"

CYRIL MACALISTER

"

GARRETH MACALISTER

"

HOLDEN ELPHINSTONE

HEXHELL: they all going to die;

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » in skamma » here you are, a rabbit hearted girl [30.07.2015 - 02.09.2015]


here you are, a rabbit hearted girl [30.07.2015 - 02.09.2015]

Сообщений 31 страница 41 из 41

1

i look around, but i can't find you; if only i could see your face,
instead of rushing towards the skyline. i wish that you could just be brave.

you must become a lion hearted girl,
ready for a fight, before you make the final sacrifice
http://funkyimg.com/i/29BbS.gif
Darrell MacAlister & Loreley Whitehawk
эдинбург, шотландия, соединенное королевство; дом мактавишей;
сага о благих намерениях;

Отредактировано Darrell MacAlister (2016-03-27 03:33:31)

+2

31

Не сказать, чтобы Лорелей Уайтхоук была в восторге, когда Даррел МакАлистер появился на пороге дома альфы. Они с Кэм как раз сидели в гостиной, сварив пунш из всего, что нашли в холодильнике, и всерьез планировали набег на шкаф Айта, где хранилось виски. Но планы по началу женского алкоголизма были прерваны заросшим шотландцем. Она даже не сразу узнала его – с отросшей за неделю бородой, потемневшей кожей, обветренным лицом. Словно бродяга прибился к двери, и просит краюху хлеба, а не вернуть ему подопечную, что вполне обжилась у МакТавиша, даже перестала вздрагивать и прятаться за его жену, стоило мужчине вернуться. Ну, страшил ее вожак клана оборотней, вон какие глаза злющие. Почти как у незнакомца, что пришел, явился. Мог бы и оставить уже, что уж там, зачем только чемоданчик таскать из угла в угол.
Ты такая врушка, Лора. Просто ужас.
Первым порывом ирландки было броситься Дару на шею, повиснуть и больше не отпускать. Кажется, она знала, что это он еще до того, как в дверь позвонили. Просто чувствовала и все. И даже такой – покрытый дорожной грязью, отросшими волосами, с этим… непривычным выражением в золотистых глазах… Лей узнала его мгновенно.
Именно поэтому злость и обида на МакАлистера достигли невероятного пика за ту неделю, что она жила у Кэмерин. Она даже всерьез задумалась о возможности остаться здесь подольше, может быть до самого возвращения Финна, но а) с друзьями так не поступают, а чете МакТавишей явно хотелось побыть вдвоем и без свидетелей, б) что-то подсказывало не спорить с Даррелом хотя бы сейчас, пока с него не спадет … хищность.
В общем, от Кэм Уайтхоук отлипала с самым несчастным видом, явно жалея, что они не успели добраться до бара с выпивкой. Пара капель ей бы точно не помешали.

Дом за неделю вымерз, словно их не было здесь несколько месяцев. Он казался… чужим, да, пожалуй, это самое подходящее слово. Запахи, расположение мебели, вид, все это сбивало с толку, словно впервые переступает порог. И пока Дар включал обогреватель, зажигал камин и раскидывал вещи, Лора прошла на кухню. Холодильник был пуст, что не удивительно, только пара кусков мяса в морозилке, но к тому времени, как они растают, у лягушки вырастут зубы. Она бесцельно открыла несколько ящиков, закрыла их, отступила на пару шагов и осталась стоять в проеме между комнатами, спиной к мужчине.
- Нужно купить продукты. Сейчас кроме консервированного супа ничего нет, будешь?
И все это говорит шкафу перед глазами, лишь краем уха улавливая начавшее потрескивание камина. Ирландка обхватила себя руками, словно пытаясь согреться. Кажется, умение выживать в сырую погоду должно быть врожденным у всех жителей северных островов, но замерзала Лей беспощадно, вечно надевая по три свитера и две пары шерстяных носков.

Она думала, что Даррел бросил ее. Надоело возиться с девчонкой, вечно от кого-то спасать, слушать обвинения во всех грехах, а потом утешать, когда в очередной раз начнет истерить. Нет, он, конечно, сказал, что это на пару дней, максимум неделю. Но Лора не поверила. Она вообще перестала доверять таким заявлениям после исчезновения Финна, слишком хорошо помнит, чем оно закончилось. Масло в огонь подливало еще и то, как сильно девушка начала скучать по идиотской морде мужчины, что не мог слова серьезно сказать, словно без сарказма развалится. Поэтому не придумала ничего лучше – чем злиться на него, пресекая любые попытки Кэм заговорить о МакАлистере. Утром и днем отвлекала работа в клинике, куда ее потащила подруга. Поначалу находиться в сердце клана оборотней было странно и страшно, казалось, что у нее на лбу было написано – Съешь меня, я очень вкусный человек. Но уже через пару часов она нянчилась с малышом Бредли, самым очаровательным маленьким голубоглазым созданием. Он покорил ее сердце. За неделю ирландка насмотрела на самых разных оборотней – молодых, старых, больных, здоровых, паникующих папаш, смеющихся с этого мамаш. А еще были люди. В этих парах, что приходили на прием к целителю, были люди, счастливые семьи, где муж был оборотнем, а женщина – человеком, и у них были дети. Здоровые, счастливые, любящие. Почему-то от этого становилось немного не по себе, особенно когда глупый мозг представлял возможное будущее с Даром. На этом моменте Лей дала себе хорошую такую пощечину, изрядно напугав меряющую температуру милую старушку.

- Да, ты говорил об этом. Что предпочитаешь мясо молодых откормленных девушек, желательно в хорошем настроении, чтоб плоть была сочнее, - откликается, все так же не спеша смотреть на мужчину. – Ты можешь сказать, куда ходил на самом деле? – все же спрашивает, хотя, ели уж совсем честно, ей это не важно. Даже если он закусывал младенцами или юными девами, плевать. Ее больше волновало то, что Дар ее оставил. И что он мог не вернуться. И что ее вообще все это волнует.
- Ты мог оставить меня сегодня с Кэм, знаешь. Мы собирались украсть виски Кайтана, добавить его в пунш и обсуждать мальчиков. Сам знаешь, важные женские дела, - она складывает кухонное полотенце, проводит пальцами вдоль кромок, затем отпускает обратно, и так по кругу.
Лей знает, стоит Дару посмотреть на ее лиц – он сразу поймет, как она скучала. А этого допустить нельзя… нет-нет-нет.

+1

32

http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Как хороший брат, я просто обязан был придти на спасение его бару, — обычно болезненно честный как с другими, так и с самим собой, Даррел МакАлистер в этот раз подменяет правду, - странную, неприкаянную, с которой сам-то не знает, что делать, не то, что дать ей шанс стать реальной, облачиться в слова, звуки, интонации, как в плоть и кости, оказавшись в этом доме третьей лишней, разбирайся потом, - вымученной шуткой; меняет, подобно игроку, за карточным столом, незаметно вытаскивающему из рукавов парочку тузов, в надежде на то, что противник не слишком внимательно следил за ходом партии, меняет «я так хотел» на «должен»; теперь правде тянуть, стягивать его запястья, подобно проржавевшим кандалам, что с охотой смыкаются вокруг кистей рук, с которых на пол все еще капает холодная вода. Оборотень тянется к полотенцу, что так упорно пыталась сложить Лорелей Уайтхоук, бережно, почти нежно забирая его из ее ладоней, не имея возможности отказать себе в том, чтобы дотронуться до них, проскользить пальцами, шершавыми, еще сильнее огрубевшими, покрытыми старыми белесыми шрамами, заметными на смуглой коже, наслаждаясь мимолетным ощущением тепла, задержаться дольше, чем следует, и лишь потом, - отступив на шаг, стирая с лица остатки влаги, осевших на бровях, висках, отросшей щетине, вцепившейся во впалые щеки, доходящей до еще сильнее заострившихся скул, но задумчивого, прищуренного взгляда с ирландки так и не сводит, не до конца отдавая себе отчет, что заинтересовавшийся Зверь сейчас смотрит его глазами, оставаясь в них нехорошим золотистым блеском, готовым вот-вот перейти в мерное свечение, характерное для частичной трансформации: того и гляди - клыки выступят, слюни потекут и с вопросом ужина все разом станет решено. Хм, прямо кушать подано.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngВзгляд у Зверя ехидный, внимательный и голодный, а еще - оценивающий, словно в голове оборотень взвешивает, стоит ли отвечать на небрежно заданный вопрос, или замолчать, все так же подменить шуткой, пока, как водится, не закончатся припрятанные козыри; Даррел МакАлистер никогда не видел причин делать из своей работы тайны: руна Хагалаз, выжженная на тыльной стороне правой ладони, там, где большой палец переходит в указательной, вопит об этом посильнее монашки, которую парочка охальников зажала неподалеку от церковного алтаря, - древнескандинавский символ полного разрушения и божественного наказания, наносимый Советом Пяти прекрасно считывался окружающими, что, как водится, к головорезам на службе относились с осторожностью, предпочитая запоминать лица тех, кто, в случае чего, встанет на твой след, имея полное право на убийство. — Отлавливал нашкодивших оборотней, — в итоге сводит все до пары-тройки фраз, словно говорит о том, чтобы оставить провинившегося щенка без ужина, — иногда некоторые из нас ведут себя не очень... осмотрительно и разумно, и тогда я делаю тоже самое, что сделал для тебя. Только тут мне за это еще и платят, — философски заключил Фенриров потомок, перебросив полотенце, что до этого держал в руках, на плечо, самым нахальным образом подмигивая ирландке; в конечном итоге, - он тот, кто есть, и даже если отволочь к проруби, окунув в ледяную воду, при этом читая молитвы одну за другой, - демоны его не покинут, только хвост замерзнет; безнадежный случай.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Ну, раз молодые девушки, ради общего блага, не стремятся стать обедом, суп - буду, — притворно вздыхает шотландец, впрочем, тут же выдавая нечто, похожее на фырканье, — а еще, хвала цивилизации, можно просто заказать поесть, — вытягивает из кармана джинс телефон, пускай приобретенный всего пару месяцев назад, но уже успевший как следует изваляться в земле, побывать в озере, вывалиться на бетон во время трансформации и вообще - явно жалел, что не был приобретен каким-нибудь прыщавым подростком, отсылающим взволнованно-сальные сообщения своей нечаянной любви, — китайская кухня подойдет? или можем сходить в ближайший ресторан; главный критерий - много хорошего мяса.

+1

33

Лей замерла, как кролик перед фарами грузовика, стоило Дару коснуться ее руки. И сказать бы, что от страха перед серым и страшным, но нет. Тепло от его пальцев, ставших, кажется, еще более грубыми, шершавыми, переливалось в нее равномерным светом. Взгляд ирландка так и не решилась поднять, сосредоточившись на ладони оборотня. Уайтхоук очень хотелось пройтись вдоль белесых шрамов, она вспомнила тело Даррела, к которому привыкла прижиматься по ночам, даже если засыпала вообще с другой стороны кровати и под другим одеялом. Лора видела, как на волках заживали порезы – без следа, кожа стягивалась очень быстро, не оставляя даже временного покраснения. И какую же боль должен был вынести этот мужчина, чтобы остались шрамы?
Ответить не успела, МакАлистер забрал полотенце и все тепло. Почему-то она почувствовала себя невероятно одинокой в этот момент, словно не руку отнял, а весь мир перевенули, вытряхнув страшную правду прямиком в лицо.
Лей посмотрела на шотландца… и это явно было ошибкой. Из тех, к которым потом возвращаешься в памяти, думая, стоило ли поступить иначе?
Ирландка видела Дара волком, когда они возвращались из леса после ее похищения, видела частичную трансформацию, когда он сражался, видела глаза, светящиеся, золотистые. Видела, но никогда не соединяла в одно целое. Как в ее сознании уживалась мысль, что есть Даррел МакАлистер – оборотень, не человек, и есть волк – животное на четырех лапах, что вое на Луну и можете перегрызть ее в один укус.
Сейчас на нее смотрел Зверь, тот самый, что жил в оборотнях, делая их теми, кто они есть. И только сейчас Лорелей поняла, что мужчина и Зверь – это одно целое, единое существо.
Возможно, не будь она так заворожена этой мыслью, то отметила бы еще одну особенность – взгляд вовсе не сулил ничего хорошего добропорядочным барышням. Но, к счастью ли, Уайтхоук смысла взгляда тогда не поняла.
Следующая информация заставила ее задуматься, перебирая в памяти все, что она знала о Даре. Но правду Лора знала и, наверное, еще до того, как мужчина уехал.
И знаете, что? Ей было совершенно безразлично. Ладно. Окей. Не совершенно. Но не так сильно, чтобы разреветься, устроить истерику и предпринять попытку сбежать. Пожалуй, этот этап закончился.
По сути, Финн занимался тем же – убивал иных, нежить. И сама девушка, пусть и не напрямую, была причастна к смерти существ, которые попадались Ордену.
- Подозреваю, когда выставишь мне прайс в конца, придется зарабатывать до конца жизни, чтобы отдать долг, - слабо улыбается, неосознанно затрагивая тему, которую не поднимали уже давненько: сколько еще Лорелей Уайтхоук жить в доме оборотня.
- Тебе приходилось убивать невинных? – вопрос слетает раньше, чем успевает словить его, затолкав обратно. Ведь есть то, на что знать ответ совсем не хочется.
- Не важно, забудь. Это, правда, не имеет никакого значения, - решительно перекидывает рюкзак через плечо, направляясь к ступенькам на второй этаж.
- Боюсь, тебя с таким видом ни в одно приличное место не пустят, - слабо отшутилась девушка, - да и заказать проще, ты прав. Я пока вещи разберу, - ухватилась за спасительную ниточку.

+1

34

http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Ну, — Даррел МакАлистер опирается руками о стол, что теперь разделяет его и ирландку, выступая хлипкой преградой аккурат посреди помещения, в этом напоминая дельца за рыночным прилавком, твердо намеренного обобрать неурочного клиента, раздеть до последней нитки, и, даже последнюю продать за пару сребреников [что поделать, кельтская натура, прочные шотландские корни, - против них не пойдешь, даже если захочешь; если, вдруг, конечно захочешь], — мы всегда можем обсудить возможные способы оплаты, — секундную вспышку в волчьем взгляде легко списать на случайный отблеск уличного фонаря, пламени в камине, разыгравшееся воображение, — скажем, вариант с «натурой» вечен и всегда востребован, — расплывшееся в ухмылке лицо оборотня окончательно перестало отдавать хоть какими-то рамками приличия, словно та хлипкая клеть человеческой личины, где заперли волка, подобно тому, как охотники загоняют зверя, отрезая ему все пути к отступлению, перекрывая лесные тропы: одну за одной, окончательно дала трещину, пошла трещинами, вспарывая оболочку, оставляя одно нутро, - голодное, изголодавшееся, плохо знакомое с понятием «самоконтроля», да и вряд ли горящее желанием его узнать.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngЕсли Лорелей Уайтхоук собиралась бежать, то, пожалуй сейчас - самое время.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngВолку даже хочется, чтоб она побежала.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngМышцы на теле напрягаются раз за разом, подчиняясь участившемуся ритму дыхания, глаза неотрывно следят за ирландкой, почти не моргая, - слишком откровенно, слишком...
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngДьявол.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngДаррел МакАлистер чуть ли не рычит, встряхивая головой, пытаясь согнать нехорошее оцепенение, готовое в любой момент превратиться в хищный прыжок, - переход от спокойствия к действию: режим активирован//выключить
выключить
//
выключить.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngБлядь.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngОкей, подождать до завтра, и приехать за Лорелей Уайтхоук с утра кажется все более здравомыслящей идеей, - видимо, поэтому и отмел, вымел из головы, - вот и держи зверя в узде, натягивай поводок на сжатую в кулак руку, - пусть брезентовые грубые полосы впиваются в плоть, оставляя глубокие красные следы, - волка - на цепь.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngВот только Даррел МакАлистер и есть волк.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngВозьми себя в руки. Возьми. Себя. В. Руки.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Нет, — все же отвечает на заданный вопрос, используя эту возможность, чтобы перенаправить мысли в другое русло, давая разуму передышку, а себе - возможность собраться: он чертовски давно так не распоясывался, совершенно бесконтрольно, словно так и не вернулся из леса, оставшись в одной из долин, где лишь изрытая земля выдавала свежее место захоронения последних четверых одичалых, находившихся под рукой Шеана МакТавиша: каждому - по заслугам, никто не уйдет обиженным; никто из них вообще больше не уйдет, - закон и справедливость редко красивы, а судьи и палачи ничуть не лучше приговоренных к казни: они все глубоко больны, и от этой заразы - нет лекарства, - переходит от одного к другому с дыханием, запахом, прикосновением, - кажется, чем дольше Лорелей Уайтхоук рядом с ним, тем глубже увязает, тем слабее ее иммунитет, тем быстрее вирус проникает в ее тело, выжигая все идеалы и заповеди, оставляя лишь пепел: разотри меж пальцев, да рисуй на лице распятие: Бог все равно не примет. Бог, знаете, не особо-то жалует своих нерадивых детей. — Смертная казнь полагается только за серьезное нарушение законов, по которым мы живем и которым подчиняемся; порой нужно просто выследить, найти, и привести на суд Совета Пяти, который, скорее всего, закончится тюремным сроком; хотя, как по мне, - лучше сразу в могилу, чем десяток лет в «Крамонд», — морщится, потирая шею, на мгновение становясь куда старше, чем есть на самом деле; думает, глупо отрицать, что ты - чудовище, когда ты - именно оно и есть, хотя, возможно, ничего вообще не стоило говорить, - отшутился бы, замял вопрос, соскользнул бы с опасной темы, благо, - ирландка дала такую возможность, но, - Даррелу МакАлистеру нужно, чтоб она знала, - пускай испугается, сбежит, выйдет из зоны поражения; пускай посмотрит, как в первый раз: как на монстра.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngПускай больше никогда так на него не смотрит.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Ну вот, а мама говорила, что я красавчик в любом виде, — вяло отшучиваясь, продолжая вертеть злосчастный телефон в руках, - успокаивающее, медитативное движение, вдох-выдох, пора возвращать контроль, пока все не зашло слишком далеко, пока он еще может что-то изменить.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngСлишком много переменных.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Давай помогу, — лямка рюкзака перекочевывает с плеча Лорелей Уайтхоук на его, когда оборотень равняется с ней на лестнице, оказавшись с ней одного роста, даже стоя на ступень ниже; слишком близко, он слишком близко, — не волнуйся, я не забуду включить это в перечень оказанных услуг.

+1

35

Лей удивленно моргнула, на долю секунды приняв слова мужчины за правду, но почти сразу рассмеялась, махнув рукой.
- Натурой, ну да, конечно, - эта мысль изрядно… уколола по больному, и облечь все в неудачную шутку было куда проще, чем разбираться в мелькнувшем блеске волчьих глаз.
Ирландка не обманывалась на счет своей внешности, прекрасно понимая, что дальше определения «симпатичная» ей не зайти. Бледная, с дурацкими веснушками, не то русыми, не то рыжими волосами, она больше напоминала подростка, чем желанную девушку. И уж точно не ту, кем может всерьез заинтересоваться мужчина типа Даррела МакАлистера. Точно нет. Ни за что.
Так ведь?
- Помнится, ты говорил об уборке, готовке и прочих делах экономки, - Уайтхоук развела руками, окидывая дом взглядом, - ну-с, согласись, здесь стало куда уютнее, а то когда только пришла, словно келья монаха отшельника, - Лора внезапно улыбнулась воспоминаниям. Да, в первые сутки она считала Дара спасителем, добрым самаритянином. Ну ладно, не добрым, слишком много сарказма и ехидства. Но он спас ее от верной смерти в той подворотне, а затем дал ночлег. Правда, уйти тоже не дал, когда на утро ирландка поблагодарила за гостеприимство и собиралась продолжить поиски Финна. Сколько же она считала его душегубом и чудовищем? Долго. И когда отбросила мысли о побеге? Не смирилась, а перестала хотеть сбежать от волка за тридевять земель?
Ответ Лей совсем не понравился.
- Слушай, - девушка подумала о натуре, но в другом ключе, - я ведь могу проводить теперь время с Кэмерин. Ну, первую половину дня, когда она в больнице. И ты будешь свободнее, не придется все время нянчиться с человеком, - улыбка была такой яркой, что искренности в ней почти не осталось. – А мне хоть какая-то практика, раз уж с учебой я пока пролетаю, - об этом Лора старалась вообще не думать, вернется ли она в университет вообще? И даже не из-за опасности Ордена, а банального отсутствия денег. Уайтхоук надеялась придумать что-то с братом, когда его, наконец-то, отпустят.
Лорелей все еще наивно полагала, что сможет отстраниться от Даррела. И если она просто сведет их общение к минимуму, то так будет проще, лучше и вообще.
- И часто тебе приходится … ловить преступников? – она попалась. Вот так просто. Отгораживая оборотня, выгораживая его простыми словами – Лей неосознанно делает выбор. Значение, которого еще сама не понимает до конца.
- К сожалению, мистер МакАлистер, не все разделяют мысли вашей мамы, - с самым серьезным видом ответила ирландка, впрочем, расхохотавшись почти сразу. Нужно больше веселья, больше, еще больше.
Впрочем, она замолкает, словно отрубили звук, когда оборотень оказывается за спиной, отбирая рюкзак. Лора чуть крепче сжимает перила, и словно сама сжимается, но все же нервно кивает, не доверяя голосу, и взлетает вверх.
Если она хотела убежать, то миссия провалилась. Как обычно, побег закончился неудачей, если дело касалось Дара. Ирландка остановилась в дверях спальни, развернувшись к мужчине и протянув руку.
- Ээээм, спасибо, что донес. Дальше я сама, - еще одна сверкающая улыбка, которую хотелось стереть. – Может, примешь пока душ? Думаю, пока привезут заказ, час в запасе есть, - нервно облизывает пересохшие губы, не замечая общей нервозности своего поведения.
Игнорировать очевидные вещи Лорелей умела мастерски. Все еще не утратила этот дар.
Протянутая рука упирается в грудь мужчине, он все еще держит рюкзак на плече, но придвинулся на один шаг. Этого оказалось достаточно, чтобы они снова соприкоснулись, и девушка вновь почувствовала его тепло. Черт, черт, черт.
Черт!
Ну почему оно стало таким необходимым?!
- Я думала, что ты не вернешься, - бормочет под нос, уперев взгляд на пальцы, которые осторожно гладили рубашку оборотня, - то есть, ты и не обязан, - пальцы ухватили пуговицу, начав крутить ее в разные стороны, пока слова слетали с языка Уайтхоук, - в общем-то, я догадывалась, что ты не грибы собирать уехал, но даже не думала, что тебя… что тебе сделают что-то плохое. Но я была так зла на тебя, даже не представляешь. Очень-очень сильно, - а еще думала, что ты меня бросил. Но этого я точно никогда не скажу. Нетушки.

+1

36

http://funkyimg.com/i/2oWEq.pngДаррел МакАлистер устало думает, что, вероятно, стоило бы ответить на заданный, произнесенный вслух, и от того реальный, вопрос, - в конечном итоге, он не требует от него ничего, - ни сводок, ни подшитых папок с досье, что Совет Пяти педантично и безучастно вел, внося новые имена в заглавия и отправляя их покоиться на стеллажи, - мертвое мертвому; вот только в голове нет ничего, кроме вымученной шутки про сезонные обострения у личностей, страдающих расстройствами психики [фенрировы потомки первыми пойдут в этом списке, почетным номером, ровным рядом: кто может столько же рассказать о безумии, о том, как сходят с ума, - от ярости, от боли, от звериного желания убивать, от того, что ты больше не человек, - и не доказать себе, что ты им вообще когда-то был, - не был/не был/не был, - люди добыча, - впиться клыками, разодрать, растащить, как давеча пастушью собаку или пару отбившихся овец: стая окружает дальнюю ферму, расположившуюся возле леса, день за днем проходя все дальше и дальше, пока хозяева не остаются на полу в гостиной, с перегрызенной сонной артерии, - кровь на деревянных вышкуренных досках, лапы прилипают, когти оставляют следы; кто теперь встанет на две ноги?], влияющей на частоту рейдов в леса, - но оборотень так ее и не озвучивает, - молчать Даррелу МакАлистеру кажется куда более разумной идеей: на миг проступившие клыки пропарывают нижнюю губу.
http://funkyimg.com/i/2oWEq.pngРжавчина и соль.
http://funkyimg.com/i/2oWEq.pngМерный скрип старых ступеней под ногами, когда оставляет их за собой, одну за одной, не прибавляя темпа шагам, пускай Лорелей Уайтхоук и опережает на расстояние вытянутой руки, стремясь оказаться на площадке второго этажа, а после - в коридоре, перед дверью в комнату, что видимо, считала своей [словно может быть безопасно в волчьем логове, словно есть тут безопасный угол, куда не дотянется когтистая лапа, - можно было бы усмехнуться, привычно, расслабленно; был бы человеком - так и сделал, - и только зеркало на одной из стен, старое, привезенное еще первыми обитателями этого дома, и, тогда же повешенное на уверенно вбитый гвоздь, все еще рисует его, подобно смертному, пряча волка в глазах и движениях]. — Думаешь, курьер испугается? — улыбка, - если это, конечно, вообще на нее похоже, выходит ленивой, звериной, сливаясь с волчьим вопросительным наклоном головы, словно ему был интересен ответ на этот вопрос, или он его не знал; заросший, принесший с собой лес и чужую смерть, Даррел МакАлистер вряд ли бы имел возможность войти в перечень любимых клиентов, или постоянных покупателей, - скорее уж дверь окропят святой водой и волчьим аконитом, не забыв помахать перед его носом серебренным крестиком с распятием, - любимый момент всех вампиров: наивная вера во всевышнего никогда еще не бывает так смешна.
http://funkyimg.com/i/2oWEq.pngВо что ты веришь, Лорелей Уайтхоук?
http://funkyimg.com/i/2oWEq.pngЕсли есть нательный крестик, можешь попробовать вытянуть его, вытащить из ворота, выставив прямо перед волчьей мордой; даже молитву прочитать можешь: спаси и сохрани мя, господи; вот только почему-то слуги церковные вечно забывают рассказать, что бог - глуховат на оба уха, а прислушиваться - не любит; им не досуг, а Лорелей Уайтхоук вряд ли сможет выдать что-либо, кроме шепота.
http://funkyimg.com/i/2oWEq.pngШотландец моргает, прогоняя непрошеное видение, делая еще один шаг вперед, не сводя взгляда с губ, что она нервно облизывала, пытаясь отстраниться, будто надеясь на внезапно открытую способность просачиваться сквозь стены и двери, что сейчас предательски становятся ограничительными линиями, прутьями клетки; — я же сказал, что вернусь, — голос оборотня звучит хрипло, когда он, протянув ладонь, приподнимает лицо Лорелей Уайтхоук за подбородок, заставляя посмотреть себе в глаза [что ты там видишь, девочка?], — разве я хоть раз тебя обманывал? — скорее, - щедро выдавал правду там, где ты бы предпочла никогда ее не находить и не видеть, в попытках сохранить разваливающийся на части привычный мир, отступающий на задний план, — впрочем, - не верить оборотням, - мудрый выбор, — мы герои злых легенд, девочка, не зря нами пугают детей, — одобряю, — ладонь на его груди - отчаянно теплая, пускай и нервно теребящая злосчастную пуговицу, - хоть бы отлетела, оторвалась, повисла на одной измученной нитке, — я обещал вернуться, — и я здесь. Но ты все равно не верь волкам, девочка.
http://funkyimg.com/i/2oWEq.pngКаждое их слово, - шелест листьев в лесу и дым догорающего костра.
http://funkyimg.com/i/2oWEq.pngНе верь. Не уходи.
http://funkyimg.com/i/2oWEq.png— Ты беспокоилась? Почему? — пальцы, до этого придерживающие подбородок, скользят вверх, по щеке - почти нежно, большим касаясь пересыхающих губ, чувствуя прерывистое дыхание, его тепло, наклонившись, нависнув, - растрепавшиеся пряди волос щекочут нос, — почему, Лорелей Уайтхоук? — голос нисходит до шепота, но это не важно, - расстояние между ними дошло до нуля, - она все равно услышит, даже если захочет зажать ладонями уши.
http://funkyimg.com/i/2oWEq.pngТишина больше не хочет быть на их стороне.

0

37

- А сам как думаешь? – пальцы оборотня сжимают ее подбородок сильнее, но Лей не чувствует этого. Наверное, если бы захотела освободиться, могла остаться без головы, но Уайтхоук не хотела. Девушка вообще не двигалась, кажется, даже не дышала, замерев на месте, словно ослепленный фарами кролик. От Даррела исходило тепло, почти жар, можно было бы счесть его больным, если не знать про нормальную температуру для оборотней в 42 градуса. Лорелей смотрит ему в глаза, желтые, отсвечивающие, нечеловеческие. Лорелей не может отвести своих глаз – с расширенными зрачками, так что и не видно серо-зеленой радужки, человеческих.
- А сам как думаешь, Даррел МакАлистер? – повторяет едва слышно, на большее нет сил, большего и не надо. – Финн ушел так же, чуть не умер. Все, кто мне дороги уходят, но не возвращаются, - ирландка знает, что в мужчине сидит зверь – не абстрактный, что держится на вежливом расстоянии, показываясь лишь на мгновение, а конкретный, мохнатый, клыкастый, с рыжевато-бурой шерстью и хищным взглядом. Она смотрит ему в глаза, внезапно понимая, что не боится – ни как раньше, перекрещиваясь каждый раз за его спиной и вознося молитвы всем святым, ни как теперь, когда предпочитала держаться на расстоянии в моменты проявления силы (не на безопасном, ибо его с оборотнями не существовало, но достаточном для самообмана). Теперь же, глядя прямиком в волчьи глаза, Уайтхоук чувствовала легкую тревогу и безумно колотящееся сердце, но совсем не от страха. Не того страха.
- Ты очень умело недоговариваешь, - хотела сказать это полушутя, нарочито ворчливо, но вышло все так же глухо. Ее ладони все так же были на груди мужчины, чувствуя, как напрягались и расслаблялись мышцы, как колотилось сердце оборотня. Ритм стал привычным, родным, она скучала по нему после возвращения в отдельную спальню. – А ложь… нет, ее не было, - добавляет со вздохом и легкой усмешкой. Дар не врал ей, это правда, ни разу. Только недоговаривал, избегал ответа или просто игнорировал прямые вопросы. Вот прямо как…
Лора отвела взгляд, убрала руки от шотландца, сосредоточившись на левом ухе собеседника.
- Так что скажешь? Если я начну помогать Кэм с больницей? – она почти переступила черту, почти сдалась. Так. Вдох-выдох. Выдох-вдох. Минутная… пятиминутная слабость.
Даррел был ей дорог, очень и очень. Не как Финнеган, но близко. Может, это и есть стокгольмский синдром в запущенной форме, но кто теперь разберет. У кого вообще есть ответы на хоть один из ее вопросов?
Скажи нет. Не отпускай. Ну.
Скажи да. Давай уже порвем эту непонятную связь, что тянется между нами. Отпусти.
Скажи нет.
Да.
Нет.
Поцелуй меня.
ЧТО?!!!!!
Раздался звонок, разорвав вязкую тишину, заставив девушку вздрогнуть. Лей на мгновение показалось, что Дар не отпустит ее, просто не выпустит из тисков, в которые она добровольно залезла, но мужчина сделал шаг в сторону, позволяя рыжей сбежать вниз.
Спасибо.
- Я разложу все на столе, - бодрым голосом, часть ее радовалась освобождению, считая угрозу миновавшей, часть же отчаянно хотелось прильнуть к груди МакАлистера вновь, обнять его, что есть сил и разрыдаться. Потому что он вернулся. Вернулся живым.
Боже, и на что Бог сделал ее такой дурой?
- Дар, - Уайтхоук решает переключить всеобщее внимание, - ты говорил про вашу тюрьму. «Крам...», «Кромо…», - смотрит на него немного беспомощно, - в общем, ты понял, - супит брови, - это там теперь мои братья? Но ведь они люди… Там вообще бывали люди?

+1

38

http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Маленькая глупая смертная, — Даррел МакАлистер совершенно по-волчьи наклоняет голову, но даже не думает отстраниться, сделать хоть шаг назад кажется невозможным, невыносимым, словно вырвать грудную клетку и оставить ее остовом из ребер с припаянными кусками рваной плоти: звериное, болезненное, - и пора бы показаться человеку, - пока оборотень еще способен держать себя в руках, а свои руки - на щеках ирландки, продолжая удивительно нежно гладить заострившиеся скулы шершавыми пальцами, — но такая храбрая, слишком храбрая, — усмешка выходит совсем уж недоброй, словно наличие у него самого сердца стало для шотландца вполне себе открытием, но гляди ж, - бьется, выдает свой ритм, отзываясь на прикосновение ладоней к грудной клетке, но больше - на слова, в коих остатками здравомыслия все еще способен уловить главную суть, которую Лорелей Уайтхоук выдает, желая сама того, или нет, все еще, кажется, лелея надежду, что можно вот так просто взять и уйти из волчьего дома, из под пристального взгляда, словно есть хоть малейший шанс, что ее отпустят, оставят, не вернутся; глупая маленькая смертная, надо было бежать тебе раньше, сразу, пока оставался хоть призрачный шанс: фенрировы дети не имеют привычки отпускать то, что оказалось в их лапах, - никакого благородства тут ждать не приходится, - волку - волчье: такой древний закон и тут уж ничего не попишешь, — у оборотней есть отвратительная привычка всегда возвращаться, — шепчет почти на ухо, едва касаясь его губами, — а главное - делать это весьма не вовремя, тебе стоило читать больше сказок в детстве, rùnag. — Они весьма поучительны, девочка, не зря же столько веков передавались от стариков к детям, коих с детства учили опасаться волчьего воя, - зверь не человек, милая, ему не прикажешь, не взовешь к его разуму и рассудку, не заключишь сделки, даже если тебе есть что предложить: он возьмет сам, - предельная честность и никаких уловок. Хорошо, что оборотни, все же, еще и люди, пускай и - самую малость. Только внешне.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Дальнее родство с Локи обязывает, — МакАлистер чуть пожимает плечами, не сдерживая легкой, пожалуй, - даже малость виноватой улыбки, - в конечном итоге, предков не выбирают, вот и приходится уживаться с фенрировой злостью и крайней хитрожопостью его отца, видимо, тоже нашедшей отражение в генах своих потомков, вполне объясняя этим привычку методично добиваться цели, любыми путями, не деля их на праведные или нет: определение морали, пускай и пыталось вписаться в лексикон и понятийный словарь хвостатой братии, но особого отражения не находило: вижу цель, не вижу препятствий; и как они с таким девизом еще пару тысяч лет назад не вымерли? Видимо, потому и не. Упрямство и живучесть - они вон тоже - врожденные, — я обдумаю ваше предложение, мисс Уайтхоук, - чуть дразняще.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngСмотря в след сбегающей вниз, на звонок, ирландке, Даррел МакАлистер только через несколько мгновений осознает, что ощущает запах собственной крови: неосознанно выпущенные когти без труда пропороли кожу сжатых, до побелевших костяшек, в кулаки ладоней: казалось, это было единственным способом удержать себя, дав ей возможность выскользнуть, разорвав расстояние в лоскуты; зверь внутри ярился, готовясь преодолеть несколько ступеней одним прыжком, схватить Лорелей Уайтхоук, и, - оборотень резко втягивает воздух, пытаясь вернуть себе хоть каплю рационального: Даррелу МакАлистеру внезапно совсем не хочется терять то немного, человечное, потому что знает, на что способен зверь, и знает, что его стоит опасаться; и именно поэтому, лучше ему находиться внутри, выдавая себя лишь жадным, собственнеческим, неумолимым взглядом. Не сегодня.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngПока Лорелей Уайтхоук хлопочет внизу, оборотень все же успевает принять душ, смыв налипший слой дорожной грязи, заодно - сбрив отросшую, превратившуюся почти в бороду щетину: из зеркала на него смотрела привычная морда, только, пожалуй - слишком уставшая. — Крамонд, — уточняет, спускаясь с лестницы, вниз, чувствуя, как желудок отчетливо напоминает о себе, - мол, - сырые кролики, это, конечно, хорошо, но надо и честь знать; — и, нет, rùnag, твои дражайшие родственники ныне обитают на одном из небольших островов Оркнейского архипелага, у них есть небольшая деревенька, работа, пара магазинов, почтовое отделение, даже школа, только памяти, — хмыкает, — нет. А что, есть желание нанести визит вежливости? — Рассеянно трет непривычно гладкий подбородок, — в Крамонде нет смертных, Лорелей, там и нежити-то погано, не каждый выдержит.

-------------------------------------------------------------------------------rùnag [гаэл.] — гаэльское обращение к девушке, означающее как «милая» [в менее официальном варианте - «малышка»], так и «возлюбленная»;

+1

39

[indent] Tha mi gad ionndrainn.

Лей все еще чувствует горячие пальцы Дара на своем лице, шершавые кончики которых гладили ее кожу так нежно, словно она была сделана из стекла. Ирландка думает, что даже в те ночи, что оборотень отгонял кошмары, служил гарантом спокойствия, его руки не были настолько … мягкими. Ей хочется прижаться к ним, закрыть глаза и просто постоять так, наслаждаясь запахом волка, его дыханием и перестуком сердца. Лорелей чувствует себя внезапно уютно, словно это место – меж ладоней шотландца – и было ее домом всю жизнь. Но вместе с тем, когда МакАлистер наклоняется к ее уху, все внутри переворачивается, легкие перестают качать воздух, выдавая заминку, а глупое-глупое кроличье сердце делает кульбит.
Rùnag.
Милая. Дорогая. Малышка.
Там еще сотня значений, но все... в одном русле.
Глаза испугано расширяются, мозг лихорадочно ищет объяснение (хотя, на самом деле, просто метался в панике вместе с глазами). Уайтхоук ждет продолжения, но ласкательный гаэльский эпитет сходит с его губ точно так же, как и «маленькая глупая смертная» (более привычное обращение, надо сказать) до этого – естественно и с легкой иронией.
Это ничего не значит.
- В моих сказках волку вспарывали живот, - приподнимает бровь, - сама же Шапка, если правильно помню. Она еще камни туда засыпала, для надежности, - кивает.
Сказки ей читал Финн, поэтому все они были… оригинального характера, без надуманных хэппи-эндов, а четко дающих установку к действию: у селки забери шкуру и требуй выкуп золотом, лепрекону подавай молоко и проси об услуге, не танцуй с фейри в кругу и держись подальше от волков.
Упс.
- Локи? – Лей удивленно моргает. – Ээээ… ты про персонажа скандинавской мифологии? Бога-обманщика? А какое он имеет отношение к оборотням? – о мифах северных стран Уайтхоук имела весьма смутное представление, больше обрывки информации вперемешку с массовой культурой (комиксы, реклама, фильмы и прочее).
Лора села на диван, привычно подогнув под себя ноги, устроившись с коробочкой лапши с морепродуктами и довольно зажмурившись. Еда была отличным делом, и для нее, и для Дара. Не зря же говорят, что мужчина становится куда добрее, стоит его покормить. Особенно если у него зверский аппетит.
Девушка повернулась на голос, улыбнувшись при виде привычного (родного) лица. Больше Даррел не напоминал заросшего варвара, спустившегося с гор для грабежей и поджога чужого имущества. Признаки усталости читались на его лице невооруженным глазом, но чужим он больше не казался.
Вернулся.
Наконец-то.
- Откажусь, - отвечает не задумываясь. Братья… пусть живут с миром. Как можно дальше от нее.- Они... не принесли мне ничего, кроме боли и страха. И кроме фамилии, данной их отцом нам с Финном по приказу Ордена, нас ничего не связывает.
Лорелей передает мужчине коробок с едой и палочки, приглашая сесть рядом. Камин мерно потрескивал поленьями, наполняя промерзлый дом теплом и уютом. События наверху казались далекими, словно и не было того трепета и какого-то странного смущения дифис спокойствия дифис желания встать на цыпочки и поцеловать бородатого незнакомца. Уайтхоук упирает ноги в бедро Дара, как сотню раз до этого, рассказывая, как проходила ее неделя с Кэм, о том, как познакомилась с оборотнями, что ее удивило, что немного испугало, а что привело в восторг.
- Дар, - ирландка все еще не уверена, что хочет спросить об этом, но ответ кажется ей крайне важным, - ты меня повысил? Была «глупой смертной», а стала «милой». Это все сила моих пирогов? – Лора улыбается, вполне искренне. Она хотела спросить, значит ли это что-то, но так тоже нормально. Безопасно.

1. Я скучаю по тебе.

+1

40

http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Это все происки братьев Гримм, — лицо Даррела МакАлистера [или морда волка, стоящего сейчас совсем рядом с Лорелей Уайтхоук, - кто различит, растащит одно от другого, скажет, - вот зверь, вот человек, да смотри не перепутай, а то бед не оберешься, будешь собирать в корзину заместо пирогов, - и никаких бабушек и охотников], на миг становится крайне заговорческим, с таким хорошо идти подбивать малолетних шкетов воровать яблоки из сада при самом ретивом стороже, не забывающем регулярно заправлять патроны щедрой порцией соли, безошибочно находящей зад, перелезающий через забор, в надежде удрать полями как можно дальше; хорошо, но не солидно, — по усыплению бдительности смертных, разумеется, мол, - надейтесь на лучшее, рядом всегда могут проходить охотники с острыми топорами, — но чудес не бывает, мимо никто не проходит, зверь получает зверево, - сказка заканчивается без всяких прикрас, — в оригинале волк получает все, что хотел: ужин из бабушки и, - ее внучку, — старается не скалиться совсем уж похабно: слишком уж силен изначально вложенный в историю подтекст, убранный все теми же злополучными братьями, хотя, вероятно, нежити стоит сказать им спасибо, - в некотором роде; бойся волков, девочка, - они усыпляют бдительность, ходят кругами, загоняя добычу, способны сутками идти по следу; тебе это не понравится.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Поговаривают, Локи был не самым верным мужем, и, в свое время заимел на стороне нескольких отпрысков, в том числе и Фенрира, от которого, в дальнейшем, и пошел волчий род, что весьма не понравилось Одину, — оборотень морщится и рассеянно проводит ладонью по волосам, потом тихо, иронично хмыкает, — старый параноик; теперь и имеем великое счастье в виде берсерков, — переводит внимательный взгляд на ирландку, все же смягчая губы в подобии улыбки, — так что, можешь считать его волчьим прадедушкой, чьи гены иногда проскальзывают у потомков, — позволяя сочетать в себе убийственную прямоту и искренность с законченной хитрожопостью: два в одном, прямо.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Мудрый выбор, — почти величаво кивает головой, словно подчеркивая уверенность в правильности решения ирландки, и, вероятно, это действительно выглядело бы крайне солидно, если б дело не портила привычная ухмылка, вернувшаяся к МакАлистеру вместе с чем-то, похожим на самоконтроль, ну или, хотя бы, на его подобие: волк сдвинулся на задний план, позволяя человеку передохнуть, - прекращение огневого режима на десять минут, прежде чем ударить с новой силой. Оборотень берет протягиваемую коробку с едой, не садясь - падая на диван, закидывая ноги прямиком на стол, пускай мама лет двадцать назад упорно говорила, что так делать не красиво, - в исполнении Эбигейл МакАлистер выглядело вполне устрашающе: появлялось желание осмотреться, дабы убедиться, что здесь и сейчас нет ее и ее воспитательных методов, - впрочем, - для этого нужно было совершать лишние телодвижения, - а это оборотню было лень, - пригрелся в теплоте почти родной гостиной, с говорящей Лорелей Уайтхоук под боком, чьи ступни привычно перекладывает себе на колени, вслушиваясь в слова. — Ты слишком много думаешь, маленькая глупая смертная, — тихо поддразнивает, повторяя интонации девушки почти один в один, не сводя с нее, впрочем, внимательного взгляда, словно оценивая то, что может сказать, скидывая, как камешки из руки на чашу весов, что вот-вот неотвратимо пойдет вниз [он пойдет вниз], — разумеется, путь к сердцу мужчины лежит через пироги, — вкрадчиво, — недонесенные до бабушки.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Пора спать, мелкая, — подхватывает Лорейлей Уайтхоук практически одним рывком, как, в общем-то, его породе и положено, — завтра будет долгий-долгий день, — сокращая список беглых членов стаи Шеана МакТавиша, висящий в кабинете у Кайтана, еще на несколько имен, ныне покоящихся в лесах Шотландии; перехватывает удобнее, прежде чем подняться вверх по лестнице.

+1

41

Лей удивленно вскрикнула, инстинктивно обхватив шею Даррела руками. Это было внезапно, даже очень. И быстро. Хотя к скорости оборотня девушка привыкла за недели их тренировок, как и к прикосновениям (будь Лора хоть каплю менее наивной и настолько же уверенной, решила бы, что мужчина просто пользовался ситуацией, облапывая все, что подворачивалось под загребущие лапы).
Ей бы запротестовать, напомнить, что сама ходить умеет, да и он устал как тысяча чертей на галерах, но Уайтхоук замирает, просто наслаждаясь минутной слабостью. Оказывается, быть принцессой очень приятно, привыкнет еще, ой-ёй.
- Ты снова уедешь? – девочка совсем осмелела, смотрит в глаза и ждет ответа. Потому что важно, потому что нужно знать, потому что... да черт, просто - потому что.
Ответ не успокаивает, но пока и не пугает. Лорелей легонько целует мужчину в гладковыбритую щеку, продолжая обдумывать сложившуюся ситуация. Не то, что МакАлистер несет ее в спальню на руках, и не то, что ее глупое сердце от этого бьется как припадочное. А то, … стоп. В спальню. Чью?
Дар остановился аккурат на втором этаже, вопросительно приподняв бровь, - дескать, ну, и куда тебя дальше нести. А чтоб она знала. Нет, знает, конечно, но это же еще сказать надо, облечь вслух и не сгореть на месте. Пробираться к нему ночью было куда сподручнее, главное было вовремя ноги унести. Лора не обманывалась, прекрасно понимая, что оборотень о ее присутствии знал, просто такой пакт о неразглашении щадил ее и так готовые вспыхнуть багровым румянцем щеки. Сейчас было иначе, от нее требовалось решение – ясное и четкое, не приправленное страхом или еще какими-то оправданиями.
Ирландка вздохнула, обращаясь к крови хитрых предков (не один Локи такой умный, между прочим) и чинно выдала.
- Дом еще не успел прогреться, - ну правда же, не успел, - и я, наверное, замерзну ночью, - вполне возможно, - а ты теплый, - горячий, - и кровать большая, - недостаточно, - я могла бы лечь с краю, как раньше, - главное, чтобы не оказаться потом прижатой к боку шотландца, как это бывало, когда во сне начинала ворочаться, а МакАлистер просто сгребал, чтоб не мешалась.
Ну, вот она и молодец. Выкрутилась как про!
И плевать на взгляд Дара, в котором читалась извечная ирония и понимания происходящего, - ты там говори, говори, мелкая, я то слышу, что между строк. Эх. Да ладно, пусть слышит, пока в голос не произнесет, все отлично.
Все правда отлично, и даже не странно, что в комнате волка были ее вещи - они давно разбросались по дому (ладно, по этими двумя спальням), так что выудить теплую пижаму не составит труда.
Уайтхоук думает, что Дару просто необходим сон, поэтому легонько гладит его скулы, самыми кончиками пальцев, желая забрать следы усталости.
- Спасибо, что вернулся.

— the end —

+1


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » in skamma » here you are, a rabbit hearted girl [30.07.2015 - 02.09.2015]