девчонка, что выросла в криминальном Лондоне, с детства научилась таскать кошельки и имела связи, казалось, везде. Над образом и легендой работали долго, погружаясь в жизнь Мэри за несколько месяцев до непосредственного контакта с байкерами. МакАлистер сделала все, чтобы именно они пришли к ней, нуждались в связном с новым поставщиком на рынке оружия, у которого, как говорили, есть уникальный товар. Хитросплетение слухов, мифов и историй про Мэри зашкаливало, превратив ее в живую легенду, почти рок-знаменитость криминального Лондона.
Шульц легко влилась в… кхм… коллектив бородатых «Ангелов». Продвигая идею незаменимости и прочей лабуды, которую мужики все равно не воспринимали, пялясь на ее ноги. Впрочем, излишне ретивых она останавливала хорошим пинком в пах, еле удерживаясь, чтобы не применить волчью силу, а пара заклинаний помогла окрутить и внушить «ангелочкам», что с кем-то она все же потрахалась.
Все было выверено, все работало, и с каждым витком плана она подбиралась все ближе и ближе к верхушке этого пирога. А потом оказалось, что глава заседает в Эдинбурге (куда смотрит клан и тамошняя полиция Сэмель даже не спрашивала, наверняка гоняются за собственными хвостами, меряясь у кого длиннее. Сборище отсталых идиотов), хочет с ней встретиться и вызывает к себе. В Эдинбург. В этот проклятый богами город.
Ура. Просто безудержное веселье.
Впрочем, у Мэри Шульц проблем с Эдинбургом не было, в отличие от Сэмель МакАлистер, которая до 20 лет жила, училась и работа здесь. Ах да, еще в столице небритых мужланов обитал и ее муж, так и не получивший приставку «бывший». Все никак к юристам не сходят, дела, сами понимаете.
План был прост: не попадаться на глаза никому из прежней жизни, не влезать в неприятности, добраться до главы и перейти на завершающий этап сего мероприятия.
Все полетело к чертям в тот момент, когда оборотень переступила порог паба. Это была подстава с самого начала, но мышеловка захлопнулась до того, как Сэм почуяла неладное. Похоже, глава решил проверить ее лояльность, если бы ее раскрыли – убили бы на месте. Точнее, попытались. Оборотни, знаете ли, весьма живучие твари.
И вот она за решеткой в местном отделении полиции, действует на нервы дежурным не только лишь из вредности, надеясь, что ревизия ее блох не затянется на вечность.
Ну конечно.
Кто бы, блядь, сомневался.
Абрам МакАлистер.
Абрам, мать его, МакАлистер – тот самый муж Сэмель МакАлистер, от которого она ушла 8 лет назад (то, что они продолжали видеться раз в год, было исключительно женской слабостью и никак к делу не относится).
- Издевательство над незаконно арестованными входит в ваши обязанности, офицер? – Сэм приподнимает бровь, упираясь ладонями о прутья клетки. Она помнит о камере, помнит о кроте, которым мог быть кто угодно, поэтому держит Мэри на виду, не убирая акцент южного Лондона. – Я знаю свои права, и вам меня не запугать, шайка полоумных говнюков.
Шульц была очаровательной девушкой, которая терпеть не могла полицаев. Да и правительство. Ей вообще мало что нравилось.
- Требую звонок! И адвоката! – Сэм начала кричать, тряся решетку, - я вас всех засужу!

+1

4

http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngОкей, ждать теплого приема явно не приходилось.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngАбрама МакАлистера так и тянуло списать все происходящее на ночной кошмар, - мол, заснул в кабинете, упав небритой, вечно мрачной мордой на папки с отчетами, и теперь радостно наблюдает сон, выданный извращенным подсознанием, решившим, что в их жизни [Абрама МакАлистера и его подсознания] не хватает изюминки [оборотень бы выразился более прозаически, - ложки дерьма в стакане с виски], посему, - получите, распишитесь, - только сегодня в ваших потаенных кошмарах, - бывшая жена за тюремной решеткой, можете поплакать от счастья и не благодарите. Вот только Сэмэль МакАлистер слишком, гротескно реальна среди этих серых стен, на которые словно не хватило краски: мол, и так сойдет, загоним железные прутья, врежем замки, и город сможет спать спокойно. В отличие от шотландца, что уж там.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngАбрам МакАлистер вообще вряд ли заснет в ближайшее время. Мало ли что привидится.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngМало ли кто.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngНаконец тянется за папкой со свежеоформленным досье, лежащей тут же, в ожидание дежурного офицера, которому с самого утра предстоит либо выпустить за недостаточностью улик, либо оформить и упаковать уже на долгое время, прибавив работы архиву участка, облюбовавшему себе комнатушку в подвальном помещении, в нескольких метрах от морга. Сделать это стоило раньше, вероятно, тогда был бы менее удивлен [хотя по лицу оборотня вряд ли об этом можно судить, - по чертам словно проехал паровой каток, оставляя исключительно вежливое и безучастное выражение, что лишь немного разбавлялось задумчивостью, рисовавшей морщины на упрямом, как у осла, лбу], или, хотя бы, понимал с какой мусорной свалки дует ветер до того, как все пропахло тухлой рыбой. — Мисс Шульц, — фамилию выдает, выкатывает, словно горошину на языке, — боюсь вас огорчить, но здесь не Англия, и право на адвоката предоставляется после оформления и допроса, так что, подозреваю, своих прав вы, все же, не знаете, — сама вежливость и лояльность, хоть в детский сад отправляй, выступать перед мелкими засранцами на очередных богопротивных мероприятиях, вроде «как важно быть полицейским», где вот таким же тоном нужно доносить простые истины, мол, - какая замечательная и полезная обществу работа. То есть, вы, конечно, поездите пару тройку лет в патруле, отлавливая наркоманов и мелкое ворье, блеванете пару раз в кусты, протоколируя первые убийства с расчленением, но в целом - замечательная профессия, надо брать.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.png— А если вы еще, — встает с места, подходя ближе к черте, разделяющий закон и его нарушителей, а заодно - к неслучившейся бывшей жене, останавливаясь в нескольких сантиметрах от решетки, вольготно засунув руки в карманы джинс, словно наблюдая за крайне интересным представлением [впрочем, почему словно?], — повредите казенное имущество, то бишь, камеру временного заключения, то, к сопротивлению при аресте, вам добавят еще одну статью, будьте благоразумны, Мэри Элизабет; или вам понадобится словарь для толкования этого слова? — тон у оборотня все тот же, - обманчиво мягкий, любезный, будто бы действительно заинтересованный в спасении заблудших душ, - как с Сэмуэлом местами поменялся, не допусти этого Фенрир. Тон мягкий, а в голове, как в заводном механизме, раскручиваются детали, потому что о правилах игры Абрам МакАлистер догадывается лишь смутно, но понимает, что, пожалуй, не время и не место предаваться семейным нежностям и объятиям, - во-первых, - случайные свидетели, во-вторых, - на дворе не февраль, на слабость потом не спишешь, придется отвечать перед собственным здравомыслием. — И что такой крайне очаровательной, — вынужденная пауза, — леди не сиделось в Лондоне, м, мисс Шульц?

Отредактировано Abram MacAlister (2017-04-20 00:01:13)

+1

5

Сэмель МакАлистер 8 лет не наведывалась в Эдинбург, сторонясь и этого города, и этих людей. За исключением одного эпизода года 4 назад, слишком болезненного для всего клана, чтобы вспоминать о нем, но слишком важного, чтобы забыть. Так вот, 8 лет ее здесь не было, 8 лет нарабатывала опыт, статус и имя в Лондоне, с четким планом остаться в столице Англии навсегда.
Так какого же хрена оказалась в обезьяннике шотландцев? Впрочем, на этот вопрос она уже ответила. Оставалось держаться плана, оставаться Мэри Шульц и вылить на Абрама МакАлистера горячего кофе (последнее было необязательным, но явно принесло бы душевную радость).
Мэри в Эдинбурге не была, и тем более в местную каталажку не попадала, от того взирала на детектива, словно у него выросла вторая голова.
- То есть, вы хотите сказать, - вкрадчиво начала женщина, - что хотите меня допросить без защиты? – на лице англичанки отразилось потрясение, словно он предлагал английской королеве станцевать нагишом перед толпой, а затем предаться с ней содомии. – Кто же написал эти дурацкие законы? – возмущенно завопила Мэри, а вот Сэм вспомнила, как они с Абрамом хохотали над этим моментом еще в Академии, когда учили право. Еще бы, стоило представить лицо какого-нибудь англичашки, что начнет требовать адвоката, а он ему не положен без разрешения детектива. Логика горных народов была проста – чем меньше прав у простого люда, тем меньше у них возможностей бунтовать. Вот только, когда ты без значка, подобные моменты не вызывают симпатии, даже улыбки.
Поэтому желание вцепиться в детектива когтистой лапой, сломав пару ребер, казалась оборотню весьма заманчивой. И тем сильнее оно росло, чем ближе подходил Абрам.
Ну же, дружок, еще шаг, и еще один.
Сэм одернула себя, заставив расслабить мышцы, проморгаться, пока камера не засекла подозрительный «собачий» блеск в глазах задержанной. Мэри была человеком, дрянным, изворотливым, всегда выходящим из проблем человеком. И она не злилась на бывшего мужа, потому что ее муж был мертв. А где вы видели англичанина с фамилией Шульц, в самом-то деле?
- И как же хрупкая женщина может сломать железные прутья, офицер? Что же я Халк, по-вашему? – Мэри легко рассмеялась, словно и правда нашла слова мужчины невероятно забавными. Не выходить из себя, только не выходить из себя. – Ну что вы, что вы, достаточно того, что я упеку вас за решетку за сексуальные домогательства, ведь именно на это вы и намекаете, за тем и пришли?! – Шульц снова начинает горланить, но на октаву ниже, чем парой минут ранее, - что вам нужно от меня? Почему сыпете своими грязными намеками? Я всего лишь жертва обстоятельств, хотела выпить в новом городе, когда ваша, - пауза, ясно свидетельствующая об эпитете, который женщине хотелось отвесить в адрес патруля, что почти отправил 6 месяцев ее жизни в трубу, - полиция набросилась на меня!
Мэри Шульц скрестила руки на груди, возмущенно притопнув ногой.
- Какие же права у меня остались, офицер? И раз уж вы знаете мое имя, не будете ли так любезны, назвать свое? Или от сырости мозги скукожились, говорят, здесь это частое явление.
Ей нужно было выбраться отсюда, и сделать это по закону, не слишком быстро, не слишком медленно. Пробыть здесь ночь вполне достаточно, главное, не нарваться на неприятности… окей, на еще большие неприятности.

+1

6

http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Я? Ну что вы, мисс Шульц, — от тона, да и от вида, Абрама МакАлистера все еще сквозит учтивостью и дружелюбием, словно мужчина с радостью готов помочь, оказав традиционное для выходцев с гор гостеприимство; вот только увы, на жителей юга объединенной Великобритании оно, обычно, не распространялось, - так уж издревле повелось, не стоит нарушать традиции, особенно ради милой леди столь сомнительной репутации, что иной, имев честь ознакомиться с ее личным делом, любезно предоставленным лондонскими констеблями по недавно отправленному запросу, заплакали бы как дитя, случайно схватившее с родительской полки произведение маркиза де Сада заместо Красной шапочки [той версии, где все закончилось хорошо, разумеется, злой волк повержен, а бабушка и внучка предаются развратной оргии с дровосеками; или, постойте, этого не было в книге?], — боюсь, это хочет сделать лейтенант Мэрриуэзер, занимающийся вашим случаем, — который, на счастье Сэмель МакАлистер, что, кажется, не имела ничего против нахождения за местной решеткой, работал в управлении всего лет семь и просто не мог помнить худощавую, темноволосую, двадцатилетнюю волчицу, сидевшую за его столом и носившую фамилию древнего шотландского клана, полученную после замужества. Заместо ответа на следующий, риторический вопрос, оборотень огорченно пожимает плечами, мол: исторически сложилось, но если бы он лично писал, то всенепременнейше, первым бы делом внес ведущим тезисом параграф, гарантирующий мисс Шульц право на адвоката, дабы ее пребывание в Шотландской столице было комфортным и не омрачилось непредвиденными обстоятельствами, например: административным взысканием в виде общественных работ по уборке мусора на городских улицах.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngАбрам МакАлистер останавливается ровно на расстоянии вытянутой руки, - близко, но недосягаемо, и крайне предусмотрительно, особенно когда глаза женщины, что по всем официальным бумагам являлась его женой, нехорошо, неуловимо отблескивают, позволяя показаться волку, с любопытством наблюдающему за происходящим: зверь не любил клеток и замкнутых пространств, но прекрасно знал, что эти прутья легко может раздвинуть, выбравшись на свободу; чего, кстати, нельзя сказать о Мэри Шульц, что не успела отметиться в сомнительных сверхъестественных делах, позволяя допустить мысль о ее принадлежности к отродьям нижнего мира, - для последних в подвале участка стояли укрепленные камеры, куда простые смертные не имели доступа, - а незнание о из существовании позволяло им спокойно спать ночами; так что - все на благо ближних своих.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Камера не пишет звук, мисс Шульц, — голос оборотня звучит мягко, почти нежно, пока тот внимательно наблюдает за женой, проступавшей под личиной чужой, пришлой женщины, лишь смутно похожей на Сэмель МакАлистер чертами: острыми скулами, упрямым изгибом бровей, привычкой сдувать пряди волос с лица, - соскобли все это, сними обертку, и получишь обратно свою волчицу; но шотландец не торопиться, возвращаясь обратно к стулу, - правды в ногах не было, а уходить он пока не собирался: любопытство Фенрира сгубило; — но вы продолжайте-продолжайте, говорят, полезно давать волю эмоциям и нереализованным фантазиям, особенно касающимся оскорбления офицера при исполнении; давайте угадаю, арестовывавший вас патрульный тоже удостоился вашей ласки? — Сэм МакТавиш бы определенно им гордился: выводить из себя окружающих добротерпением было редким талантом, вероятно, передававшимся по наследству старшим сыновьям
http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Дайте подумать? Право провести ночь, а может и больше в этой чудесной камере, оплаченной средствами налогоплательщиков, дабы наши английские гости остались довольны, — скрещивает руки на груди, — могу я как-то улучшить ваше пребывание здесь, мисс Шульц? А вы, заодно, не для протокола, конечно же, — приподнимает руки, демонстрируя, что чист от всевозможных средств записи, — расскажете, что сподвигло вас посетить Эдинбург на этой неделе.

+1

7

Мэри Шульц прислонилась к железным прутьям, осматривая детектива МакАлистера с ног до головы. Высокий мужчина, с щетиной, что грозилась перейти в бороду, если ей не заняться в ближайшие дни, в рубашке и джинсах, не слишком новых, не слишком дорогих, в кобуре находилось табельное оружие, а к поясу прицеплены наручники и значок. В общем, шотландец выглядел как самый обычный коп. Мэри многих из них повидала, достаточно, чтобы держать уши востро.
- И чего же вы тут забыли, мистер офицер, раз моим делом занимается другой неправомерный полицай? – о, быть деревенской девчонкой Мэри тоже умела, для полноты образа только плюнуть через зубы не хватало. Но совсем уж выводить из себя мужчину не хотелось, в конце концов, подобные игры доставляли удовольствие Сэмель, а не ей.
А вот Сэм видела совсем другую картину, отмечая тени под глазами, устало ссутуленные плечи и легкое любопытство. Смена Абрама явно закончилась, и она не была легкой, но бумажная волокита заставила задержаться, пока на стол ему не упало новое дело. Ее дело. Стоит ли винить, что любопытство привело мужа к жене. В конечном счете, они все Фенрировы дети. МакАлистер мысленно вздохнула, затолкав желание провести кончиками пальцев по заросшему лицу. До волчьей недели еще 4 месяца, а до тех пор они не имели друг к другу никакого отношения. И никаких прав.
- Ну, лаааадно, - Мэри махнула рукой, делая великое одолжение местной бестолковой полиции, - я приехала в эту дыру к знакомым. И по бизнесу. Знаете ли, у себя в Лондоне я работаю в пабе, на хорошем счету у хозяина. Еще бы, никто не мешает такой виски со льдом как я, - гордо выпячивает грудки, не забывая кривить губы в пренебрежительной ухмылке. - А здесь, как известно, хоть и забытая богом дыра, но виски гонять умеют. Вот и хотела по своим каналам разузнать о новинках. Совершенно законное дело, - возмущенно добавила. – Но в вашем краю все еще процветают шовинисты, мистер офицер. Моим знакомым не понравилось, что женщина может работать с виски, видите ли, это слишком мужской напиток, он ведь пьется исключительно крепким хуем с волосатыми яйцами, - пауза, - при всем уважении, офицер. Так вот, в пабе завязалась потасовка, меня загребли, что я так же считаю дискриминацией! Почему из всей шайки словили только меня? Почему ваши коллеги не погнались за остальными, а решили во всем обвинить хрупкую и беззащитную леди? А я вам скажу! Все дело в том, что вы тут в вашей прекрасной Шотландии перекачены тестостероном и предрассудками. Расисты!
С этим словами Мэри демонстративно удалилась в конец камеры, улеглась на казенную кровать с просевшими пружинами и уставилась в потолок.
- Как так случилось, Абрам, что у вас под носом резвится один из крупнейших торговцев оружием, а вы об этом даже не подозреваете? – Сэм говорила практически не размыкая губ. Даже если записи с камер наблюдения просмотрят, никому в голову не придет, что они разговаривают. Не волчий же слух у МакАлистера, в самом деле. – Какими великими делами по спасению мира занята местная полиция, что позволила бизнесу Руперта Мердока разрастись до национальной катастрофы? Вы хоть знаете о нем, Фенировы зубы?

0


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » Darraðarljóð » 'til death do you part [08.10.2015]