"

CYRIL MACALISTER

"

GARRETH MACALISTER

"

HOLDEN ELPHINSTONE

HEXHELL: they all going to die;

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » Darraðarljóð » it's gonna be a long cold winter [17.12.2014]


it's gonna be a long cold winter [17.12.2014]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://funkyimg.com/i/23nkh.gif
SAMUEL MCTAVISH & MARISKA O'GALLAGHER
northern norway, рыбацкая деревушка, расположенная у самого берега баренцева моря;
о том, насколько суровыми бывают зимы. даже если вы оборотень и ведьма.

http://funkyimg.com/i/23nki.gif

0

2

внешний вид: теплая, но разодранная куртка, фланелевая клетчатая рубашка, пропитавшаяся кровью; темные джинсы, походные ботинки; небритый и явно уставший;

http://funkyimg.com/i/29zDM.pngДекабрь пробирается во все щели, коих тут, пожалуй, слишком много, даже для волка внутри Самуэла МакТавиша, - ему бы сейчас показаться на поверхности, оттеснить человека, что упорно пытается развести огонь из отсыревших дров, переложенных старыми газетами, исписанными чуждыми буквами на непонятном языке, который, наверное, должен быть ему знаком, вызывать хоть какой-то отклик, ведь они вышли из этих мест тысячи лет назад, но – кровь в сосудах – нема и спокойно, не видит и чует родства, не признает землю, как прародину, - а Сэм МакТавиш, в общем-то, не собирается ей этого навязывать. Нынче кровь – самая нестабильная из валют.
http://funkyimg.com/i/29zDM.pngМаришка О’Галлахер спит беспокойно, то и дело пытаясь выбраться из цепкий объятий усталости, - веки подергиваются, но ничего не происходит; шотландцу только и остается надеется, что ведьма – спит, методично ловя замедленное сердцебиение и редкое дыхание, что отделяется практически незаметным облаком пара, моментально оседающим холодными каплями; старый ртутный термометр, на совесть приколоченный у входа запорошило снегом, давно образовав тонкую корку инея – не отскоблить, чтоб посмотреть, сколько на улице по Цельсию; этой зимой не спасает даже Гольфстрим, протекающий неподалеку, - влажность и мороз делают свое дело как никогда хорошо, проникая, кажется, через кожу, и впиваясь прямо в кости, подобно голодному псу, которого не отогнать.
http://funkyimg.com/i/29zDM.pngА чертов огонь никак не хочет взяться за дело, желтя и опаляя бумагу, но, не притрагиваясь к поленьям. Впрочем, терпения Самуэлу МакТавишу не занимать, хотя еще с утра он надеялся, что им удастся убраться отсюда до наступления темноты, что в северных широтах сбавляет обороты лишь к полудню, а через несколько часов ударяет с новой силой, погружая окрестности в одну беспробудную ночь.
http://funkyimg.com/i/29zDM.pngНо, - их наконец нашли.
http://funkyimg.com/i/29zDM.pngОборотень знал – рано или поздно это произойдет, но – надеялся, что им удалось убраться достаточно далеко из зоны поражения; глупо, безрассудно, наивно, - надежда по цене еще меньше, чем кровь, ее ни один нищий не обменяет даже на медяк или глоток дешевого мерзкого пойла, которым безуспешно пытается согреться; их нашли спустя пару часов, когда они подходили к месту назначения, - из-за глухого снегопада, заносящего все следы и замывающего запахи и звуки, словно заглушая их, положив сверху могильную плиту, силуэты показались слишком поздно, - двое магов и один оборотень, - достаточно, чтобы хорошо потрепать: ссадина, идущая через плечо, по груди, к животу – саднила и отказывалась заживать, то и дело кровоточа: когти сородичей – мерзкая штука; впрочем, ведьме, сейчас лежащей на продавленном диване, досталось куда больше: он даже не успел понять, когда она схватила его, втаскивая в телепортацию, от которой начинали зудеть все внутренности: тихий хлопок, и на снегу только кровь и следы.
http://funkyimg.com/i/29zDM.pngМестные жители говорят на английском со странным акцентом, то и дело заменяя слова, буквы, фразы, путаясь в буквах, словно не зная, как их составить: он просто вытряхнул из карманов деньги, - достаточную сумму для того, чтобы им на ночь отдали одну из ныне пустующих рыбацких хижин, в которой явно давно никто не жил: людские запахи давно выветрились, - стены помнят только вонь от коптящейся рыбы; видимо, висящие на стенах сети не давали об этом забыть.
http://funkyimg.com/i/29zDM.pngКогда пламя наконец вспоминает, зачем оно нужно, Сэм МакТавиш поднимается с колен и еще раз обходит дом, проверяя каждый угол, придвигая к входной двери тяжелый комод, оставляющий на полу следы от железных ножек, и плотнее задергивая пыльные шторы на окнах: он сомневается в том, что это поможет, но знает – оставшаяся кровь способна вывести на их след; хотя, что-то подсказывает, что искать их пока не будут, сочтут погибшими. И их будет сложно в этом винить; скандинавы верят, что Хельхейм выглядит примерно так, и у Сэма МакТавиша нет оснований им не верить.
http://funkyimg.com/i/29zDM.pngМаришка О’Галлахер нервно дергается и оборотень в считанные мгновения оказывается у дивана, - дыхание ведьмы становится свистящим, прерывистым, словно выцарапываемым у воздуха; шотландец нехорошо хмурится, прикладывая ладонь сначала к холодному лбу ирландки, а затем – расстегивая на ней куртку, зная, что выпустит тепло, но понимая, что нужно осмотреть раны. Ведьме достался с десяток заклинаний, оставивших на теле порезы, несколько – глубоких, синяки, возможно – переломы [ему казалось, он слышах, как хрустнула кость]. Он переводит взгляд на аптечку, выделенную одним из жителей и тихо материться, сомневаясь, что найдет там хоть что-то полезное, например – гипс; желательно – пару килограмм.
http://funkyimg.com/i/29zDM.png— Не думай, я не собираюсь тебя насиловать, — замечая, что ведьма приоткрыла глаза, но никак не может сфокусировать взгляд, — я еще не настолько отчаялся. — Ножом аккуратно разрезая на темноволосой свитер, сохраняя спокойное выражение лица от вида крови, которой, кажется, слишком много. — Воды? Одеяло? Труп принести? Или что вы там обычно делаете.
Главное, чтоб не умирали; он слишком давно не проводил панихид, - не хотелось бы начинать.

+1

3

Внешний вид: голая

- Труп бы не помешал, - шутка выходит натянутой, все портит слабость, из-за которой сарказма в голосе практически не ощущается. Хочется усмехнуться, выдавить ироничный смешок, дескать, что морда такая кислая, Сэмми, будто умер кто. Но губы отказываются размыкаться, а по телу растекается кровь. Кажется, дела у нее плохи.

Несколькими часами ранее

Конечно же, они расставили ловушки, еще бы. А почему нет, зачем оставлять прямой след к Айту, если можно поиграть в Индиану Джонса. Мари недобро ворчала, в очередной раз понимая, что след завел в глухой тупик. Заклинание накладывал сильный чародей, скорее всего несколько, одному не справиться с таким объемом. И энергию они черпали точно не их мертвечины. Кровавые или серые? Чей же ковен замешан в исчезновении альфы клана МакТавишей?
- Ну, где же ты, чертов упрямец. Еще не передал привет предкам? – шепчет, раскидывая кости на черной бархатной тряпице. В смертных руках это были просто игральные кубы и кусок тряпки, но темная ведьма знала тайные номера загробного мира. – И там его нет, - с секундным облегчением выдыхает каждый раз, не получая отклика. Проверка не самая надежная, но вселяет надежду, что рано или поздно они найдут Кайтана. Живого. Целого. И скорее всего, очень злого. Но с последним разбираться уже не ей. Это грело душу, и по губам скользила улыбка, стоило вспомнить мрачное лицо друга. Она скучала по его ворчанию и вечно перемазанным в машинном масле рукам.
Впрочем, куда хуже было оборотню идущему чуть впереди. О’Галлахер смотрит ему в спину, прикидывая, как долго они не виделись с братом? Айт не вдавался в подробности их последней встречи, она же не лезла. Причины и последствия смерти его племянника сказались на всем волчьем клане.
- След ведет… - не успевает договорить, как с ног сшибает мощный разряд энергии. Твою же ж мать! Стареешь, ведьма.
От второго успевает увернуться в последнюю секунду, откатывается за валун. Дело очень и очень скверно, один из магов был кровавым.
Черт, черт, черт! Словно им проблем мало. Теперь эта мразь сможет получить контроль, если доберется до крови.
Ладно, малышка, давай попробуем вызвать демона, маленькое исчадие ада, пусть побегает за плохими дядями. На вызов беса уходит уйма сил, и в момент, когда на кровавого напал призванный ею монстр, Маришка получила смачный удар по ребрам.
- Ручной песик Шиена решил выслужиться? – ядовито прохрипела, пока оборотень ковырялся в ее внутренностях. – Подавись, сукин сын! – ирландка обмотала серебряную цепочку вокруг кисти волка, приложила магическую силу и… волчок остася без лапки. – Мать твою. Конечно же, МакТавиш на другом конце поляны, - пришлось собраться еще раз, телепортироваться к своему оборотню, а потом уже с ним подальше оттуда. О да, фееричный побег.
А бес… ну, это уже проблема местных Стражей. Мари только надеялась, что тот хотя бы ногу оттяпает недругам.

Хижина. Текущее время

- Кровь, - бормочет, как в бреду, но закончить не может, только повторяет все время, - кровь, кровь… кровь.
Пытается посмотреть на Сэма, но держать глаза открытыми физически больно. О’Галлахер потратила весь запас магических сил, призыв демона, оттяпывание руки оборотню (она, к слову, валялась на полу. И от нее нужно было избавиться), двойная телепортация. Ведьма отключилась, позволив МакТавишу делать с ее обессиленным телом все, что придет в его святую голову.

На следующее утро

Ирландка чувствовала себя как кусок говна. Без преувеличений. Болело все, даже волосы и кончики ногтей. От бессилия любая другая наверняка бы расплакалась, но Мари реветь не хотела, она хотела прояснить ситуацию. Во-первых, по культе, что достался ей в качестве трофея, и который она взяла, дабы чародеям не досталась ее кровь, их могли выследить. Все-таки остальная часть оборотня все еще была при ведьмаках. Во-вторых, ей и, правда, не помешало бы кладбище или хотя бы захудалый труп оленя. В-третьих, к слову о животных, где святой отец?
Ни кисти, ни волка в хижине не оказалось. Теперь нужно было понять, их таки выследи и нужно оценить силы для телепортации, или рано бить тревогу.
Дверь скрипнула.
- Надеюсь, это дружественно настроенный оборотень. Или вы хоть труп притащили, ублюдки.
Что-что, а ругаться ирландцы всегда умели.

Отредактировано Mariska O'Gallagher (2016-04-17 00:14:05)

+1

4

http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Думаешь, сойду за дружественно настроенного оборотня? — Самуэл МакТавиш, - а это был именно он, - закрывает за своей спиной дверь, прерывая все попытки разошедшейся пурги намести в сарай, что временно перенял на себя обязанности дома, еще снега, больше, чем то, что он принес с собой, на старом, пропитанном солью пальто, явно с чужого плеча, ибо в них и было мало, да и рассчитано было явно на человека ниже ростом, что выменял, взамен куртки, что теперь, рваная, валялась в углу, аккурат там, где, выше, сохли постиранные им вчера от чужой крови вещи, принес на носках ботинок, темных, отросших волосах, словно - вместо со снегом и пришел, - отдели теперь одно от другого, разгляди границу, - где тот, кого можно назвать человеком, а где - силуэт, очерченный холодом и марклым зимним утром, отрицающим всякое существование солнца, существование всего, кроме серого, залившего всю округу, выхватывая из нее лишь голые черные стволы изогнутых деревьев, да редкие стены домов, потемневших от влаги и сырости, проигрывающих в соревновании между морем и временем; оборотень мог их понять, - сам он давно выложил перед последнем все карты, не оставив себе в запасе и секунды, - только копить долги. — Трупов они, кстати, тут не держат, — стаскивает с плеч пальто, вешая на вбитый в деревянную стену, больше чем на половину, уже начавший ржаветь гвоздь, — говорят, - земля слишком промерзла, хоронить неудобно, приходится сразу сжигать, — скидывает с ног ботинки, приставляя их пятками к стене, ступая на дощатый, покрытый рогожей пол уже босым: тепло от камина все еще прогревало комнату, да и, в бытие потомком Фенрира определенно были свои плюсы, - повышенная лохматость, конечно, тоже прилагалась, но, - с этим вполне можно было жить, - в этом старший МакТавиш был уверен.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Надеюсь, что-нибудь подойдет, — выкладывая перед ведьмой стопку одежды, позаимствованной у местных, что не отличалась новизной, о чем яснее ясного говорили заплаты и потертости, но, - была чистой и теплой, - сейчас это, пожалуй, было главными критериями, — застряли мы тут надолго, — последнее оборотень констатирует с удивительным спокойствием, лишь выдавая достоверный факт: измотанная ведьма просто не потянет телепортацию, - тем более, - парную, а любая надежда на транспортные пути смертных обрывалась из-за все не прекращающегося снегопада, который, впрочем, отчасти играл им на руку, скрывая все следы под толстым слоем, до которого не докопаться, - удостоверился, еще ночью пройдясь по округе в звериной форме, отпугивая зарвавшихся местных волков, имевших привычку приходить почти к жилым домам, изредка нарываясь на охотничью пулю; сначала собирался заметать хвостом следы, пока не понял - что толку в этом нет, - снег заметает отпечатки лап за считанные секунды, а за десяток минут - отбивая даже его нюх, разве что - мордой в снег заройся, не забыв в оном еще и покататься, потираясь спиной, - как волкам и полагается; здесь, на родине пращура, грешно быть человеком.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.pngХотя сейчас, рядом с обнаженной ведьмой, пожалуй, инстинкты были лишними, но, по крайней мере, на лице у шотландца не дернулся ни один мускул, - так и не выдав ничего, кроме привычной усталой вежливости, когда садится рядом, отодвинув чистую простынь, — сама поешь, или покормить с ложечки? — голос чуть теплеет, когда кивает в головой в сторону стоящей рядом тарелки, где все еще поднимался пар от сваренной похлебки: ведьму нужно было ставить на ноги, ибо оставлять тут - проклясть местных с особым упоением, обрекая на существование рядом с, пожалуй, сварливейшей из ирландцев, - а они их неплохо приняли. Отплатить им такой монетой было бы невежливо.

+1

5

- Достань мне труп. Дюжину. И мы смоемся отсюда раньше, чем ты припомнишь девчонок, с которыми перепихнулся, - на лице ведьмы появилась кривоватая ухмылка, - даже с учетом, что там всего одно имя, - Мари хотела подмигнуть, побесив оборотня, но глаза не желали принимать участие в происходящем, оставаясь закрытыми. Пришлось искать более благородный повод, чтобы разлепить веки. А это чертовски трудно. Почти так же, как и биться через замерзшую землю к давно почившим существам, чтобы вытянуть мертвую энергию. Быть темной ведьмой весело: духи, зомби, демоны и бесы – это лишь малая часть компании, что является неотъемлемой частью жизни таких, как Мари. Увы, когда твой резерв почти на нуле, а подпитки не поступает, вся эта шарашкина компания не желает иметь с тобой ничего общего. Вот и зови их потом на чай, неблагодарные!
- Сгодится и дохлое животное, - ведьма все же смогла посмотреть на Сэмуэля, еще одним титаническим усилием сфокусировала на нем взгляд. – У них ведь должна быть мертвая живность? – по лицу проскочило выражение ужаса, - я ведь не занесла нас к вегетарианцам? Борода Мерлина, это все семейное невезение, - пожалуй, О’Галлахер могла отхватить Оскар за эту роль, если бы не абсолютное отсутствие необходимых движений – заламывания рук, дрожи, судорожных всхлипываний и прочего. По правде говоря, кроме слабой мимики, тело ирландки прикидывалось каменным изваянием.
Маришка Фуксия О’Галлахер тяжело вздохнула, кажись, растратив все силы на это простое действие. Она спасла их шкуру, во многом именно из-за МакТавиша потеряв энергию (а чего он хрен знамо где ошивался, пока к ней другие мальчики лезли играть?), так что со спокойной совестью возложила заботы о себе любимой на широкие плечи компаньона.
- Где культя? – ведьма послушно ела суп, облизывая поднесенную ложку. Не рагу ее матушки, но вполне сносно. И горячо. Приятная теплота разливалась по телу, добавляя … жизни. Еще пара тарелок и она сможет даже руки поднять, вау. – Ее нужно уничтожить, - Мари все пыталась вспомнить, на кой ляд вообще прихватила ее с собой? Каков был гениальный (несомненно) план? Так как вата в голове не позволяла его припомнить, самым логичным сейчас казалось избавиться от вещи, способной привести плохих парней прямиком к их убежищу. Точно. Плохие парни. Вот же портянки Сатаны. – Если тот оборотень сдох, я могла бы призвать его и допросить, - еще одна ложка. Если бы женщина была чуть меньше ведьмой, ирландкой и врединой – наверняка бы расплакалась от благодарности. Но она была всем сразу, так что продолжала принимать помощь Сэма как величайшее одолжение ему же. - А если нет, что ж, это мы тоже узнаем, - философски заметила, доедая свою порцию. – Теперь можешь одеть меня, - величественно разрешила черноволосая. Ну… насколько может быть величественной полудохлая ведьма в крохотной сторожке где-то на краю мира. – Разрешаю притронуться, - еще одна кривоватая ухмылка, - наверное, за своей рясой удобно скрывать эрекцию? Эх, иногда жалею, что не серая. Такие эмоции можно было бы выпить, - Мари нравилось поддразнивать старшего брата Кайтана МакТавиша, возможно, потому что тогда можно было не думать о собственном бессилии. А еще из любви к искусству. Искусству доставать людей до печенок.

+1

6

http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Можно было бы отправить к Хэлле местных стариков, их тут как раз десяток наберется, да и жить им, в общем-то, не долго осталось, — голос Самуэла МакТавиша, кажется, просто не способен звучать иначе, чем сейчас: тихо, спокойно, чуть вкрадчиво и дружелюбно, словно не ведьму, стоящую на полпути к праотцам, отпаивает, поднося деревянную, выдолбленную из дуба, ложку к бледным потрескавшимся губам, что, хотя бы, перестали отдавать синевой, без лишней торопливости дожидаясь, пока ирландка проглотит быстро остывающий суп, прежде чем зачерпнуть еще густого бульона со дна, а ведет ни к чему не обязывающий разговор со случайным приятелем где-то в пабе, — но это было бы не очень благодарно с нашей стороны, — убить десяток смертных для оборотня не такая уж и проблема: многие даже не успеют понять, что происходит, когда размытый силуэт пройдет сквозь дворы от дома к дому, перерезая одну глотку за другой, оставляя их обладателей хрипеть на полу в луже собственной крови, чувствуя, как жизнь отталкивается от их пальцев, в последний раз проходя по запястьям, предплечьям, к перебитым сосудам на шее, через которые и выскользнет, оставшись на деревянных досках грязно-бурыми пятнами; кто успеет, - закричит, сорвется с места, попытается сбежать, вытаскивая из своего человеческого сердца максимум, - но упадет на снег и больше не встанет; все будет кончено за считанные минуты. Это именно то, что его предки тысячелетия назад делали на этой земле, проходя от одной деревни к другой. Это именно то, от чего волк внутри Самуэла МакТавиша не отказался бы, попав под архаичное влияние давно почивших потомков Фенрира. И то, чего оборотень делать не будет, натянув на себя крохи морали, что впитал у смертных, - словно зверя обрядили в человеческие тряпки, подобно иллюстрациям к сказкам братьев Гримм, - спасибо хоть, не в розовый чепчик, ночную рубашку в цветочек и пенсне. Впрочем, и Маришка О'Галлахер не особо походила на красную шапочку. Пирожков не хватало, и бабушки. Не дурости. Ее, как раз, было хоть отбавляй.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Как только местные уснут, могу задрать тебе корову или овцу, — ложка раз за разом цепляет все больше пустоты, говоря о том, что супа в миске практически не осталось, — какую-нибудь совсем худосочную, чтоб не жалко было потом на похлебку и холодец пустить, — на худой конец добудет и обычную, но лишать местных источника пищи оборотню не хотелось, - они не были виноваты в том, куда их закинула кривая магического перемещения, а пенять это в вину ведьме тем более было глупо, - и даже не потому, что тем самым она вытащила их из очень нехорошей передряги, просто с О'Галлахер все скатывалось, как с гуся вода, разве что выражение на лице появится, - уязвленной скромности, смешанной с «целуй подол моего платья, холоп» и «признай, сам виноват», а так, как последнего делать шотландец не собирался [предпоследнего уж тем более], предпочел просто выразительно приподнять брови, выливая остатки жидкости из миски в ложку, протягивая ее ирландке, удостовериваясь, что она проглотила все до капли, прежде чем отставить посудину в сторону, мысленно поставив зарубку о том, что надо не забыть отнести ее хозяевам, - прощать долги должникам своим, это, конечно, по-христиански, но возвращать их - как-то больше по-человечески. Даже если ты волк.
http://funkyimg.com/i/2dAD7.png— Сжег, — просто констатирует оборотень, — я и так притащил сюда одну дохлятину, — никаких намеков, разумеется, о чем говорит все тот же, - невозмутимо-спокойный взгляд Самуэла МакТавиша, — волочь вторую было бы чересчур, — аккуратно передвигаясь ближе, чтоб движение матраса под ирландкой не причинили ей лишней боли, пускай пороли ее в детстве явно недостаточно, сейчас было не время наверстывать упущенное ее родителями на воспитательном фронте. — Прости, красавица, я не темный маг, — голос оборотня отвлекает, не давая сосредоточиться на неприятных ощущениях, что неизбежно возникают, стоит начать перемещать изломанное и порядком покалеченное тело, — меня мертвечина не интересует, — спокойно, не суетливо, сохраняя четкость движений одевает на ирландку сначала нижнее белье, а потом - теплые штаны из плотной ткани, — вот станешь похожа на живого человека, — помогает приподнять руки, дабы натянуть на девушку мягкую фланелевую рубашку, чьи пуговицы методично застегивает, от нижних - к верхним, — тогда и поговорим о преимуществе балахонов над джинсами, — заканчивает у самого горла, легко поправляя заломавшийся воротник, после чего - придерживает за спину широкой ладонью, укладывая обратно, накрывая поверх одеялом практически до самого носа, — если бы ты была серой, — логично замечает, нависая над ведьмой, прижимая одеяло по углам у ее головы руками, — мне бы не пришлось сейчас выплясывать без одежды на морозе, перекидываясь, дабы прокрасться в хлев, как последнему оголодавшему лису, — хмыкает, — спи, доходяга, снегопад еще не скоро закончится.

0


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » Darraðarljóð » it's gonna be a long cold winter [17.12.2014]