"

CYRIL MACALISTER

"

GARRETH MACALISTER

"

HOLDEN ELPHINSTONE

HEXHELL: they all going to die;

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » Darraðarljóð » that girl is a god damn problem [28.08.2015]


that girl is a god damn problem [28.08.2015]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Garreth MacAlister & Cyril MacAlister
лондон, соединенное королевство; один очень насыщенный день;
http://funkyimg.com/i/2b7rU.gif

0

2

- Пошли отсюда.
Гаррет остановился в дверях склада, больше принюхиваясь, чем всматриваясь. От зрения толку было мало, даже изменившегося под влиянием частичной трансформации, обоняние другое дело. Убедившись, что следов не осталось, мужчина сел в машину и завел двигатель.
- Я захватил буррито и воду, - глянул на сидящую рядом девушку и добавил, - виски в бардачке. Не натягивай капюшон на глаза, это привлечет еще больше внимания, - они выехали на дорогу, ловко вливаясь в ночной поток машин.
МакАлистер не торопил и не подгонял, знал, Сай расскажет все, что знает. Вот только, увы, она не знала ничего, вернее, не помнила.

Двадцать четыре часа назад

Оборотень ворчливо наблюдал за сборами жены, то и дело, мешая процессу дельными советами. Основной заключался в том, чтобы плюнуть на поездку и остаться дома, желательно в постели и исполнять супружеский долг. Хотя бы за ушком почесать.
Миссис МакАлистер охотно исполнила последнюю просьбу, пропуская мимо ушей патетические стенания благоверного. Гаррет был против отъезда Сирил с самого начала, так что они успели поспорить на этот счет раз десять, правда, столько же раз и мирились, и в накладе никто не остался.
- А вдруг ты там кого-нибудь съешь? – блеснул клыкастой улыбкой волк, - какую-нибудь малолетнюю бандитку в красном плаще. Доказывай потом дровосекам, что это исключительно в целях самообороны, - хмыкнул, когтем приподнимая шелковую тряпку, которую Сай называла пеньюаром, а он искренне считал лишней деталью на ее теле. Впрочем, в этом вопросе шотландец был однозначен, считая, что нагота шла волчице больше всего.
Когда она потянулась за одеждой, грозно сверкая глазами, Гаррет неестественно быстрым движением потянул ее на себя, с самым гнусным выражением на морде заключая в крепкие объятия. Однако левая рука перебирала темные пряди с какой-то болезненной нежностью.

Двенадцать часов назад

- Если так не хотел с ней расставаться, могли вместе поехать, - резонно заметил Даррел.
Они находились в полицейском участке, чистили оружие, готовясь к очередному заданию. Гаррет совсем не ласково посмотрел на брата.
- Ну да, а начальнику я выдам что-то вроде заунывной речи о том, что жить не могу без молодой жены. И пусть террористы сами себя арестовывают и заложников просто так отдают, за спасибо и пожизненное.
Дар только глаза закатил, оставив близнеца в покое. Когда МакАлистеру, любому из них, вожжа под хвост попадала, спорить или рассыпаться в разумных доводах было бесполезно. По что зря воздух сотрясать только. Да и что могло случиться всего за пару дней, уже завтра вечером невестка вернется и Гаррет перестанет напоминать злобного… оборотня.

Час назад

Мужчина спал, свалившись на кровать в одежде, только обувь стащил, чуть сухожилия не выдрав. Да и тогда мало обратил бы на это внимания – все равно отрастет. Смена выдалась… мягко говоря, напряженная. Словно именно в этот день Содом и Гоморра решили обзавестись потомством, весело выкидывая исчадий ада через все имеющиеся лазейки. О некоторых даже Стражи не знали, о чем в весьма матерной форме сообщил Илай Эшдаун.
Наверное, Гаррета не поднял бы и шквал наваливших внезапно упырей, но беглый взгляд на экран телефона заставил лениво притянуть его к уху. Уже в следующую секунду проглотив приветствие и вскочив с кровати. МакАлистер внимательно выслушал жену, задал несколько вопросов и приказал ждать.
- Твою ж мать, - единственное, что слетело с его языка, пока набирал ведьму, попутно зашнуровывая ботинки (на них остались следы демонической слизи, да и весь оборотень пропитался не лучшими запахами после дежурства). Маришка ответила после пятого сигнала, явно пребывая не в лучшем состоянии духа. Хотя, кто видел ее в хорошем? Сэм разве что, но не признается даже перед лицом Господа. Особенно перед ним.
- Нужна помощь. Можешь телепортировать меня с машиной в Лондон? – слушает. – Ага, да, приблизительный адрес есть, - морщится, - О’Галлахер, харе скулить, да или нет? – выдохнул, - буду должен. Да, знаю. Буду через 10 минут.

Двадцать минут назад

Крови было много. Первое, что ударило в нос, стоило переступить порог склада. Лишь через мгновение чуть расслабившись, когда понял, что Сай она не принадлежала. Хоть и была полностью на девушке.
- Говорил же, покусаешь кого. Надеюсь, это был англичанин, - спокойно, словно они обсуждали футбольный сезон.
МакАлистер притащил коробку с тряпками и средствами для чистки, выложив отдельно аптечку. Смочил бинт водой и потянулся к жене, очень осторожно вытирая лицо, ладони и шею.
- Присядь сюда. Хорошая девочка, - на этот раз принялся за тряпки, - сейчас мы здесь все приберем, совсем как в старые времена, не находишь?
Через минуту все было чисто, запах чистящих средств перебивал все, убирая отпечатки, запахи, следы.
- Пошли отсюда.

+1

3

http://funkyimg.com/i/2bzbZ.png— Ну, их там много, так что, я почти уверена, - хоть один англичанин там был. Можно сказать, что справедливость восстановлена. — Сирил МакАлистер послушно приподнимает голову, когда шотландец проводит влажной тканью по лбу, вискам, скулам, из-за чего та окрашивается в ржавый, грязно-бордовый цвет, сильнее распространяя вокруг солоноватый, металлический запах того, что в обычной жизни находится у смертных [да и не только у них] в кровеносных сосудах и по доброй воле организм не покидает, чувствуя, как стянутой от засохшей крови коже возвращается чувствительность, позволяя выдать что-то, что можно, добавив воображение, принять за кривоватую усмешку, а так - оскал оскалом, - волчий, не предвещающий ничего хорошего еще со времен сказок о Красной Шапочке, Трех Поросятах, пастухе, который слишком часто кричал «волк» и им подобным: молва никогда не скупилась на эпитеты в отношении хвостатых. Впрочем, поделом. — Ав-ав, — послушно отзывается, мрачно пытаясь оттереть остатки крови с пальцев, где та соизволила присохнуть вокруг ногтей темно-красным ободом, не поддаваясь смоченному в воде бинту, — а собачьи печеньки будут? Или нужно хвостом повилять? — Шутит совершенно по-дурацки, невпопад, старательно делая вид, что все, в общем-то, нормально, что это не она сидит на груде старых шин, пыль от которых все еще оседает в воздухе, в полузаброшенном заводе на окраине города [судя по всему - Лондона, по крайней мере - именно это подсказывает ей чутье и смутное знание местных проулков, изученных еще в детстве], в одежде с чужого плеча, пропитавшейся чужой кровью, как и волосы, что слипшимися прядями спадали на лоб, удачно прикрывая глаза, что в неровном свете фонарей, пробивавшемся с улицы через грязное, закопченое окно, могли показаться воспаленными и почти больными.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngИ единственное, что хоть как-то помогает взять себя в руки, - наблюдение за Гарретом МакАлистером, что с армейской педантичностью и обстоятельностью, протирает поверхности чистящим средством, напрочь отшибающим нюх даже оборотню, заставляя сдерживать желание как следует прочихаться, совершенно по-собачьи прикрывая нос рукой. В принципе, если думать, что кроме оборотня, чей силуэт марким светом выхвачен, отвоеван у тьмы, в мире больше ничего нет, то все становится почти хорошо. Когда шотландец проходит мимо за очередной тряпкой, легко касаясь краем расстегнутой куртки, все силы уходят на то, чтобы подавить желание вцепиться в его руку, ухватиться за рукав, чтобы не потеряться, не остаться там, где тьмы почему-то всегда больше, чем света, а последний упал в цене до древесной пыли на ладонях.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngИдти на плохо гнущихся ногах выходит на редкость погано, но упорства Сирил МакАлистер вполне хватает на то, чтобы добрести до машины, натыкаясь на все углы, как кот, которому добрый хозяин подлил валерьянку в миску с водой; в конечном итоге, есть вещи и похуже, даже хуже того, чтобы с трудом открыть глаза, когда ресницы слипаются от крови, и обнаружить, что подушкой твоей голове служит чужой распоротый живот, а холодно тебе не потому, что одеяло сползло в самый низ, а просто нагота августовской ночью в Лондоне отказывается согревать. Полное дерьмо, это так и не проснуться, лежать с открытыми глазами, уставившись в верх, пока на тебе вполне мирно дрыхнет оборотень, совершенно не считаясь с прорехой в твоем брюхе; лежать еще с десятком таких же как ты - исполосованных, распоротых, с разорванными глотками, так, что от крови некуда ступить: ни единого чистого места, запачканного только лишь плевком. Кажется, так быстро англичанка никогда не драпала: десяток полицейских, прочесывающих район и имеющих привычку светить фонариком в лицо голым женщинам прямо таки придавали ускорения; одежду она просто сдернула с чужой бельевой веревки, лишив какого-то бедолагу черной толстовки с капюшоном и пары джинс, смирившись с тем, что с обувью придется повременить, - идти босиком не особо то удобно, но, ей главное затеряться в толпе, переходящей улицу, прикрыв лицо, и вытащив у зазевавшегося местного телефон из кармана, - а дальше, найти место, где бы отсидеться: доставшийся от Зверя инстинкт поиска логова передает привет.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngНайти, затаиться, и лишь потом поддаться панике, что сейчас лишь помешает действовать быстро и здраво, ускорив знакомство с местными представителями власти; привычно тянется к бардачку, выуживая оттуда початую бутылку: пробка сначала никак не хочет откручиваться, потом выскальзывает из трясущихся пальцев, предательски падая на пол, - приходится изогнуться, чтобы ее подцепить, явив обратно на свет божий: у Сирил МакАлистер, черт возьми, все под контролем, даже когда она пьет из горла, как распоследний бродяга, приютившийся у мусорных контейнеров. Кажется, прикрыла глаза лишь на мгновения, а автомобиль уже мягко тормозит, паркуясь у тротуара, рядом со зданием, где нервно мелькает неоновая вывеска, гласящая, что здесь располагается мотель, у которого когда-то было название, но - там перегорели лампочки, зато владелец не задает лишних вопросов и принимает наличные, согласившись записать постояльцев как «Джеймса Смита и Джейн Смит», - почти идеально. Лучше только - горячая, почти обжигающая вода, льющаяся на затылок, смывающая с тела кровь, унося ее дальше, по трубам, не оставляя на коже Сирил МакАлистер и следа: волчица скоблит себя, оттирает до царапин, чтобы избавиться от запаха, от ощущения, и еще немного - от памяти: какая разница - днем больше, днем меньше - в мозгах все равно словно пьяный ирландец танцевал джигу, распинывая стулья: сложно сосредоточится хотя бы на одной мысли. Выходит из душа, завернувшись в полотенце, что явно не создано для того, чтобы прикрывать колени, с волосами, что мокрой копной прилипли к плечам; — одежду надо бы тоже сжечь, — наконец нарушает молчание, произнося хоть что-то за последние полчаса, — и что ты там говорил про буррито, мистер Пропер? — Держаться за подтухшее чувство юмора не самая лучшая идея, но у Сирил МакАлистер не так много вариантов; смотрит на мужа, усталого, помятого дежурством и перемещением в другую часть страны, ощущая потребность рассеянно провести ладонью по волосам на его затылке, а еще лучше, - забраться на колени и притвориться, что можно просидеть так вечность, и даже немного больше, вот только все еще ощущает на чистых ладонях чужую кровь, поэтому - просто сжимает их в кулаки, пряча за спину. На миг кажется - дотронется до него - утащит за собой в эту тьму; но эгоизм в англичанке давно пустил корни, поэтому, все же - подходит к сидящему на кровати оборотню близко, дотрагиваясь кончиками пальцев до его лица, вспоминая то, что и так знает до мельчайшего излома брови. — Мне нужны твоя одежда, ботинки и мотоцикл. — Очень сурово. — И все-таки поесть, — не в пример железному Арни, последнее высказывание выходит совсем уж жалобным, - вдруг сработает.

+1

4

Гаррет кладет ладонь на поясницу жены, ощущая пальцами влажную ткань гостиничного полотенца. Он притягивает ее ближе, усаживая на колени, обнимает, устало прижимая к себе. Отпустил лишь минуту спустя, когда почти идиллическую картину нарушило весьма громкое бурчание живота Сай.
- Кажется, тебе и правда не помешает перекус, - достает из рюкзака уже остывший буррито, протягивая девушке с сомнительной миной, - знаю, конечно, с голодухи все хорошо, но, - закончить не успел, мексиканское изделие умяли в один присест, МакАлистер пожал плечами, дескать, ну да – это ведь Сирил, чего он удивляется. – Я схожу к автомату, куплю еще чего-нибудь, вода явно не будет лишней.
Но прежде чем уйти, крепко обнимает, загребая жену в объятия, целует, достаточно быстро, но ощутимо, проводит пятерней по мокрым волосам, оставляя последний поцелуй на макушке.
- Я вернусь через минуту, не открывай посторонним дверь, - с напускной строгостью, подражая тону матери, что вечно талдычила им про безопасность. Но беспокоилась больше не за них, а несчастных, что могли наведаться к оставшимся без присмотра молодым оборотням.
Стоило выйти за дверь, выражение лица Гаррета изменилось, став жестким, непроницаемым.  Осматривал входы и выходы, пока шел к автомату с различными снеками, примеряя степень безопасности, в случае если нагрянет полиция или… кто-нибудь еще. Мужчина вслушивался в разговоры постояльцев, менеджера на ресепшене, гул машин на улице. Больше всего интересовали последние новости, что известно копам, и что известно общественности.
- Прихватил всего понемногу, только не налегай, - скинул кучу батончиков, чипсов и пару бутылок воды на кровать, взъерошил волосы, собирая мысли в кучу, включил телевизор, начав листать каналы в поисках новостей. – И рассказывай, что случилось, - словно мимо делом, не особо напрягая, но цепко вслушиваясь в реакцию.
Он хорошо помнил, при каких обстоятельствах и когда Сай теряла память, а под ногтями собирались грязь и кровь. Помнил, чем обошлись его неведение и неспособность помочь вовремя. Повторения не хотелось, еще предыдущий запах дыма не выветрился, нечего открывать сезон по новой.
Темноволосая ведущая в уродливом шарфике читала экстренные новости. Сегодня вечером в 4м округе Лондона обнаружили пять трупов выпотрошенных, словно свиньи. Ведущая так же отметила, что у полиции есть наводка на подозреваемого, прилагался фоторобот... чертовски сильно смахивающий на Сирил МакАлистер.
Гаррету МакАлистеру было глубоко наплевать - убила Сай этих людей или нет, больше заботила девушка и то, что твориться в ее голове. А главное, кому свернуть шею за испорченный выходной.

+1

5

http://funkyimg.com/i/2bzbZ.png— Торжественно обещаю вести себя как приличный оборотень: не выть под соседскими окнами, не драть мебель, и не есть незнакомых людей, а то от них бывает несварение, — для убедительности волчице, что смотрит сейчас на мужа самыми честными глазами кота, напрудившего в любимые хозяйские тапки, не хватает, разве что, поднятой в присяге ладони, под которую, правда, лучше не стоит подкладывать библию: загорится же, - вряд ли священные писания рассчитаны на столь тесные контакты с беспардоннейшими потомками Фенрира, которые еще и систематическим богохульством отличаются, в добавок ко всем прочим славным деяниям. Но, дверь за Гарретом МакАлистером закрывается легко и мягко, почти бесшумно, вот только в комнате разом становится чертовски пусто, словно кто-то пририсовал несколько десятков лишних метров и сгустил тени в углах, позволяя Сирил МакАлистер вглядываться в них, признавая смутные очертания собственных демонов, расползающихся по полу, растаскивая темноту и продвигая ее к центру; но стоит лишь моргнуть - иллюзия рассеивается, и оказывается, что нет ничего более реального, чем все еще сохранившееся тепло от прикосновений шотландца, чем ощущение его губ на своих губах, - быстрое, почти болезненное; Сирил МакАлистер переступает через демонов и просто выключает свет, оставляя лишь ночник у изголовья кровати, что мажет все теплым оранжевым свечением, смягчая силуэты, пока Гаррет МакАлистер вновь не оказывается рядом, и на мгновение становится видно, как усталость ложится у его глаз, расходясь по всему телу, выдавая сутки без сна; ну да, не всем же так повезло, как ей - несколько часов ортопедически-полезного сна на еще теплом трупе. — У меня молодой и растущий волчий организм, требующий хлеба и... хлеба, — фыркает, по-хозяйски разгоняя вновь потянувшиеся тени по углам; лучшая защита по мнению Сирил МакАлистер не нападение, лучшая защита - это притвориться пеньком и радостно колоть задницы случайным прохожим, вздумавшим присесть и отдохнуть, не заметив осиное гнездо, - впрочем, это все лирика, имеющая малое отношение к происходящему: пока оборотень методично щелкает пультом от телевизора, англичанка успевает расстаться с уже полюбившимся полотенцем, отправив его прямиком на приоткрытую дверь в ванную комнату и переодеться в джинсы и майку, вытащенные из рюкзака шотландца, поверх последней, впрочем, накинув еще и клетчатую рубашку; влажные волосы липнут к шее и спине, но скрутить их в художественно-растрепанный пучок занимает всего несколько мгновений. — Ух ты, — приземляя пятую точку на диван рядом с мужем, так, чтобы легко касаться коленом его бедра, перенимая знакомое успокаивающее тепло, говорящее о присутствии куда больше всех слов, с интересом всматриваясь в происходящее на экране телевизора, — о, я же теперь знаменитость, меня по TV показывают, — на секунду откидывается назад, тянясь к раскиданной по кровати снеди, выуживая батончик, после чего возвращается в исходное положение, удобно устраиваясь у шотландца под боком, — одна беда, - могли бы и по-симпатичнее изобразить, — взгляд, которым волчица, вцепившаяся в шоколадку, одарила офицера полиции, ныне дающего интервью на фоне блядского переулка, был весьма мрачен и наполнен обещаниями кары небесной, - в конце концов, могли бы и польстить девушке: Сирил МакАлистер, мастерски думаем о всякой херне, вместо важного, с 1991 года. Трупы же, показанные после, аппетита оборотню не испортили вовсе: что она там не видела? — Их, кстати, больше было. Не пять точно. Я насчитала девятерых, думаю, была еще парочка. — Англичанка откусывает очередной кусок, но знает - Гаррет МакАлистер заметил, как напряжение повисло в воздухе, заставляя ее неосознанно выпрямить спину, подобравшись, как зверь, готовящийся к прыжку и примеривающийся к расстоянию, перетаптываясь на месте, изредка выпуская когти; если раньше можно было отшутиться, или сделать вид, что ничего не поняла, то против прямого вопроса, заданного привычно-спокойным голосом у оборотня не было оружия; а если бы и было, словно сработает оно против шотландца, врать которому - самое бесполезное занятие из всех. — Мне бы кто рассказал, — наконец тихо бурчит себе под нос, вспоминая, чего еще не сказала МакАлистеру из того, что помнила. — Я даже не знаю, что я делаю в Лондоне; меня что, к корням потянуло на волне патриотизма? — Вертит в руках украденный телефон, из которого предварительно вытащила аккумулятор и sim-карту, дабы не было возможности отследить аппарат, если его незадачливый владелец решит обратиться к стражам порядка. — Сможешь отследить мой телефон? — Других вариантов, откуда начать, у англичанки просто не было; как и документов. И памяти.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngБыл только Гаррет МакАлистер и этого было больше, чем достаточно.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngПотому что держится Сирил МакАлистер из последних сил.

+1

6

Гаррет МакАлистер всматривается в глаза жены, словно пытается найти там ответы. Будто за синими скрывается вся правда и нужно ее только высмотреть. Увы, это не так. С той стороны зрачков ничего нет, Зверь не подмигивает, оставляя оборотня с прежним глубоко засевшим страхом потерять Сирил МакАлистер. Не потому, что она уйдет к другому, внезапно решив положить конец их годовалому браку, не потому, что разлюбит.  Шотландец боялся возвращения потерявшего контроль Зверя, больной части, что раз уже перехватывала контроль. Он помнил, слишком хорошо помнил беспомощность, неспособность помочь любимому человеку. Гаррета не волновала опасность, которой подвергли его, запах паленой шерсти и выжигающая злость давно забылись, стерлись под струями так удачно начавшегося дождя. Но вот провалы в памяти Сай, ее стремление причинить боль самое себе… помнил слишком хорошо.
- Ты говорила, что едешь проведать какого-то старого знакомого, - оборотень не откладывает опасения, но временно задвигает их, предпочитая пока наблюдать за поведением жены, сравнивая с тем, что было в горах. Он не сможет потерять ее, просто не сможет. – Бэнни… или Барри, что-то такое. Дескать, у него разыгралась паранойя, а ты была ему должна, - припоминает последний разговор с женой, правда, тогда Гаррета больше интересовало отвлечение Сай от сборов, чем подробности поездки. Действительно, ну что может произойти со взрослым волком в Англии? Разве что смертная скука. Хм…
- Давай попробуем, - забирает телефон, на мгновение крепко сжимая руку девушки. Физический контакт, наверное, самое естественное и необходимое для оборотней. Просто потому, что внутреннему волку было плевать на слова и мысли, реальным для него всегда оставались тактильные ощущения: поцелуи, объятия, секс, касания пальцев к коже. Очень просто, очень примитивно. Но это работало, большего и не требовалось.
Гаррет встает, роется в сумке, выуживая ноутбук, с виду старый американский МАС, побитый со всех сторон, словно клан решил поиграть тем в футбол. Внешность бывает обманчива, внутренности этого малыша могли потягаться с самой навороченной техникой хакеров. Что тут скажешь, Дар давно ржет с сентиментальной привязанности брата к старым вещам. В их тандеме с близнецом, старший на пару минут МакАлистер отвечал за добычу информации и связь, младший же умело использовал полученные данные, визуализируя карту оккупированных территорий. Так и работали в горячих точках, пока не решили ограничиться Эдинбургом, здесь тоже достаточно дерьма творилось.
- Хорошие новости, GPS был включен, - щелкает, приближая карту местности, - увы, больше мы от него не получим, ни записи звонков, ни снимков. Будем работать по старинке, - хмыкает, - давненько не играл в детектива, а то все кулаками приходилось махать, сгоняя террористов с насиженных мест. Спасибо дядюшке Абраму за увлекательные проекты, - выписывает адрес, после чего спокойно сминает мобильный в кулаке. – Если я смог отследить тебя, это может сделать любой. Хватит с нас возможностей магов, не будем упрощать работу, если здесь замешаны современные технологии. Маришка щедро отжала мне амулет, по идее должен глушить поисковые заклинания, - весьма мрачно показывает на подвеску с полупрозрачным камнем, напоминающим турмалин. Сай прекрасно знала нелюбовь мужа ко всему магическому, и это не смотря на его давешнюю дружбу с Грегором, а может, благодаря ней? – Обещала, что 12 часов эта штуковина будет работать, но я все же предлагаю не затягивать, - но одного взгляда на жену было достаточно, чтобы добавить куда мягче, - однако нынче темно да и пока там шастают копы особого смысла ехать нет. Магических следов они не скроют, а сами наследить и так успели, - хлопает по кровати, - давай спать. Утром со всем разберемся. Я скучал, Сири.
На этот раз МакАлистер со спокойной уверенностью понимает, если больной Зверь вернется, он пойдет за ней. Чтобы это не значило.

+1

7

http://funkyimg.com/i/2fcxe.png— Конечно, я же умная девочка, — тихо хмыкает, устраиваясь у мужа за спиной, внимательно наблюдая за сменяющимися цифрами на экране ноутбука через плечо оборотня, пару раз рассеянно куснув за кончик уха, привычно успокаивая нервы, что пыталась держать под контролем, не давая им спуска: в конечном итоге, время для переживаний еще не пришло, - наступит, когда все закончится, вот тогда можно будет позволить себе беззвучно разреветься, привычно уткнувшись в родную шею; но пока держится Гаррет МакАлистер, Сирил МакАлистер твердо стоит на самом краю зная, что если под ногами возникнет пустота, - за шиворот затащат обратно, не давая даже возможности близко познакомиться с землей. Тянется к рюкзаку оборотня, вытаскивая оттуда обычную шариковую ручку, по старинке записывая адрес с карты, где пульсировал маячок, выдавая месторасположение, на ладонь, пытаясь выудить хоть что-то из памяти, что продолжала предательски разводит руками, мол, - извини, мужик, ну не смогла я, не смогла; этот район Лондона она помнила смутно, как, наверное, и весь город в целом: почти десять лет отсутствия не прошли даром, - изученные когда-то закоулки и тупики начинали походить на блеклое марево, - словно на схему города, нарисованную чернилами, кто-то, весьма щедро, пролил воду, размывая четкие, графичные линии улиц, оставляя от них утлое  напоминание, что легко сотрется от одного случайного прикосновения. Ловит взгляд мужа, повернувшего голову, и невинно приподнимает брови, мол, ну умная же, - GPS не выключила, даже телефон, чисто теоретически, должен быть заряжен, значит, - продержится еще немного; а украденную трубку, что в руках шотландца превратилась в крошево из пластика и микросхем, было не особо и жаль: мысли вернуть ее потом владельцу в волчьей голове все равно особо не зарождалось, - мобильному в любом случае было суждено оказаться в мусорном баке.
http://funkyimg.com/i/2fcxe.pngВолчице стоит огромных усилий, чтоб не поддаться, устроившись рядом на кровати, позволяя усталости смениться короткой передышкой сна, но знает, чем быстрее они со всем разберутся, тем быстрее покинут город, заодно убрав ее лицо с позорного стенда «их разыскивают»: красоваться на нем дольше пары суток ей не хотелось, к тому же - не была уверена, что ее не найдут по старому досье, еще сохранившемуся в полицейском участке южного Лондона: ряд арестов за административные правонарушения в юности все еще значился в ее биографии, и, самостоятельно стираться оттуда явно не собирался, готовясь при первом же удобном случае донести на свою хозяйку; и, пока есть фора, стоит ей воспользоваться. Посему - отрицательно качает головой, сжимая ладонь Гаррета МакАлистера, поднося ее к лицу и рассеянно целуя в сердцевину, все туда же, где линии рассказывали о том, что жизнь его, как пару лет пошла псу под хвост, так и будет продолжать сие славное приключение и дальше; смотрит на оборотня и думает, что надо сказать, что скучала, что все, чего хочет, чтоб он забрал ее отсюда и плевать на последствия, - все равно, вся ее жизнь давно улеглась аккурат у него между ключиц, но, то разумное, что еще оставалось, берет вверх, меняя все слова на один поцелуй, когда стоя на коленях на кровати, притягивает шотландца к себе, путаясь пальцами в волосах, почти кусая, потому что потребность в МакАлистере порой пугает ее саму, потребность дикая, почти звериная, - с такой не справиться, - да она и не хочет, просто бормочет ему в губы что-то, в чем можно разобрать «я тебя люблю», после чего отстраняется, принимая крайне серьезный вид, приглаживая одежду. — Бартоломью Хортон, — выдает, подумав, — это единственный, кого я могу вспомнить, подходящего под описание; параноик он тот еще, хотя и не дурак, — на мгновение замолкает, — не нравится мне все это. — Смотрит на адрес, написанный на руке, потом переводит взгляд на все еще открытую карту, оставшуюся на мониторе, — я предлагаю наведаться к нему, прямо сейчас; пока темно и нет случайных прохожих, а полицейские вряд ли будут пока проводить облавы в том районе, - передвигает карту, раскрывая несколько улиц, — к тому же, там могут быть мои вещи; а уже после него можно попробовать разыскать телефон; на место преступления, боюсь, лучше пока не соваться, но... если что, у тебя же с собой есть удостоверение офицера полиции Эдинбурга? — прищурилась, явно предлагая мужчине самому додумать фразу про использование служебного положения в личных целях.

+1


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » Darraðarljóð » that girl is a god damn problem [28.08.2015]