"

CYRIL MACALISTER

"

GARRETH MACALISTER

"

HOLDEN ELPHINSTONE

HEXHELL: they all going to die;

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » in skamma » my blood is singing with your voice, i want to pour it out [18.10.14]


my blood is singing with your voice, i want to pour it out [18.10.14]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

[NIC]Kemerin O’Connell[/NIC]

the saints can't help me now the ropes have been unbound,
i hunt for you with bloody feet across the hallowed ground; like some child possessed the beast
howls in my veins, i want to find you, tear out all of your tenderness and howl.

http://funkyimg.com/i/2czdM.png
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
Kaitan McTavish & Kemerin O’Connell; штат Аляска, США;
Когда в детстве Кэмэрин О'Коннэлл рассказывали сказки о больших злых волках, стоило слушать внимательнее, а не пропускать все мимо ушей, - спустя десяток лет это бы изрядно ей помогло; но, умные мысли, как водится, приходят позднее, где-то в октябре, когда Кайтан МакТавиш умудряется попасть в старый охотничий капкан, рассчитанный на медведя.

Отредактировано Kemerin O’Connell (2016-07-18 00:49:12)

0

2

[NIC]Kemerin O’Connell[/NIC]внешний вид: темно-зеленая парка на меху, доходящая до середины бедра и не позволяющая выглядывать теплой клетчатой фланелевой рубашке; плотные темно-серые штаны, заправленные в ботинки армейского образца; волосы забраны в хвост;
http://funkyimg.com/i/28wzy.pngПриклад от старого охотничьего карабина, выменянного пару лет назад у местных егерей за несколько банок тушенки и приличный запас антибиотиков, больно упирается в плечо, когда Кэмэрин О'Коннэлл резко вскидывает ружье, услышав завывающий звук совсем рядом, а потом и увидев темный силуэт посреди небольшой поляны, больше напоминавшей плешь посреди леса, что старательно пытались прикрыть растущими вокруг кустарниками и сиротливо склонившимся деревом; испугаться, впрочем, ирландка так и не успела: старый проржавевший капкан не заставил себя долго ждать, рассеянно блеснув в свете луны, лениво переваливающейся с одной трети на другую: зрение друидов, пускай и усиленное зельем, не чета звериному, но даже оно позволяет разглядеть лапу, застрявшую между крупных затупившихся зубьев мертвой хватки стального механизма, - увы, больше от него никакого существенного толка не было: например, оно явно не давало +10 к активной мозговой деятельности, иначе даже до О'Коннэлл бы дошло, что природа явно не предусмотрела, чтоб ее несносные дети разгуливали черти где ночами под притянутыми за уши предлогами [к которым точно относятся раздающиеся из леса вторые сутки завывания, изредка срывающиеся на полусип-порурык], вместо того, чтобы сидеть дома и познавать равновесие, гармонию, благоденствие и все то, что ирландке и в кошмарном сне не могло присниться: друид из Кэмэрин О'Коннэлл вышел так себе, с явным браком.
http://funkyimg.com/i/28wzy.png— Mo chreach! — И, наверное, сказать бы что-то более поэтичное и возвышенное, напоминающее монологи литературных героев, вот только отец у гордой дочери кельтского племени - моряк [так что, богатый ирландский лексикон пришлось познавать с ранних лет; увы, воспитатели в детском саду почему-то не очень ценили, когда на очередном празднике на табурет взбиралась милая девочка с бантами, больше головы, и вместо стихотворения про облачка и зверюшек начинала петь услышанную матросскую песню, где уровень обесцененной лексики разбавлялся, разве что, предлогами], и именно так Ферус Ллеуэллин характеризовал большинство внезапно происходящие вещей, что не вызывали у него восторга; и в конкретно этом случае, Кэмэрин О'Коннэлл была с ним полностью согласна: карманный фонарик, извлеченный на свет божий и пущенный в дело, высветил зверя на поляне во всех деталях, не внушавших оптимизма; к волкам ирландка относилась спокойно, - когда растешь в районе Бангора, облюбованном оборотнями, иначе и не выходит, вот только этот был размером с хорошего такого медведя, но, в отличие от оных, что, обленившись, перебирались поближе к людским городам, предпочитая вскрывать мусорные контейнеры, как конфеты на новый год, вместо случайных туристов, этот представитель волчьего племени явно не пренебрегал свежей человечинкой, столь полезной для роста и развития. — Teigh i dtigh diabhail, — очередное ругательство выходит смазанным, произнесенным под нос, пока ирландка судорожно соображает, что может сделать, — так, — голос звучит удивительно спокойно, когда она кладет ружье на землю, впрочем, оставляя себе возможность быстро до него добраться, если что-то пойдет не так [что в этой ситуации вообще может пойти так?!], начиная потихоньку приближаться к волку, держа руки а виду и стараясь не делать резких движений; в обычной ситуации они вполне могли бы мирно разойтись, вот только предсказать поведение раненного зверя - невозможно, а этот был явно поопаснее многих, напоминая волка из застарелого сна, — если решишься откусить мне руку, - сдам тебя на опыты, - давай лучше левую, она мне меньше нужна, — подходит почти вплотную, стараясь не прислушиваться к издаваемому рычанию: в конце концов, попыток набросится зверь не предпринимал, протягивая ладонь и легко кладя на жесткую холку, интуитивно распространяя вокруг себя спокойствие, после чего, присаживается на корточки, освещая фонариком капкан и застрявшую там лапу, сходу замечая перебитую кость, а еще - следы от зубов, словно кто-то [кто бы это мог быть?] пытался ее отгрызть, но его прервали на самом интересном месте; в общем, хорошо, что она не ужинала. — Chac, — резюмирует увиденное, заодно делясь с волком мнением о происходящем.

-------------------------------------------------------------------------------mo chreach [гаэл.] — что-то среднее между «вот черт» и «блядь»; в данной ситуации, совершенно определенно - блядь;
teigh i dtigh diabhail [гаэл.] — радостное ирландское пожелание посетить дьявола в его обители;
chac [гаэл.] — краткое обозначение продуктов жизнедеятельности; дерьмо, то бишь.

Отредактировано Kemerin O’Connell (2016-06-09 09:39:02)

+1

3

Мо-ло-дец!
Кайтан МакТавиш крайне недоброжелательно посмотрел на свою лапу предательски застрявшую в капкане. И хорошо бы, сделай она это по неосторожности да невнимательности, всяко бывает: может, за зайцем погнался аль лосем. Но не нет, лапа угодила в охотничье орудие совершенно осознанно, более того, с разрешения и одобрения хозяина. Так что мрачные взгляды были более чем несправедливы, виноват был вполне конкретный волк, точнее – оборотень. А может, все-таки волк?
Тем же вопросом задавался и мужчина, вот уже 3 недели не способный выбраться из звериной шкуры. Это не был привычный и знакомый Зверь, с которым Айт сошелся 10 лет назад, приняв как новую данность, новое рождение. Это было животное, дикое, примитивное, живущее по законам предков и силы, и слушать человеческую сторону, день ото дня становившуюся все слабее, не желало.
Поначалу мозг отказывался признавать происходящее, только вчера он накостылял Шиену, что требовал поста альфы, кинув ему вызов. Дескать, слишком долго правят МакТавиши, и теперь, о позор, вожаком стал обращенный, помесь. Ну, пришлось объяснить зарвавшемуся щенку, что не в длительности отношений со своим Зверем речь, а том, как ты этим временем распоряжаешься.
Ошибкой было оставить кузена в живых. Стоило перегрызть глотку, а не ограничиваться изгнанием. Теперь расхлебывает, находясь черти где. За три недели достижения мужчины были невелики – сумел добежать до границы, вполне четкой, ощутимой, долбился в нее мордой, пытался грызть, копать под, словно собачонка, да все без результата. Стена лишь шла рябью, но оставалась чертовски плотной. Он потратил пару дней, чтобы обойти ее по кругу, понять – заперли в гребаной клетке без выхода. По дороге встречались люди, но стоило им завидеть огромного волка, начинали доставать ружья или прятаться в домах – крайне неприветливые субъекты, нет чтоб с мясом-виски привечать, сразу гонят. В общем, после одной пули, Кайтан решил воздержаться от человеческой компании, тем более что нежити в его «клетке» не обнаружилось, это он еще выяснить мог. В первую неделю. Потом стало веселее. Кажется, первый приступ случился на 8й день, МакТавиш охотился на оленя, настиг жертву, впился клыками в шею, а потом разум словно помутился – животное рвало плоть, раздирало когтями. Очнулся, когда половина туши была обглодана… Ох и драпал же он тогда до ближайшей речки, обмывая морду, пытаясь в нечетком отражении уловить прежний отблеск человека.
Со временем приступы начали происходить все чаще и дольше, не нужно быть гением, чтобы понять, к чему все сведется. Вот и пытался справиться, возвращая себе ясность мысли при помощи боли – единственное, что еще мог  контролировать сам.
Доконтролировался.
Когда опускал лапу в капкан, идея не казалась настолько абсурдной, зато сейчас, застряв посреди леса хотелось побиться головой о стену. Кайтан рычал, подвывал, кажется, даже скулил от боли, а на второй день всерьез задумался лапу отгрызть. Как оборотень спокойно бы отрастил новую, пусть и заняло это неделю, а пищи потребовался бы месячный запас, вот только уверенности в том, что он еще оборотень не было.
Девушку Айт учуял всего за мгновение до того, как та появилась перед ним. Волк приник к земле, утробно зарычав. Чего надо, девка? Что ходишь тут с ружьем наперевес, тоже мне – охотница нашлась. Лучше иди пирожки пеки. Увы, читать мысли гостья не умела, а явные враждебные сигналы зверя полностью игнорировала.
Когда оборотень услышал кельтский, то даже боль на мгновение чувствовать перестал. Приподнял удивленную морду, внимательнее присматриваясь к девушке. Ничего особенного или выдающегося – девушка и девушка, пахла человеком и медикаментами, еще немного костром и домашней скотиной. Так откуда знает кельтский? Неужто он где-то на Севере королевства Ее величества? Может, Фарерские острова? Тогда где запах моря, которым там все пропитано. Черт.
Айт послушно опускает морду к лапе, слизывая кровь с пасти шершавым языком. Ну да, малоприятное зрелище, перебитая и почти прокушенная кость, он как раз собирался ее отцапать, дабы продолжить веселый бег по полям и лугам. Впрочем, раз мамзель не вывернуло, то желудок у нее крепкий и можно продолжить прерванное занятие, а то на ужин не успеет.
- Ну, чего стоишь. Помогай давай, гринписовец, - прорычал волк, впрочем, совершенно не рассчитывая на помощь. Смертные не слышали оборотней.

+1

4

[NIC]Kemerin O’Connell[/NIC]http://funkyimg.com/i/28wzy.png— Будешь бубнить под руку, пойду за намордником, — машинально отзывается, не сводя глаз с застрявшей в капкане конечности, что нравилась ей все меньше и меньше, - свет фонаря без особого труда высвечивал застоявшийся отек, торчащие обломки костей и, — морду убери, волчара, — отпихивая вышеобозначенную часть тела, ибо прекрасно знала, - в такой ситуации это только все ухудшит, если хуже вообще могло было быть; возможно, будь это середина дня, свети солнышко и пой птички в лучших традициях диснеевских мультфильмов с на редкость тупыми принцессами, имеющими привычку от всей души выводить серенады в лесу [кто вообще, блин, будет петь в чаще? или это что, такое элегантное приглашение местных медведей и волков к обеду? мол, - и кушать подано, а музыка улучшает пищеварение], Кэмэрин О'Коннэлл была бы более оптимистична, но увы, - осень на Аляске походила к концу, знаменуя наступление затяжных ночей с редкими проблесками света на пару часов, холод стоял собачий, а оборотень с ворчливым характером вызывал определенное желание оставить его посреди леса и спасти местную популяцию кроликов от вымирания. Гринпис: мы заботимся о вас.
http://funkyimg.com/i/28wzy.pngИрландку так и тянуло спросить, что оборотень забыл здесь, в самой настоящей жопе мира [жопее только Гренландия, там и вовсе только самоубийцы приживаются], где подобных ему не водилось уже черти сколько, да что там, тут даже ковенов ведьминских нет, - не по душе им жизнь за полярным кругом по соседству с теми, кто в любой момент может решить позавтракать именно тобой, и что с ним не так [иначе осознание того, кто перед ней явно пришло бы раньше, а не запоздало, виновато просачиваясь в сознание, мол, - прости, мужик, я старалась, как могла], потому что даже сейчас было полное ощущение того, что перед ней просто животное, но никак не потомок Фенрира собственной персоной, - а думать о начавшихся слуховых галлюцинациях особо не хотелось, - это было бы ну совсем жалко. Решив отложить этот вопрос до лучших времен [в конце концов, может это какой-то вид перевертышей или еще кто: перечень представителей потустороннего мира не поддавался подсчету и классификации], девушка встает на ноги, фонариком освещая округу, пока взглядом не цепляется за то, что, в общем-то, и искала, - достаточно длинный и толстый сук, валяющийся на земле, еще не высохший до трухи и способный пережить разжатие клещей капкана: оные тут были самые простые и дешевые, в свое время расставленные егерями по лесу на совсем уж обнаглевших медведей, обезвредить которые можно было самым тупым и примитивным методом - рычагом. Ирландка зажимает рукоять фонарика зубами, что приглушает поток не самого цензурного в мире ворчания, сводя его к мычанию сомнительного содержания, после чего, просовывает самый крепкий на первый взгляд конец палки между зубьев капкана, целясь в центр, совсем рядом с волчьей лапой, и, понадеявшись, что сук выдержит, налегает на него весом всего тела, пока, зубья не начинают разъезжаться в разные стороны, позволяя волку выдернуть лапу, что виснет как обрубок; убедившись, что зверь отошел на безопасное расстояние, выдергивает палку, позволяя капкану захлопнуться с неприятным лязгом зубьев друг о друга. Девушка поднимает кусок металла с земли, снимает цепь от капкана с вбитого колышка, и с нечитаемым выражением лица отбрасывает подальше, в густые заросли, где на него уже точно никто не наступит. — Не перекидывайся, я не смогу помочь человеку, — предупреждает, после чего, присаживается уже перед вытащенной лапой и тихо ругается, - на вид еще хуже, чем могло бы быть, — и здесь точно не смогу ничего сделать, кость придется фактически заново собирать, — думает дотронуться, но отдергивает руку, прекрасно понимая, что приступ боли, вызванный прикосновением, покладистее оборотня не сделает, а наличие у друидов такого плагина, как защита от последствий укусов детей луны, научно не подтвержден. — Тут идти минут двадцать, сможешь доковылять? — уточняет, подозрительно косясь на волка, ловя в ответ такой же, отнюдь не самый добрый взгляд.

+1

5

Айт удивленно прянул ушами, вытянув морду с совершенно человечьим выражением лица. Вот те на, вот тебе и глушь без нежити. Волк втянул воздух еще раз, уткнувшись в приблизившуюся девушку, но все равно не заметил ничего выдающегося. Обычная, пахнущая смертным, как и все в этом месте.
- Почему ты меня слышишь? – странная мысль, упорно жужжащая над ухом, дескать потерял он нюх оборотня, все увереннее превращаясь в обычное животное, была самым наглым образом проигнорирована. – Ведьма, что ли? – продолжая совать нос в распахнутую куртку.
Впрочем, пульсирующая боль никуда не делась, а стоило неаккуратно дернуться, как накатила с ужасающей силой, заставив утробно зарычать, глядя на лапу, как н злейшего врага.
Однако, как бы паршиво не чувствовал себя Кайтан, теория его действовала – боль помогала держать сознание на плаву, даже казалось, что где-то на самой глубине сможет откопать человеческую личину. Увы, этого не произошло, попытка перекинуться прошла безрезультатно, как и все предыдущие 3 недели. Волк мотнул хвостом, ударив им по задним лапам, что ж, по крайней мере, его хотя бы слышат, а значит, смогут помочь. Либо заставит, совсем нехорошо оскалился, глядя на нежданную спасительницу, приближающуюся с палкой.
- А дома часом не ждет какой-нибудь охотник с топором, - как бы между прочим поинтересовался, подгибая лапу и стараясь не думать о том, как выглядит со стороны. Просто гроза всех недругов, бич злодеев. Интерес к соседям\сожителям девушки был не случаен, МакТавиш должен выяснить, с кем имеет дело, кто опасен, а кого можно использовать. Если у нее есть опытная ведьма, возможно, та снимет проклятие. З ценой он уж не постоит, не в том положении. Хотя, тут же отозвалась шотландская скупость, если уж совсем обдирать начнут, загрызет кого-нибудь для страху.
В общем, выстаивал злой волк планы, пока (ему показалось вечность, а не 20 минут) дошли до хибарки, мало напоминающей ковен. Хм…
- Больше похоже на сарай. Тебя изгнали за отсутствие таланта, вредность или просто стеречь сапки да лопаты? – с интересом, но не без ехидства поинтересовался, вовремя поджав хвост, что девушка чуть не прищемила дверью. – Ага, за вредность значит. Ну, так в вашем роду разве не ценится это выше всяких добродетелей? – чинно поинтересовался, не прекращая внимательно осматривать помещение. Отмечая входы, выходы, возможные опасности. Принюхивался, пытаясь высчитать жильцов, но с удивлением отметил лишь один человеческий запах, остальные все те же – животные, медикаменты.
Запрыгнуть на «операционный» стол оказалось делом не легким, как минимум потому, что требовало сосредоточиться на ноге, чего Айт всячески избегал. Когда миссия увенчалась успехом, положил морду на здоровую лапу, внимательно следя за ведьмой.
- Без снотворных только, меня все равно не возьмет, а без контроля я тебе не понравлюсь, поверь, - осклабился, демонстрируя ровный ряд острых клыков. Впрочем, девчонку это нисколько не впечатлило, так что оборотень перестал понапрасну тратить энергию, предоставив ей заниматься тем, что, очевидно, умела – собирать кости животных.
- Интересное хобби для женщины. А твой отец не против, что шляешься по лесам, подбираешь всяких подозрительных типов? – в том, что девушка способна сама о себе позаботиться шотландец сильно сомневался. Иначе не притащила бы больного зверя в дом, даже считая его оборотнем. Тем опаснее он становился, разумный хищник.
В общем, с каждым годом Айт все сильнее убеждался в женской глупости, привыкнув относиться к ним соответствующим образом – а именно, не требовать слишком многого.

+1

6

[NIC]Kemerin O’Connell[/NIC]http://funkyimg.com/i/2doLk.pngНеопределенное хмыканье, издаваемое ирландкой, вполне можно было бы принять за положительный ответ и самое искреннее признание в ведьмовстве и прочих непотребствах, что издревле приписывались любимым внучкам Сатаны, за исключением, разве что, участия в шабашах, ибо, по закону жанра, одежда на них была лишним атрибутом, чего Кэмэрин О'Коннэлл допустить не могла, - не из-за скромности, правда, а исключительно из практических соображений: без одежды - холодно, особенно зимой; в общем, инквизиция бы точно порадовалась такому облегчению своей работы, или нет: в зависимости от того, насколько велики были бы их надежды испытать новое пыточное оборудование. В конечном итоге, была для клана ведьмой семнадцать лет, сможет побыть ей еще несколько часов, главное - так же старательно игнорировать ехидные волчьи вопросы, коих ее новый знакомый запас с лихвой и извлекал, как из мешка с новогодними подарками, мол - никто не уйдет обиженным.
http://funkyimg.com/i/2doLk.pngВпрочем, мысль о приобретении дохи из волчьего меха, все же, надо признать, на миг в голове ирландки проскользнула, однако - ограничилась лишь старательной попыткой прищемить хвост оборотня дверью, исключительно из вредности; мама с папой явно учили девушку не разговаривать с незнакомцами, жаль, они ничего не говорили о том, что так же не стоит притаскивать их домой.
http://funkyimg.com/i/2doLk.png— Да ты мне и так-то не особо нравишься, — вполне искренне констатирует ирландка, вытаскивая пухлую, забитую медикаментами аптечку на свет божий, выуживая пару ампул, и затем, по очереди, загоняя их в шприц, скептически косясь на оборотня, разлегшегося на столе, что из обеденного стал операционным, - был бы просто волком - хватило бы и пары кубиков, но зная о природной устойчивости потомков Фенрира ко всему, чему можно, девушка смело удвоила дозу, - так можно было надеяться хоть на какой-то эффект. — Местное обезболивающее, — предупреждает, прежде чем вколоть оное на несколько сантиметров выше раны на волчьей лапе, и, ожидая положенное время, пока оно подействует, подкладывает под поврежденную конечность лоскут белой, обработанной клеенки, меняет линзы на уставших глазах на очки, в коих работать всю ночь будет проще, пододвигает старенькую лампу так, чтобы на столе было максимальное количество света, тщательно моет руки, прежде чем надеть на них тонкие операционные перчатки, и лишь после - осторожно сбривает свалявшуюся от крови шерсть около переломанной кости, как никогда реально осознавая фронт работ. — Зря ты ее грыз. — Мрачно, склоняясь, пытаясь представить с чего начать, пока руки, за несколько лет привыкнув к подобной работе, не начинают автоматически удалять налипшие фрагменты грязи, промывая, обеззараживая, смутно надеясь, что сепсис еще не пошел выше, пропарывая и превращая здоровую плоть в воспаленную, после чего, - собирают кости практически вручную, укладывая их на заведенное природой место, которое оборотню явно не нравилось. — Подозрительные типы, обычно, обходят эти места стороной; кроме тебя, ты не настолько везучий. — В глуши случайных прохожих и мародеров нет, - слишком долго добираться, да и брать то тут нечего, - не стоит овчинка выделки; впрочем, револьвер, спрятанный около кровати, у ирландки все равно есть, - на всякий случай.
http://funkyimg.com/i/2doLk.pngЕй кажется, - она засыпает под утро, ненадолго, - может, минут на двадцать, когда случайно касается лбом рукава домашней кофты после того, как, наложив все швы, оборачивает лапу тугой повязкой, фиксируя конечность двумя шинами из подручных кусков отшкуренной древесины, что задержат конечность на нужное время в неподвижном состоянии: на оборотнях все равно все заживает за считанные часы; засыпает, даже не сняв очки, поэтому, стоит нервно дернуться и приподнять голову, как они тут же съезжают на самый кончик носа; подслеповато щурится, возвращая их на место, бросая взгляд на старые часы на стене, кляузнически показывающие, что она действительно провозилась почти всю ночь. Зевает, даже не пытаясь прикрыть рот ладонью, сползает со стула, идя в сторону входной двери, после чего - распахивает, впуская в помещение влагу и холод утра поздней осени. — Попробуй не превращаться еще час, дай лапе начать регенерировать. Всегда пожалуйста и до свидания. Спасибо что воспользовались нашими услугами. — Не сводя внимательного взгляда с волка, ожидая, пока его высочество не соизволит спрыгнуть со стола, отправившись туда, куда он в общем-то и шел пару дней назад; главное - подальше отсюда.

+1

7

- Нет, - Айт устроился на столе удобнее, аккуратно положив больную лапу перед собой.
Эта ночь далась ему не легче, чем девушке, и не только потому, что половину времени ему казалось, что этот подросток понятия не имеет, чем занимается. А что? Выглядела она лет на 16, только с буферами, да язык явно ведьмовской, так что квалифицированной помощи ждать не приходилось. Однако новая знакомая удивила, ситуацию не ухудшила, стоило признать, что может даже помогла. Только Кайтан не спешил делать выводы.
За ночь он понял еще одну вещь – магии в доме не было. Вообще. Ею не пахло, ее не применяли, а все лекарства носили исключительно медицинский характер, по крайней мере, которые использовались на нем. И вот этот факт дико напрягал. Какого хрена девчонка его слышит, если магией не владеет? Или владеет, но не использует? Где в этой глуши нормальные маги? И знает ли она их?
О нет, уходить без ответов он точно не собирался.
- Меня зовут Кайтан, - оборотень изобразил самое милое выражение лица, увы, оно все рано смахивало на издевательскую гримасу. – А тебя?
Узнать имя совсем не помешало бы, желательно с фамилией, авось знакомый ковен выплывет.
И тут до него дошло. От удивления волк аж язык вывалил, внимательно разглядывая собеседницу. Теперь ясно, почему носила очки, почему постоянно пользовалась баллончиком, в общем, вела себя как человек, а не маг.
- Ты из этих… дефектных, что ли? – не сказать, чтобы в тоне послышалось сочувствие, скорее удивление человека, который встретил белую ворону. Вроде и пожалеть надо, но больше ржать охота, бываю же неудачники, особенно в такой концентрации на квадратный метр. Недоведьма и недооборотень. МакТавиш оценил всю иронию.
- Тебя поэтому сослали в глушь? – волк облизнул морду, зевнув во всю клыкастую пасть. Слушать сопливую историю ему не улыбалось, так что несколько сменил ракурс разговора. – А нормальные ведьмы, где остались? В пределах деревни? Иди, позови, - секундное молчание и словно вспомнил, - пожалуйста.
Девушка не спешила бежать за помощью, повышая уровень раздражения оборотня. Но он был терпелив, стараясь не зарычать на глупое создание. Как бы шотландец не хорохорился, но он зверел во всех смыслах за эти недели. Особенно страшно становилось, когда животное брало вверх, все чаще не желая отдавать контроль. Айт стал человеком, запертым в шкуре волка.
Он не был больше оборотнем. И это пугало его до жути.
Но все это не делало МакТавиша лучшим человеком, чем он был. Увы, проклятие не прибавило доброты, понимания или уважения к женщинам. Скорее усугубило все симптомы, превратив мужчину в еще большую занозу, чем раньше.

+1

8

[NIC]Kemerin O’Connell[/NIC]http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngИрландка переводит взгляд с волка на открытую дверь, затем - опять на волка, чтоб ему пусто было, - после чего, явно сделав для себя какой-то вывод и внутренне смирившись, захлопнула створ, тихо, совершенно по-ведьмински ворча себе под нос нечто, в чем, разве что, можно было разобрать нечто похожее на «от волков - одни беды» и «из-за тебя, ирода плешивого, весь дом выстудила, чтоб тебе соляной дробью в мохнатый зад прилетело»; что поделать - проживание на богом забытых северных территориях не шибко хорошо и благостно сказывается на характере и привычках, особенно, если точно знаешь, что от потомков Фенрировых добра не жди, - только зазеваешься, и поминай потом, как звали. Оперевшись спиной о дверь, девушка складывает руки на груди, следя за зверем на столе с далеко не дружелюбным видом, явно говорящим о том, что о словах «гостеприимство» и «тактичность» если и слышала когда-то, то забыла начисто; или же - не собиралась демонстрировать, явно считая, что и без того сделала достаточно; не может Кэмэрин О'Коннэлл переступить через природу друидскую, не в ее это силах.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.png— Говорят, если сообщить оборотню свое имя, он заберет твою душу, — вместо ответа делится с непрошеным гостем старой легендой, коей хорошо разве что детей пугать, заставляя запомнить, что говорить с незнакомцами опасно, а сообщать о себе какие-либо сведения и вовсе неразумно; ладно, окей, этот урок ирландка усвоила не очень хорошо, явно прослушав ту часть, в которой ей предлагают драпать как можно дальше.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngНа миг хмурится, пытаясь решить, стоит ли опровергать волчье предположение, или оставить все как есть: врать глупо, - магии Кэмэрин О'Коннэлл сторонилась, как черт - кадила с ладаном, что норовило прилететь по рогатой голове, стараясь не думать даже о ее использовании, тренируя сдержанность, умеренность и самоконтроль, но знала - если возникнет неотвратимая угроза жизни - воспользуется автоматически, испепелив на месте, - вот только прозвучит все это, как пустые угрозы, ненужное сотрясание воздуха; пускай лучше ущербной считает, - будет ее преимуществом.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.png— Ближайший ковен находится в соседнем штате, — Кэмэрин О'Коннэлл вполне удается изобразить вежливую, почти доброжелательную улыбку, яснее прочего говорящую о том, что, кое-кому, все еще восседающему на столе, пора покинуть сей гостеприимный дом и отправиться по своим волчьим делам, желательно - как можно дальше отсюда, а то начнется: сначала один, потом другой, - не успеешь оглянуться, соберутся в стаю у ее околицы, чай не медведи, помелом не прогонишь; надо ей такое счастье? Спаси и сохрани ее от этого все старые боги вместе взятые: ради такого, знаете ли, можно и из многовековой спячки выбраться. — Это примерно полторы тысячи миль на юго-восток; счастливого пути, — взгляд становится нехорошо прищуренным и совсем уж недвусмысленным, так и напоминая о добром десятке легенд, настойчиво утверждающих, что набрести в глухом лесу на дом, где живет одинокая представительница ведьмовского племени - к лихой беде. Даже если ты - оборотень.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngОсобенно, если ты - оборотень.

Отредактировано Kemerin O’Connell (2016-09-11 11:35:51)

+1

9

Айт осклабился, от чего морда приобрела устрашающий оскал. Ну, не умеют волки улыбаться, что ж теперь, повесить их?
Судя по выражению девушки, она всеми руками была «за», лишь бы избавиться от навязавшегося оборотня. Увы, Кайтану МакТавишу на ее желания было наплевать, куда больше волновало собственная шкура… точнее, как из нее вылезти в человеческую кожу.
- Нахрен оборотню твоя душа, девочка? – все с тем же выражением лица, - ее не съешь, не поимеешь. Мы куда приземленнее, - из горла выходит что-то среднее между рычанием и фырканьем, понимай как хочешь. Нет, серьезно, откуда таким идиотским легендам браться? Это что ж, какой-то полоумный оборотень вышел к человеку и вместо того, чтоб вгрызться в аппетитное бедро грозился душу выкрасть? Бред.
Зверь глянул на лапу, даже в лучшие времена на исцеление перебитой конечности ушла бы ночь, а в его теперешнем состоянии один Фенрир знает. Сутки... двое? И хотя решение сунуться в охотничий капкан было его, шотландец не собирался называть его мудрейшим поступков в своей жизни. Он чувствовал, как дикое животное, что подселили в его сущность, набирает силы, стирает личность. Это не была знакомая уже борьба Ликана и Стража, когда плавило кости, мозги, когда Зверь вытряхивал из него демона с ангелом под ручку, стремясь занять все пространство - оборотни не любят делиться, это уж точно. То, что происходило сейчас… было проклятием, результатом которого станет тупое животное – волк, подчиненный лишь примитивным инстинктам и желаниям: есть, размножаться, охотиться. Когти здоровой лапы впились в столешницу, оставляя там рваный след. Черта с два он сдастся без боя, застрянет в таком виде на остаток жизни.
Айт бросил мрачный взгляд на девушку, игнорируя ее намеки выпроводить его из дома. А вот слова вызвали куда больший интерес.
- Я не смогу столько пройти, - демонстративно выставил лапу, напоминая нахалке, что он, между прочим, ранен. Никакого сочувствия от молодежи. Вот только дело было не в этом, находись в пределах деревни, он бы и без ноги к ним приполз, в надежде, что те смогут помочь, но территория за десятком миль вокруг была для него закрыта. – Ты можешь с ними связаться? Вызвать сюда? – шотландец сильно сомневался. Она либо изгой, либо затворница. Он клацнул зубами от досады, - тебе надо найти 13 ведьм, если хочешь, чтобы я ушел, - заявление прозвучало как угроза, да МакТавиш даже не скрывал этого, не потрудившись смягчить тон. Мази действовали, боль отступала, вот только с ней и сознание, а подбирающемуся волку хотелось лишь одного – есть. Ему всегда хотелось есть… вечно голодный монстр, вот кем ему суждено доживать свой век.
Кайтан утробно зарычал, с силой надавив здоровой лапой на перевязанную, пока не проступила кровь, пока животное не попятилось, отступая. Он выиграл себе час, неделю, не более того.

+1

10

[NIC]Kemerin O’Connell[/NIC]http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Ну конечно, — отзывается ирландка, в чьем голосе сложно не услышать сарказм, да что уж, - он там радостно приплясывает, выкидывая коленца, как бывалый лепрекон, сныкавший от смертных очередной горшок с золотом, распустив ветвистую историю про конец радуги и несметные богатства на его конце [свернутая шея и безутешные родственники точно входят в стоимость услуги], не хватало только таблички, мол, - я тут, обрати на меня внимание, видишь, какой я остроумный и пропитывающий каждое слово, как пролитый на старые книги флакончик с чернилами, — сейчас, только посмотрю их номер в телефонном справочнике «Сверхъестественные существа Северной Америки - 2014», — и действительно тянется, вытаскивая из старенькой тумбочки в углу у двери видавший виды телефонный справочник, кажется, даже не этого десятилетия, методично и крайне заинтересованно перелистывая склеившиеся страницы, — нет, прости, они пожелали остаться анонимными, — возвращает макулатуру на место, с силой захлопывая дверцу и вновь вперивая в оборотня крайне сердитый взгляд, складывая руки на груди, все еще не имея ни малейшего желания приближаться, предпочитая сохранять видимо-безопасную дистанцию: чертовски наивно, но был шанс, что если припечет, сможет выскочить, закрыв дверь, что даст ей дополнительные несколько секунд; не то, что они ее спасут, но хоть позволяют думать о том, что у нее есть запасной план. Которого не было. Потому что не надо бы вообще тащить оборотня в дом. Дура. Идиотка. Сожрут тебя - и поделом, надо было слушать старших.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Послушай,... Кайтан, — все же пересиливает себя и называет волка по имени [интересно - настоящее хоть?], — я не знаю, зачем тебе тринадцать ведьм, и не очень хочу знать, если честно, но, тебе явно стоит начать их поиски в другом месте, — желательно как можно дальше от этого дома, поселка и штата, - но, мечтать, как водится, не вредно; увы, древние боги не особо торопились выполнить немую просьбу, - то ли спали без задних ног, то ли все еще обижались на громкие проклятья в свой адрес [какие нежные, - ей было всего шестнадцать и ей совсем не хотелось иметь хоть какое-то отношение к ним и магии]. — Ты можешь начать с миссис Брегович, она живет на другом конце деревни и, - та еще ведьма, — этично умалчивает о том, какие слухи среди местных ходят о ней, спасибо, что еще с вилами не пришли; кажется, чем ближе к природе становятся люди, чем дальше от крупных городов, тем больше в них архаичного, средневекового, порой - пугающего до одури, но явно меньше, чем недружелюбный волк на столе; на мгновение даже мелькнула крамольная мысль, - да ну с ним, с этим домом, в машине поспит, - день-два... месяц-другой, хотя нет, какого черта?! Последнее, она, кажется, произносит вслух и достаточно громко, моментально оказавшись у стола, обхватив ладонями волчью морду [инстинкт самосохранения упал в обморок, устав орать и бегать по кругу], — ты что творишь? — вот теперь, - точно злится, — я не для того ее всю ночь собирала, чтоб ты отправил все мои труды оборотню под хвост, — мрачно смотрит на проступившую на повязке кровь, затем - опять на зверя, — давай, иди еще раз ее в капкан сунь, их тут много в округе. И на этот раз, я тебе помогать точно не стану, — недовольно бурчит, пытаясь справиться с задетыми врачебными чувствами. Надо было таки попробовать дротики с транквилизатором.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngНадо было вообще из дома не выходить, ну так то.

Отредактировано Kemerin McTavish (2017-10-19 18:05:24)

+1

11

Волк замирает, уставившись в голубые глаза девушки, чувствует прохладу ладоней на своей морде. Наверное, ему стоило оторвать ей конечности, это заняло бы мгновение, не больше. Или зарычать, предупреждающе оголив клыки, с такого расстояния точно бы перепугал ее до конца жизни, заставив заикаться не одно десятилетие.
Ничего из этого Айт не делает, продолжая смотреть на знахаря. Ну или кем она там себя считала, пофиг. Волновало его другое, абсолютное спокойствие, которое мгновенно затопило оборотня, стоило девушке прикоснуться к нему. Казалось, что проклятие отступило, что животное больше не скребется в мозгу, выедая сознание, да и боль от вскрывшейся раны тоже не чувствовалась.
- Что ты такое? – недоуменно хмурит брови, все еще очарованный происходящим. Их лица находятся достаточно близко, чтобы шотландец ощущал каждый нюанс ее запаха, разбирая его на составные, втягивая черным носом, как наркоман дозу. Это было чертовски странно, как и то, что он сделал следующим.
Кайтан МакТавиш лизнул лицо незнакомки, пройдясь шероховатым языком по подбородку, губам и носу. Кажется, от этого опешили они оба, по крайней мере оборотень выпрямился, сев на задние лапы, теперь крыша небольшого дома почти касалась кончика ушей.
Какого, блядь, хрена он творит?!
Лизнул ее, как какая-то мелкая шавка своего хозяина, что от радости припрыгивает на лапках, стоит знакомой физиономии переступить порог. Мерзость. Айт теперь смотрел на девушку, как на врага народа, словно она была ведьмой, обманом вынудившей остановиться в доме, чтобы потом приготовить из него суп, а шкуру бросить на пол вместо ковра.
Однако вкус у нее был не ведьмовской, это были скорее травы, горьковатые, как почти все лекарственные, а еще было немного ванили и дождя.  Эта девчушка пахла природой, как если бы сама была ее частью. Люди так не пахли. Как и ведьмы. Там количество запахов ограничивалось их спецификой, сужаясь до сладковато-трупного, кроваво или электрического, словно потрескивающего. И общий – магический. МакТавиш не смог бы объяснить этот запах, не уверенный, что кто-то кроме оборотня поймет, уловит это сложное сочетание молекул, от которого при первом же вдохе разило магическим фоном, неотступно следующем за любой ведьмой. И вот этот флер был у его новой знакомой, заставляя хмуриться от других незнакомых запахов.
- Что ты такое? – еще раз повторяет, неотрывно следя за девушкой.

+1

12

[NIC]Kemerin O’Connell[/NIC]http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Меня зовут Кэмэрин, Кэмэрин О'Коннэлл, — наконец произносит девушка после слишком уж затянувшейся тишины, больше напоминавшей медведя гризли, севшего задницей на комплект стеклянных новогодних игрушек, - ну кто виноват, что никто не оставил ей инструкцию на случай, если ее когда-нибудь оближет оборотень, в которой подробно распишет, собираются ее съесть на ужин или нет [пробная дегустация?] и как далеко ей следует бежать, оставив несчастную хибару на поругание пришлому хмырю [то, что Кэмэрин О'Коннэлл тут тоже пришлая, приблудная, как кошка, пережидающая снегопад под капотом автомобиля, мы в расчет не берем, это так, мелочи жизни и двойные стандарты]. Но инструкции не было, плана действий тоже, а реальность в лице [и морде] оборотня крайне недружелюбно смотрела на нее сверху, вынуждая задирать голову, подавляя желание пробурчать, что, кажется, пригрела она не волка, а лося, судя по размерам; первые тут зимой не особо щеголяют рослостью и упитанностью, - разве что мех становится светлее и гуще, спасая от затяжных ветров и снегопадов. Ладно, вроде ужинать ею пока не собираются, и на том спасибо.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngОтходит от стола только для того, что вернуться через несколько мгновений со свежим бинтом, дабы сменить пропитавшуюся кровью повязку [которая все еще была бы чистой, если бы не явные мазохистские наклонности Кайтана]; разматывает то, что так тщательно пеленала, заодно осматривая конечность, в который раз поражаясь волчьей регенерации: прошло полчаса, а мышцы уже взяли кости в крепкий корсет - сутки и опять сможет пугать местную живность, заставляя зайцев отсиживаться в норах, перебираясь между ними короткими перебежками; впрочем, такой и местных медведей напугает, - попросить что ли, чтоб походил, порычал по округе, - того и гляди местные любители воровать туристов из палаток хотя эту зиму будут обходить дом по петле, - так как запасы смешанного с перцем сушеного корня, отгоняющего не впавших в спячку косолапых подходили к печальному концу: хватит на пару месяцев, не больше. Осмотрев рану, девушка накладывает повязку по новой, - виток к витку, плотно, но не передавливая, чтоб в еще открытое повреждение не попала грязь: черт его знает, успеет ли волчий организм отфильтровать заразу, или, измученный болью и необходимостью восстановления, пропустит, дав возможность вцепиться в кровь, кость, мышцы, распространяясь гангреной по всей лапе, что скоро станет человеческой рукой. Нет, последнего ей точно не надо: не было в этом доме голых мужиков и не будет. Точка. Может превращаться там, где оставил свою одежду, даже если при этом у него отмерзнут все причиндалы. Так ему и надо. Завершает последним витком и аккуратным узлом, довольно оглядывая выполненную работу, - кажется, срастется нормально, если кое-кто опять все не испортит. О, тогда она будет чертовски зла. Подложит ему под пузо ежа. И не станет потом вытаскивать иголки. Воплощение коварства.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngУстало вздыхает, снимая очки и откладывая их на стол рядом с волком: глаза, которым ночью пришлось чертовски не сладко, просто требуют отдыха, а не вглядывания в нечаянного гостя, что сейчас, в полумраке комнаты казался размытым, расплывчатым, словно пришедшим не из этого мира, словно она его выдумала, как и десяток лет назад, когда тетка прижимала прохладную руку к ее горячему лбу и нехорошо цокала, стоило только вспомнить, рассказать: к хорошему волки не снятся, никогда не снятся, девочка. Вот только она моргает, - раз, другой, третий, - и Кайтан не уходит, все так же оставаясь сидеть на столе, внимательно смотря на нее. Как называется та стадия, где галлюцинации обретают подозрительную реальность? Друид тихонечко вздыхает, думая, что пора брать в руки помело и изображать самую настоящую ведьму, лишь бы не пропустить вперед бравады страх, что клубился в ней, топил в себе, словно новорожденного щенка в ледяной мутной воде, где не видно ничего, кроме приближающейся смерти: и совсем она не в плаще, и точно не таскает за собой косу, смерть - это просто холод и ничего кроме. Силы уходят на то, чтоб не поежится, словно хромая сейчас смотрит из-за ее плеча, словно уже совсем рядом, обтирается на пороге, стряхивает с ног влажный снег и грязь, прежде чем скрипнуть половицей у входа. Ирландка говорит себе, что страх - иррационален, что в трех шагах - ружье, начищенное и заряженное, но это не помогает, и древний ужас, у которой голос Ашлинг О'Коннэлл, тон Ашлинг О'Коннэлл, слова Ашлинг О'Коннэлл никак не хочет отступать, отбивая себе пядь за пядью; и она сдается.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngВзмах рукой выходит рваный, неровный, дерганный, - совсем не осталось уверенности, вся ушла на отдающее полынной горечью, — теперь мы можем официально попрощаться?, — снова настежь открывая дверь, запуская в дом холод. Ничего, кроме холода.

+1

13

Кайтан МакТавиш знает, что такое быть нежеланным гостем. Знает, как расслабляются плечи, когда он уходит, словно с них сходит напряжение, словно только что избежал смертельной опасности. Словно тебя помиловали.
Мать никогда не выгоняла его из дома, но всегда держала дверь открытой. В какой-то момент стало ясным, что держат ее так лишь для него, когда уходит, но не возвращается. Дурная кровь, вроде так отзывался отчим, беседуя с Кэндис за закрытой дверью, когда Айта в очередной раз отчитывали за расквашенный кому-то нос. МакТавиш помнил светлые времена, когда для матери не существовало никого важнее сына, но с переездом в Лондон прописные истины поменялись, и 11летнему пацану пришлось учиться жить по новым правилам. Это был полный шлак.
Почему воспоминания почти десятилетней давности всплыли в памяти в момент, когда его выставляли из дома, Айт не знал. Между девушкой и его матерью не было ничего общего… кроме принадлежности к одному полу, что уже можно было бы счесть за объяснение многих линий поведения. Впрочем, Кэмэрин О'Коннэлл знала его недостаточно, чтобы проникнуться симпатией и записаться в фан-клуб, так что винить в отсутствии гостеприимства было сложно.
- Кайтан МакТавиш, - волк бросает долгий взгляд на лицо ирландки, ее щека все еще немного влажная, во взгляде сквозит решимость и тень страха. Зверь спрыгивает со стола, подгибая забинтованную ногу. Хорош вожак стаи, ничего не скажешь. – До свидания, Кэмэрин О'Коннэлл.
Шотландец отходит на метров 200, когда понимает, что не может сделать ни шагу. Нет, это не граница, что сковала его в пределах деревни. Здесь было нечто другое, куда более древнее, чем магия проклятия. Айт повернул морду в сторону хижины, задрал нос, принюхиваясь, и пошел обратно. Теория подтвердилась, чем ближе он подходил к дому девушки, тем спокойнее становилось на волчьей душе.
- Приехали. Этот блядский день просто не может стать лучше, - Кайтан устроился перед дверью дома, ворчливо притоптывая снег, устраиваясь поудобнее и закрывая глаза.
Мужчина знал, что такое быть нежеланным гостем. И ему было абсолютно плевать на это. Лучше недовольные взгляды этой девчонки, чем Животное в голове.

— the end —

+1


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » in skamma » my blood is singing with your voice, i want to pour it out [18.10.14]