"

CYRIL MACALISTER

"

GARRETH MACALISTER

"

HOLDEN ELPHINSTONE

HEXHELL: they all going to die;

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » Darraðarljóð » ты мне берегом, я тебе оберегом [14.07.2015 - 06.09.2015]


ты мне берегом, я тебе оберегом [14.07.2015 - 06.09.2015]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
finnegan whitehawk vs. reginleit fletcher
давай так и останемся - ты мне берегом, я тебе оберегом;
только ты не оставь меня в темноте, у меня и так из светлого только снег.

http://funkyimg.com/i/2eQK6.png
Эдинбург, Шотландия; подземелья штаба стражей;
54 дня один на один с худшим врагом - самим собой;

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

+1

2

ДЕНЬ ПЕРВЫЙhttp://funkyimg.com/i/2pEHu.pngВ начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И свет этот настойчиво выдирал Финнегана Уайтхоука из мрака, обступившего его со всех сторон, заставляя осознать, что лежит на холодном выщербленном каменном полу; ирландец не успевает даже ругнуться [хотя просто не способен на это, во рту все пересохло, язык отек и распух, к тому же - Финнеган Уайтхоук просто еще не научился говорить, не был сотворен], прежде чем по телу проходит судорога и его рвет кровью прямо на этот самый пол. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngТьма Финнегану Уайтхоуку нравится больше. Она несет покой.
ДЕНЬ ВТОРОЙhttp://funkyimg.com/i/2pEHu.pngКто-то вливает воду ему в глотку, зажимая нос и заставляя сделать глоток. И еще один. В глаза лезут чужие темные волосы. Рвет.ДЕНЬ ТРЕТИЙhttp://funkyimg.com/i/2pEHu.pngОтче наш сущий, если ты меня слышишь, то - иди нахуй.ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙhttp://funkyimg.com/i/2pEHu.pngКто-то выливает на него сверху ведро ледяной воды, что наконец заставляет перевернуться и отползти от лужи собственной блевотины, что, судя по запаху, впиталась даже в отросшие волосы; проводит рукой по исхудавшему, заострившемуся, как у мудаков с икон, лицу, ощущая под пальцами, что привычная жесткая щетина стала бородой. Пытается сесть, но ослабшему телу как-то срать на его желания, тело пытается регенерировать. Финнеган Уайтхоук думает, что грозит стать первым человеком, который умрет через кровопотерю путем выблевывания оной вперемешку с желчью. Зато ему наконец-то дают нормально помыться, отводят по бесконечному переплетению коридоров в душевую, что после его камеры кажется выбеленной, стерильной, до омерзения нереальной; но вода - вполне ощутима, смывает грязь, кровь, пот, - стоит, запрокинув голову, глотая воду, как распоследняя дворняга.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngКамеру его они тоже вычистили. Умницы.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngОдна беда - никак не может вспомнить, как его зовут.
ДЕНЬ ПЯТЫЙhttp://funkyimg.com/i/2pEHu.pngОна сидит напротив его камеры и смотрит. Финнегану Уайтхоуку хочется дернуться, пробраться сквозь решетку и вспороть ей горло.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngИ больше ничего не хочется.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngТемные волосы, впрочем, она сегодня забрала в хвост.
ДЕНЬ ШЕСТОЙhttp://funkyimg.com/i/2pEHu.pngПо крайней мере его перестало рвать уже двое суток назад, - видимо, организм наконец вычистился; судя по всему, его тюремщики были того же мнения, так как впервые за практически день? неделю? месяц? год? сколько он тут? вместо с водой приносят ему миску с бульоном и кусок подсохшего хлеба, - то, что изможденный желудок, скорее всего, сможет переварить. Ложка мерно отстукивает свой ритм по дну миски, он ломает хлеб, крошит его прямо в бульон, после чего вылавливает; думает - должен же набросится на еду, но, видимо, отвык от пищи земной, пристрастившись к духовной. Была бы только душа.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngИмя свое, кстати, наконец вспомнил. Вроде.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngЕе сегодня нет. Может сдохла? Надеется.
ДЕНЬ СЕДЬМОЙhttp://funkyimg.com/i/2pEHu.pngИ создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою. И стал Финнеган Уайтхоук обратно прахом земным, но никто и не заметил, потому что души живой не осталось в теле, потому что не осталось в теле и Финнегана Уайтхоука. Аминь.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngПамять возвращается к нему не фрагментами, не наплывами, а сразу; открывает глаза и не понимает, как мог этого не знать, не помнить; хотя лучше бы забыл. Совесть не гложет, не пытается задрать, как больное животное, - в голове нет ничего, кроме блаженной тишины и обрывков собственной личности, среди которых знатно порезвился демон. Или он демон? А Финнеган Уайтхоук так и остался умирать в том доме на окраине, или еще раньше, когда крепче сжал древко топора, заходя в деревню.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngПытается вспомнить, как нужно говорить. Сначала подумать, потом сказать, выстроить слова в связную мысль. Седьмой день творения, пора уже. Что им нужно? Куда делся демон? Он и правда вырезал ту чертову деревню? Кто они? Где он? Хорошо, что не не герой дегенеративного голливудского боевика, а то точно пришлось бы задавать все эти вопросы.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.png— А можно вид сменить? - Она щурится, чуть поддаваясь вперед, - или ему просто так кажется; стул, который она облюбовала - далеко от камеры, скрыт темнотой, скопившейся у стен. — Ну или сиськи покажи, хоть какое-то разнообразие. - Закрывает глаза, долго смотреть еще больно. — Можешь еще за сигаретами сбегать. - Кажется, в прошлой жизни он курил. И много богохульствовал.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngВпрочем, это и сейчас можно. Отче наш сущий, если ты меня слышишь, то - иди нахуй.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngДолжно полегчать.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngНо ничего не меняется.

Отредактировано Finnegan Whitehawk (2016-02-08 05:06:13)

+1

3

День первый

Редж не хочет подходить к клетке, она хочет забыть об узнике, про месиво, про только начавшую заживать ногу. Спасибо большое верзиле, валяющемуся на тюфяках, топор смачно врезался в плоть, даже с ее регенерацией пришлось провозиться, а Илай стебал, советуя потренироваться с малышами, азы вспомнить. Пердун старый!
Редж не хочет проверять, дышит ли Мясник из Хаунэма (называть его так было проще, чем по имени). Девушка считала, что он достоин смерти, заслужил ее, выпросил, пока кромсал людей. И плевать, сколько там было воли демона, для нее они были едины, особенно сейчас. Не человек, оболочка с гнусной начинкой, которую просто переместили из головы в легкие. Она переместила, и теперь несет ответственность. Будь они все неладны, а Смотритель эдинбургского штаба в первую очередь, пристроил ее нянькой к полуживому убийце, дескать – ты нашла, тебе и разбираться.
Редж не хочет, но должна, и прекрасно это понимает. От того берет фонарь, мощный, большой, таким запросто можно двинуть, если парень вздумает выкаблучиваться, он лежит на спине, голова чуть приподнята, дабы не захлебнулся собственной кровью , открывает веки, проверяет реакцию зрачков… Флетчер реагирует быстро, переваливая Мясника на бок, чтобы рвота не залила всю камеру. Выходит хреново, кровь забрызгивает пол, обувь, штаны, запах желчи мешается с металлическим, пробивая легкие.

День второй

Ну что ж, он жив. На сей раз Страж надела целлофановые чехлы на обувь, припасла резиновые перчатки и глубокий таз. Мясник все еще отказывался радоваться новому дню, прикидываясь трупом. Увы, выходило у него это скверно, все еще дышал.
Реджинлейт поставила таз аккурат возле головы парня, только на полу, если повториться вчерашнее, то потери должны быть минимальны. Натянула перчатки и достала фляжку с водой.
- Вода есть жизнь, Мясник из Хаунэма, - приподнимает голову, заставляя сделать пару глотков, - пей давай, иначе никакие демоны не спасут.
Он сделал это снова, выблевав воду с кровью, но на сей раз ботинки остались целы, в отличие от волос. Флетчер старалась выбросить из головы мысли немедленно обрезать их под ноль.

День третий

Ну, привет, парень. Зрачки реагируют, воду пьешь, еще не сдох и явно не собираешься.
Проверяет пульс, слушает сердцебиение, в какой-то момент кажется, что среди неравномерного тук-тук-тук выбивается скрежет демонических когтей о кости Мясника, но этого быть не может, и Редж стремительно покидает клетку. Нужно выбраться наверх, к свету, к чистому воздуху.
Очень сильно хочется обнять сына и забыть о существе, спрятанном в подвале Штаба.

День четвертый

Смрад доходит даже сюда, на верхние этажи, словно где-то сдохла собака, но ее не похоронили, а закинули под ковер (авось родители не заметят, не отругают). Редж это достало, бесит, что страдает она одна, пока Мясник преспокойно лежит себе в куче блевотины даже не думая рыпаться. Она берет пару Стражей, что весьма вовремя для нее и неосмотрительно для себя заглянули в Штаб, поручает набрать холодной воды (только не святой, мы ведь не хотим, чтобы наш гость покрылся волдырями. Пока что не хотим), а затем спускается в подвал. Парни все делают сами, работая слажено, как смотрители в тюрьме, ей остается только идти следом, когда они поднимают «сосуд с демоном», чтобы отвести его в душ. Крис предлагает дат ему бритву, но Флечер категорически мотает головой, для острых предметов они еще слишком мало знакомы. Оставим бдсм на следующие свидания.

День пятый

После уборки стали чище, не сказать, что намного приятнее, но, по крайней мере, не приходилось затыкать нос, а комментарии дяди о чувствительности  изнеженности давно научилась пропускать мимо ушей. Хотя… вчера Редж все же вылила флакон лимонного освежителя воздуха в его кабинете, просто чтоб возникал меньше.

День шестой

Редж выпросила себе выходной, пригрозила оставить Алистера с дедом и пересматривать дебильнейший мультфильм для детей (сын с него тащился, а Редж с Сай делали ставки на количество вынюханного кокаина создателями), если тот не даст провести время с сыном, шантаж сработал безотказно.
Флетчер была счастлива избавиться от Мясника, если бы так же просто было выкинуть из головы его взгляд, слишком хорошо знакомый, слишком понятный – она смотрела на него так же – с желанием убить. Ну что ж, кажется, у них есть что-то общее.

День седьмой

Выходной закончился слишком быстро, казалось, она только целовала макушку Ала, помогая с уроками, и вот снова сидит перед клеткой … этого существа. Слишком быстро, слишком.
Он начинает говорить… ничего не меняется. Слова Мясника из Хаунэма, не человека, нет ни раскаяния, ни понимания, ничего. Редж поддается вперед, всматриваясь в черты, тень пробегает по лицу на долю секунды, но это вполне может быть отголосок боли, оттого Страж игнорирует человеческие реакции, удобнее устраиваясь на осточертевшем стуле.
- Отрадно, что можешь говорить. Прискорбно, что не придумал ничего более оригинального, - цокает языком, и все же встает, разминая плечи, ноги, делает пару шагов к парню. – Получишь сигареты, если ответишь на вопросы, - тон ровный, нейтральный, слишком честная сделка для этого выродка.

+1

4

http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngЕму не нужно много времени для того, чтобы изучить место, где его держат; по правде говоря, хватило и нескольких минут: три глухие каменные стены грязно-бурого цвета, проржавленная временем, но все равно прочная решетка, и темный коридор, начинающийся от; никаких окон, тяжелый воздух, свет и вовсе не проникал сюда ни разу за все время существование, приносимый только в факелах и керосиновых лампах века назад [на низком потолке и стенах все еще можно разглядеть следы копоти, грязные, замасленные, тошнотворно-черные, кажется - проведи рукой, останется сажа на пальцах, вопьется в них, и потом вовек не выведешь, не вымоешь, станешь носить в себе, пока не срастешься спиной с камнем, не превратишься в крошево затвердевших костей], сейчас же, ютящийся в лампах светодиодного фонаря, стоящего на полу, разливающего холодное голубоватое свечение.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.png— И сколько идиотов согласилось на подобную сделку? — Отзывается через несколько минут, когда уже кажется, что и вовсе оставит сказанное без ответа, опять замолчит на семь дней, восемь, растянет тишину на года, устелит ей пол, покроет стены, ни оставив и воспоминания о звуках; отзывается, склоняя голову на бок, щуря глаза, которые устают долго всматриваться в темноту, но все равно жадные до чего-либо, кроме чертовых стен и неполной, неоконченной темноты, что никак не наступит целиком, забирая с собой весь свет. Смотрит на нее, потому что больше - не на что [отличное объяснение, для усталого, воспаленного, зараженного разума и этого достаточно], изучает, даже не пытаясь этого скрыть; все силы уходят на то, чтобы сложить в голове единую картину, собрать то, что оставил после себя демон, те ошметки информации, что скопил и кои выплевывал под ноги стражу [Финн Уайтхоук внезапно понял, что знает, кто перед ним, выцепил из чужого воспоминания, оставленного в спешку, перемешанного с его собственными, где его прошлое сплавлено с памятью об Аде, в котором он не был, но, кажется, что был: может даже почувствовать жар, сжигающий кожу на лице, заставляющий ее идти пузырями, а потом - лопаться, оставляя оплавленные раны], но это кажется непосильной ношей: факты в голове не состыкуются с той, что сидит напротив него, и ирландцу на миг кажется, что вот сейчас он точно поедет крышей, растеряет остатки рассудка, - и отступает. Это все, что ему остается. — Хорошо быть смелой девочкой, находясь за прочной решеткой, — кривит потрескавшиеся губы в ухмылке, уголки начинают кровить, — не хочешь подойти поближе? — Знает, - она не станет этого делать, не поведется на провокацию, но все равно дразнит, напоминая, что еще помнит, как она зажимала глубокую рану на своем плече, заставляя усомниться, а был ли демон вообще, может то, что заносило топор над чужими головами и было Финнеганом Уайтхоуком.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngЭто было бы даже забавно.
ДЕНЬ ВОСЬМОЙhttp://funkyimg.com/i/2pEHu.pngЕму начинает всерьез казаться, что она обратилась в камень, подобно горгулье на крыше собора Парижской Богоматери, - так и темноволосая стерва осталась изваянием, чтобы его начало тошнить от одного его вида, бульоном и подсушенным хлебом, единственным, что его желудок был в состоянии переварить. Но она изредка моргает, или втягивает воздух чуть громче, а порой, - встает, разминая затекшие мышцы, разрушая иллюзию, напоминая Финнегану Уайтхоуку о том, что жива, вызывая внутри единственное чувство - исправить это недоразумение. Финнеган Уайтхоук не знает даже ее имени, но знает нотки голоса, что заставили ее тогда крепче сжать рукоять меча; разум все еще отказывается работать слаженным механизмом, отзываясь лишь изредка, в остальном создавая впечатление, что он все еще смотрит со стороны как кто-то говорит за него, встает за него, делает шаг за него, пока не понимает, что контроля больше нет, и приходится заново учиться управлять собственным телом.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.png— Кто такой Том?

Отредактировано Finnegan Whitehawk (2016-02-29 03:42:03)

+1

5

День восьмой

Его имя не должно было звучать. Снова. Не из уст Мясника из Хаунэма. Никто не давал ему права голоса, никто не разрешал гавкать из клетки. Редж замерла всего на секунду, прежде чем взять себя в руки, если она забьет до смерти их единственного свидетеля – Илай сильно расстроится, заставит некромантов искать, а общение с трупами не входило в сотню любимых дел Стража, даже близко.
Хорошо, что мозгами понимает, донести бы еще до рук, что чешутся от желания схватиться за демонические клинки. Девушка закрывает глаза, отступая в тень, скрывающую лицо.
Аластер в субботу нарисовал мелкого пикси, конечно, художества сына больше напоминали результат сношения геометрических фигур с изрядной долей спиртного, но пока ему было весело, пока крылышки и причудливая одежда заставляли улыбаться, это не имело никакого значения.
Злость отступает, пальцы расслабляются. Вот так хорошо, просто держать перед глазами образ сына, и никто не натворит дел. Думай головой, Флетчер. Он упомянул Тома, но Финнеган Уайтхоук не знает Тома, в твоей голове шарился демон, а значит у парня куда больше информации, чем они могли предполагать. Осталось ее вытянуть. По-хорошему… или не очень.
- А ты как думаешь? – Редж пододвигает стул ближе, все еще не достать, все еще безопасно… для обоих. Что ты помнишь, убийца?

День девятый

Ей нравилось куда больше, когда заключенный валялся без сил, дрых и пускал слюни. Во всяком случае он был куда милее того мудака, что вылез на поверхность, стоило только открыть рот. Интересно, если подрезать язык, как скоро заживет? И заживет ли? У оборотней это занимает пару дней, но организма с «не до конца выведенным» демоном в ее практике не наблюдалось. Стражи и оставили-то паразита с мыслью, что запертый внутри умирающего тела, а именно откидывающим коньки Финнеган Уайтхоук и был, демон начнет латать внутренние органы. Похоже, план сработал, этакий адский протез, поставленный заботливыми руками Реджинлейт Флетчер. Подавись, выродок.
Англичанка кинула пачку сигарет через прутья клетки, устроившись на вчерашнее, приближенное место. Она достала из кармана спички, ловко перекидывая их между пальцами.
- Как прошел твой день, Мясник? Не скучал? – достала спичку, зажигая ее о бок коробки, держала прямо перед собой, в перспективе казалось, что пленный окутан языками пламени. Кажется, у нее появилась любимая игра. – Начальство сказало, что я слишком строга к тебе, - морщится, обращаясь к огоньку, а не парню, - так что, сегодня у нас разговор по душам, - пламя почти касалось кожи, и Редж разжала руку, позволив остаткам древка упасть на пол, раскрошившись на несколько обуглившихся частей. – Итак, наш дорогой гость, как же тебе живется с осознанием, что убил кучу невинного люда? – хмыкает, предвкушая ответ, почти зная, что он ответит. Ну же, давай, не разочаруй меня.

+1

6

ДЕНЬ ВОСЬМОЙhttp://funkyimg.com/i/2pEHu.pngВместо ответа Финнеган Уайтхоук просто приподнимает брови.ДЕНЬ ДЕВЯТЫЙhttp://funkyimg.com/i/2pEHu.pngФиннеган Уайтхоук давно разучился говорить, словно чья-то рука пережала гортань, обернув ее терновой лозой прямо под кадыком, оставляя на смуглой коже глубокие порезы, замещающие слова, заменяющие их: хочешь говорить - истекай кровью, собирай их по каплям в горсть, пускай растекаются по ладони, пускай выдадут то, что не может быть произнесено под этой крышей, в этих стенах, в этой жизни; что не имеет никаких прав на существование, только на немоту. Все, на что способен, - сплевывать слова, выхаркивать, пока во рту не пересохнет, нёбо не покроется белым налетом, а язык не станет тяжелым и неповоротливым; слова Финнеган Уайтхоук цедит, выдавая по одному, подобно нагретым медным монетам, что выкладывает на пошарпанный стол одну за одной, с четким, впечатываемым звуком: клац, клац, клац: чтоб никто не ушел обиженным, - пока не окажется, что его ладони пусты, и он расточил все, что было, оставив на пальцах лишь кислый запах окиси.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngПачку сигарет, кинутую сквозь прутья его клетки, ловит в воздухе, не давая упасть на каменный пол, где сидел, привычно подпирая стену, чувствуя, что кожа между лопаток стирается от частого соприкосновения с грубой кирпичной кладкой, краснеет, саднит: словно к кресту прижали, и все никак не могут найти гвозди, чтобы вбить аккурат в центр ладони, позволяя грубому проржавленному железу прошить плоть и кость, впиваясь в дерево, на котором ему висеть, пока не воскреснет [пока не сгниет, а воронье не растащит потроха, проклевав брюшину, что куда податливее грудной клетки, зачем-то защищенной ребрами]; гвозди не нашли, зато отыскали где-то средней гадости курево, - впрочем, на порядок выше того, чем он обычно усиленно старался заработать на рак легких. Пачку открывает одной рукой, просто сдвигая верхний клапан, вытаскивая сигарету, привычно сминая фильтр пальцами, катая меж них, и только потом, зажимая губами, с вполне благостным видом, не сводя взгляда с вернувшейся темноволосой дряни. Возвращавшейся каждый день, как по часам. Тупая сука.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngФиннеган Уайтхоук молчит, и ни один из запасенных медяков, не прорезает воздух, выложенный на каменный пол, последовательно, четко, с привычным размеренным ритмом, что не сбился бы даже тогда, когда пламя оказывается у ее лица, впервые давая возможность разглядеть ее черты в свете, высвечивая их, вырисовывая, выдирая из привычного полумрака, вместе с худыми пальцами и узкими плечами; можно закрыть глаза и на миг представить, как засыпает их землей, - влажной, рыхлой, готовой принять и скрыть любого из тех, кого когда-то породила: прах к праху; и когда ее черты окончательно скроет слой дерна, пронизанный корнями и травой, - он больше не сможет вытянуть, вытащить их из памяти, - и придет спокойствие. Словно кто-то разом простил грехи.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngСловно однажды он решил покаяться.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.png— Попробуй еще раз, — голос кажется скрипучим, глухо ворочающимся сначала в грудной клетке, а потом в гортани, цепляясь звуками, не желая выходить на поверхность и становиться словами в этом бесконечно-бессмысленном диалоге; у Финнегана Уайтхоука нет страха перед болью и смертью, - последнюю он даже ждет, неосознанно ждет последние месяцы, окончательно смирившись с тем, что демон разложил его тело, обращая нутро - в гниль [а может - именно таким оно было всегда, - грязным, склизким, пропитанным трупным ядом], - думает, - ну сколько там осталось? Месяц, другой? Убьют - так о похоронах не придется думать: или схоронят за казенный счет, или спрячут тело так, что не найдет никто, если вздумают искать, если его семья...
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngСемья. Лорелей. Блядь.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngНе думать.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngОн не сможет вытащить ее из Ордена, не сможет увезти как можно дальше, защитить, дать возможность жить нормальной жизнью; но она останется жива, останется слабым, светлым пятном на сердце; и он ее не выдаст. Если это последнее, что он может сделать, - да будет так.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngВ конечном итоге: мертвецы не говорят, - Финнеган Уайтхоук рассеянно проводит по пересохшим, жестким губам, и на миг кажется, что они зашиты.

+1

7

День девятый

Семья.
Ты держишься за нее до последнего, проклинаешь или взываешь. К матери, отцу, сестре, дяде. Мужу и сыну.
Семья все, что осталось у них, и у семьи остались лишь эти жалкие осколки, притворяющиеся людьми. Вот только больше никого не обмануть, сквозь трещины просачивается суть, темная, вязкая, похожая на нефтяную патоку.
Реджинлейт Флетчер знает, кто она есть. Десятки имен и все они связаны с ее семьей, фамилиями. Знает, кем была вчера и кем станет завтра.
Не им. Не сгнившим выблядком демона, не саркофагом для нечисти.
Страж зажигает еще одну спичку, наблюдая за огоньком, что жадно полз к собственной кончине. Символичность, чтоб ее.
- Хочешь узнать последние новости? – голос женщины насмешлив, у нее есть козырь, настоящий джокер в рукаве. И она счастлива от этого. Очень-очень счастлива. – Некая мисс была обнаружена в доках, среднего роста, лет 22-х, блондинка. Обнаружили ее там не самые доброжелательные оборотни, - Редж покачала головой, словно сочувствуя участи девушки, - пожалуй, эта новость могла бы попасть в газеты, они любят истории об убийствах и изнасиловании, но, - англичанка подмигнула заключенному, - ее перехватил доброжелательный оборотень, если точнее, то сердобольный, - Дар ее не слышит, так что можно обзывать как душе угодно.
Флетчер широко улыбнулась.
- Кстати, эту мисс зовут Лорелей Уайтхоук, утверждает, что сестра некоего Финнегана Уайтхоука. Как тесен мир, не находишь?
Ответ женщина уже не слушала, помахав рукой на прощание и удалившись из подвала.

День десятый

Ей начинало это нравиться. Но недостаточно, чтобы испугаться. Пока.
Промариновав заключенного сутки, Реджин вернулась на привычное место, развернув стул так, чтобы можно было обхватить спинку руками.
- Хочешь узнать, что стало с Лорелей? – вопросительно наклоняет голову, неотрывно наблюдая за мужчиной. – Ты знаешь правила этой игры, Мясник: ты мне информацию, я тебе информацию. Все честно, - Редж снова улыбнулась, - почти. Если откажешься сотрудничать, дружественный оборотень может поменять свои приоритеты и случайно оторвать голову сестры от туловища. А у людей, как знаешь, с регенерацией проблемы.
Конечно же, они этого не сделают. Во-первых, отдавать приказы Дару мог только Кайтан, а он не приветствовал убиение младенцев, во-вторых, сам МакАлистер послал бы их подальше с такими заявлениями.
Флетчер видела Уайтхоук раз, когда Даррел привел ее к Илаю с Айтом, и те сели думать, что делать со смертной. Та лишь твердила, что хочет вернуть брата и они уедут как можно дальше – в Америку, Антарктиду да хоть Луну, «только верните мне Финна». Девчонка не плакала, хотя было видно, что ей стоит огромных усилий сдержаться, Лора готова была рассказать все, сделать все, чтобы спасти брата. Вот только Финнегана уже не спасти, об этом ей не сказали.
- Она так сильно тебя любит, просто потрясающе, - женщина вздохнула, поцокав языком, - на все готова, все нам рассказала. Интересная организация этот ваш Орден, прямо таки животрепещущая. Там в вас демонов засунули? А, Финн. Или очередной эксперимент провалился, а ваши решили зачистить территорию? Избавиться от свидетелей? Говори, Финни, - зачем, кто стоит, сколько еще живы. Ей нужна вся информация. А потом, когда они получат желаемое, то Мясника можно будет убить. Из милосердия.

0


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » Darraðarljóð » ты мне берегом, я тебе оберегом [14.07.2015 - 06.09.2015]