"

CYRIL MACALISTER

"

GARRETH MACALISTER

"

HOLDEN ELPHINSTONE

HEXHELL: they all going to die;

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » Darraðarljóð » как достать соседа, или спасибо предкам за брак [11.2009-01.2015]


как достать соседа, или спасибо предкам за брак [11.2009-01.2015]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Jeremiah Greenwood&Jeremy Greenwood
http://funkyimg.com/i/25BbL.png
uk, england - london; что делать и как быть, когда родитель связывает себя
узами брака с родителем твоего заклятого врага?

Отредактировано Jeremy Greenwood (2015-12-17 19:59:15)

0

2

• 11.11.2009 •

http://funkyimg.com/i/2eceB.pngВ свои одиннадцать – Джеремайя Джойс вполне себе взрослая и сформировавшаяся личность, - по крайней мере, сама кровавая ведьма твердо в этом уверена, и, за сию непреложную истину готова стоять до самого конца, демонстрируя выдержку и стойкость духа. И вот сейчас, конкретно в данный момент времени, оная взрослая и сформировавшаяся личность [зачем разбивать иллюзии ребенка? это как-то некошерно], совершенно точно опаздывала на занятие, начавшееся с десять минут назад, а это вполне означало, что в кабинет ее могут не пустить, в качестве воспитательной меры, дабы больше неповадно было нарушать учебную дисциплину и служить плохим примером для одноклассников, чьи родители не в пример точнее следят за временем. В общем, стремительно несущаяся по опустевшему школьному коридору Джеремайя Джойс уныло осознавала, что выговора не миновать; когда тебе одиннадцать – этот миг становится одним из самых ужасных в жизни, это потом его подменят восставшие из мертвых и неупокоенные души [впрочем, знание этого аспекта собственного будущего молодую ведьму бы точно не подбодрила; хотя, - вопрос, кто хуже – трупы, не согласные с режимом, или мисс Уолш все еще остается открытым; первые хотя бы просто тебя убьют, не уделяя особого внимания оскорблениям; 1:0 в пользу зомби, иу!].
http://funkyimg.com/i/2eceB.pngДжеремайя Джойс считает шаги, соображая, что через десять нужно будет притормозить, замедлить шаг, пройтись не торопясь, дабы не походить на монстра, только что вылезшего мир и еще немного не понимающего, в какое дерьмо вляпался, но точно знающего – что надо валить как можно скорее; в смысле, перед входом в кабинет явно нужно было отдышаться, пригладить растрепавшиеся волосы, что и без утренней пробежки выглядели так, словно в числе хобби юной ведьмы числилось засовывание пальцев в розетку мощностью двести двадцать, разгладить клетчатую юбку школьной формы и помолиться дедушке Сатане, чтоб с лица сошли красные пятна; в общем, войти в кабинет прилежной ученицей и милой девочкой, просто опоздавшей на занятия, а не типичней Джеремайей Джойс одиннадцати лет.
http://funkyimg.com/i/2eceB.pngНо, как известно, - жизнь чудесна, удивительна и непредсказуема, - сказал бы кто-то из классиков, или писатель, пытающийся им подражать, или автор словаря синонимов; ведьма думала более лаконично, что-то вроде: «вот пиздец» [хорошо, что мама не слышит], потому что в тот момент, когда она уже готовилась замедлиться, вывернувшее из-за поворота тело испортило ей все планы, просто разбив их, разорвав в клочья, гнусно надругавшись, - и так далее по обширному списку, входящему в рамки «вот пиздец». Если кто не понял, - Джеремайя Джойс только что радостно налетела на незнакомого ученика, чуть старше ее, стоящего со стаканом воды… стоявшего со стаканом воды, потому что оная уже радостно растеклась по школьной форме кровавой ведьмы, что совсем печально распласталась на полу на пятой точке. — Смотри, куда пре… стоишь, — ворчит, поднимаясь, чуть ли не плача оглядывая то, что еще несколько минут назад можно было выдать за нормальную форму. На миг задумавшись, а не попробовать ли заклинание, то, из бытового и повсеместного репертуара матери, ведьма решила оставить его на совсем уж крайний случай: что-то подсказывало, что в ее исполнении оно скорее закончится локальным пожаром. На незнакомца, впрочем, дружелюбнее она от этого смотреть точно не стала: в конце концов – мелкое проклятье – не заклинание, учить не надо – выходит само по себе, от великой любви к людям.

Отредактировано Jeremiah Greenwood (2016-01-07 06:15:51)

+1

3

        То, что так привлекательно в жизни двенадцатилетнего ребёнка, стоящего на рубеже переходного - подросткового - возраста, всё ещё не считающимся взрослым, но так отчаянно, словно умышленно подгоняя и так торопливое время, желающим им стать, отсутствие житейских бытовых проблем, упавших ответственностью на плечи взрослых: как не опоздать на работу, как вовремя заплатить по счетам, как не потерять ключи от машины, как не спалить дотла дом, пытаясь сварганить завтрак своему единственному отпрыску будучи отцом-одиночкой? И бывали такие завтраки исключительными, когда Уильям Гринвуд выползал из своего кабинета, подобно бомжу - недельная небритость, недельный душок застоявшейся пыли, что въелась в волосы и затесалась в ворс свитеров, - и решал, что именно сегодня наступил тот день, когда произойдёт его перемирие с кухней; поднят был белый флаг, отец приползал с повинной. Это потом, как минимум минут через сорок, двенадцатилетней ребёнок будет объяснять отцу, что бекон - вредная, насыщенная холестерином, а жир так и течёт по краям обжаренной вырезки, стекая едкой жижей на подгоревшие тосты, пища и употреблять её, в том числе утром, не рекомендуется; и Джереми Гринвуд давным-давно немаленький, он привык доставать из холодильника сильно замороженные йогурты и закусывать их шоколадными шариками Nesquik - на ходу, потому что летит время и он сильно торопиться, чтобы не опоздать в школу, прийти заранее и делать вид, что на школу ему по сути плевать, это просто дань уважения проявляет молодой человек по отношению к родителю и образованию; и при всём при этом его отец не входит в попечительский совет школы, как большинство родителей его одноклассников, считающий, что мир вертится вокруг них; и Уильям Гринвуд, в отличие от большинства снобов его возрастной категории, жертвует анонимно членские взносы в фонд сего учебного заведения. 
        У Джейн Гринвуд на этот счёт своё мнение, она жадно закусывает бекон, запивает его коктейлем из пива и бурбона, как она говорит - для бодрости тела и духа, заедает его хлебом, выгрызая сердцевину и оставляя краюшки, и лохматит волосы сначала старшему брату, а затем племяннику, вытирая жирные ручки о потёртый свитер Уильяма, - она так же наигранно вульгарно вскинет ногу на ногу, чиркая зажигалкой и закуривая сигарету; пыхтит, как паровоз, и смеётся. Через час она превратиться в совершенно другого человека, примет душ - нарядится, выбрав один из своего гардероба один из дорогих костюмов и отправиться на работу, и никто не будет знать, кроме домочадцев, что Джейн Гринвуд ведёт двойную жизнь - праведную и разгульную. Джереми Гринвуду нравится наблюдать за такими разными взрослыми, связанными одним набором ДНК, и выискивать различия и сходства в отце и тётке, отмечая, что нерасторопный Уильям, немного застенчивый и от часто от невроза заикающийся, проигрывает по множествам пунктам более выдержанной, резкой и такой фривольной Джейн. Юному Гринвуду остаётся лишь недовольно закатить глаза, закидывая в коробочку для завтраков намазанный арахисовым маслом тост, - будь его воля, он слопал бы всю банку за раз; но тётя следит за рационом сладкого и отсчитывает съеденные конфеты; кариес, уверяет она, вредит даже оборотням.
        Дорога до школы занимает около пятнадцати минут неторопливой поездкой на велосипеде, Джереми Гринвуд задумывается о многом в свои юные годы, хотя приличия ради, и чтобы не выделяться на фоне остальной ребятки, делает вид, что в его голове лишь мальчишечья звенящая пустота, ограниченный кругозор и необузданное желание задевать девчонок; чаще всего тех, которые нравятся. Такая вот она реалия обычной жизни среднестатистической ребёнка, мальчишки двенадцати лет, что не обременён излишними житейскими проблема. Хотя, одна всё же намечается. Джереми Гринвуд торопливо плетётся по коридору, попутно из шкафчика забирая исписанные тетради, временем потрёпанные, и усмехается, заворачивая за угол и врезаясь в нечто низкое, темноволосое, нахмурившееся - секунда! - и это самое тело звонко падает на пол, распластавшись на заднице; юный оборотень и бровью не ведёт. - Нечего было стоять, как истукан, - он видел девчонку ни раз, шастала по коридору и держала учебники, прижимая, такая вся не от мира сего, отстранённая и задумчивая, - юный оборотень, будущий если быть точнее, подмечает, что слишком уж часто концентрирует внимание на этой персоне.
        Джереми Гринвуд отчего-то чувствует раздражение, вдруг охватившее его, и, не в свойственной ему манере, даже не предлагает девочке помощь, просто рассматривая её весьма комичное положение; и как-то на мгновение становится абсолютно всё равно на то, что он опаздывает на любимый урок.

+1

4

http://funkyimg.com/i/2eceB.pngКак любая уважающая себе представительница прекрасного пола, еще не пересекшая порог двенадцатилетия и не особо знакомая с понятием переходного возраста, к представителям пола противоположного Джеремайя Джойс относилась с изрядной долей скептицизма и пренебрежения: во-первых - на кой сатана они вообще нужны, во-вторых - от них одни неприятности, - лекции об этом в исполнении Мойры Джойс крепко вцепились в подкорку и уходить не намеревались, - а зачем? Особенно когда перед ней стоял достойный образчик подтверждения всего вышесказанного, явно проглотивший жердь, или черенок от лопаты, иначе как можно было объяснить его негнущуюся спину и отсутствие попыток хотя бы помочь встать упавшему человеку; короче, ничего, кроме того, что занимал пространство и сжигал кислород, мальчишка не делал.
http://funkyimg.com/i/2eceB.pngНа редкость бесполезное создание.
http://funkyimg.com/i/2eceB.pngНаконец решив, что негоже подтирать полы в дорогой и любимой школе [в отличие от местных уборщиков, ей за это не платили, что было весомым аргументом, ну, всяко весомее измятой и испачканной юбки, коей не может быть у «воспитанной юной леди»; спасибо, мам, очень ценная информация], да и сидеть, подобно недодавленному таракану у ног намечающегося врага - тоже не самое лучшее решение, девочка осторожно поднимается на ноги, пытаясь отряхнуться от пыли, а заодно хоть немного разгладить одежду, ну или мальчишку по стене: была бы взрослее, хоть немного вошла бы в силу, так бы и сделала [прекрасно зная, что нет: слишком воспитанная, привыкшая оправдывать ожидания матери и ведьм ковена, уважавших спокойствие и благопристойность; хорошая девочка Джеремайя Джойс, впрочем, быстро научится мстить изящно, легко, незаметно, так и оставаясь маминой радостью и гордостью; ведьминское коварство - куда от него денешься?].
http://funkyimg.com/i/2eceB.png— Дурак, — все-таки не сдерживается, думая, что наверняка есть слова, куда более емко и точно указывающие принадлежность и месторасположение мальчишки в классификации идиотов [первое, разумеется], но ограничивается лишь сказанным, - не хватало еще оказаться в директорском кабинете за сквернословие, вдобавок к нарушению школьной дисциплины и сильное опоздание на урок, — встал тут, как тролль посреди пустоши, — тихо ворчит под нос, подбирая учебник и тетрадные листы с пола, печально осознавая, что одна ручка укатилась в неизвестном направлении и придется одалживать у кого-нибудь из одноклассников, ну или попытаться примагнитить заклинанием, когда пойдет в сторону кабинета, - сомневалась, что придурок оценит проявление магии, - смертные в этом слишком ранимые, верят в балаганные фокусы, телепатию и телекинез, радостно забыв, как еще пять сотен лет назад сжигали за подобное на кострах [еще за зеленые глаза, конечно же, ну и тех, кто отказывался спать со святыми мужами под шумок], и, разумеется, повторят это развлечение вновь, стоит им только узнать о том, что существа из книг, что читают на ночь, ходят с ними по одним улицам, сталкиваются в магазинах, дышат тем же воздухом. Короче, - магия и смертные - вещи не совместимые априори.
http://funkyimg.com/i/2eceB.pngРазве только в одной вещи, — дай пройти, — шипит, огибая мальчишку и, как бы невзначай касаясь его плеча своим, этого достаточно для того, чтобы слабенькое, наспех собранное проклятье, которое только дано воплотить юным ведьмам, еще не открывшим толком в себе силу, перешло на Джереми Гринвуда, чей день совсем скоро станет невыносимым, а череда мелких неудач будет множится: опрокинутый на себя обед, проигранный матч на тренировке, падение из-за развязавшихся шнурков, низкая оценка за контрольную, автобус, окативший водой из лужи. Проклятье рассосется часов через двенадцать-пятнадцать, а то и раньше, но до этого - наделает в жизни мальчишки много всяких приятных ведьминскому сердцу вещей.
http://funkyimg.com/i/2eceB.pngА все потому, что иногда надо вовремя протянуть руку. Ну и не быть козлом.
http://funkyimg.com/i/2eceB.pngА еще, желательно, не быть Джереми Гринвудом.

+1

5

• 18.11.2009 •
                Джереми Гринвуд ненавидел всю прошедшую неделю день ото дня всё больше: начали за здравие, закончили за упокой. Отпетыми стали несколько отцовских реликвий, малозначительных безделушек, как он пытался убедить сына, кажется рвя на себе волосы, склоняясь над очередными осколками вазы наполеоновской эпохи; потом сердце его сдавливалось при виде разбитого сервиза, - одна чашечка, ничего страшного, - вторил, и неважно, что без этой самой чашечки он не представляй было ценности? Джереми Гринвуд злился на самого себя, пытался проникать в дом незаметно и тихо, но все попытки оказывались неудачными, влезая в окно - зацепит шторы, они разорвутся, утянут за собой гардины и карниз, что непременно упадут ему на голову и больно вдарят по темечку, разнеся следом за всё, что находилось в радиусе полуметра - горшки с цветами, журналы и книги, что непременно свалятся в камин и сгорят, как спички. Старинные собрания сочинений в переизданном, но единственном экземпляре обратятся в угольки, почернеют страницы и сотрутся гарью все буквы и строки. Джереми Гринвуд, признаться, хотел забиться в угол и заплакать.
                На кого сегодня в столовой проходящая мимо девчушка опрокинет свой поднос с обедом - пюре размажется по рубашке, горошек закатится в ботинок, в голову полетит неоткуда взявшийся мяч, за тест оценка будет даже не «неудовлетворительно», а «неудовлетворительно» с пятью минусами, потому что ответы окажутся неправильно отмеченными, а сам листочек будет выглядеть, как клочок бумаги, вытащенный из жопы слона, что он предварительно сожрал и переварил. Быть отстранённым от матча, потому что стал виновником разбитого окна в кабинете директора, а он так удачно попал в его персональный террариум и довёл до инфаркта его любимого ужа, а ужи не так часто кусается, но в тот день настроен он был весьма агрессивно и впился в ладонь своего хозяина с неистовой силой. Стать виновником аварии, потому что в цепь велосипеда попала штанина, потерять равновесие и свалиться на перекрёстке на зелёный сигнал светофора, хоть уверен был в том, что горит красный и можно переходить дорогу, как и положено. Мордой влететь в стеклянную дверь цветочного магазина, получить ожог редкого ядовитого растения, затоптать дорогие орхидеи и пластом рухнуть в лужу грязной воды? Представляем вам героя печальной повести, Джереми Гринвуд - он неделю живёт, как в Аду, и неудача бродит за ним по пятам.
                На исходе седьмой день, и будущий оборотень уже находится на грани бешенства; и он лицезрит неприятный для себя объект, спокойно так ступающий по школьной территории, девочка, что учится на класс младше, невинный такой цветочек на первый взгляд, - он потом вкусит весь яд этого наигранного притворства праведности и нравственности. То, что узнал случайным образом, подглядев - и не стыдно,  о своём объекте преследования, она - странная, и несёт от неё каким-то неприятным душком, этот душок он ощущает на собственной шкуре, улавливая тонким шлейфом смешанных запахов - гнили, как ведается; и он ещё не истинный оборотень, позвольте заметить, поэтому не может с точностью определить, что же такое удивительное ему удаётся учуять. Два дня назад он стал свидетелем проказ девчушки, уличив её в колдовстве, ну или как ему на тот момент показалось, потому что единственное объяснение, что он находил в своих неудачах - не просто злой рок, а наведённый злой рок, что явно не просто так в его карму пал. А так как виновников среди своих знакомых он не находил, и это после тщательного расследования, юный натуралист перерос в юного детектива, он сошёлся на том, что она - виновна, потому что всё началось с того самого дня, когда он повстречал её в коридоре, и она, так неучтиво, встала на его пути, а потом ещё оскорблялась, что он такой - не такой галантный, как должно; пф, девчонки.
                - Эй, ты, ведьма, - догнав девчушку, ухватившись за её локоть, толкая к стеночке [гопота стайл, миль пардон], он злобно прыснул, на самом деле не до конца будучи уверенным, что она - ведьма, но это не отрицало того факта, что подобное прозвище уж очень ей подходило; злобная такая, морщинистая ведьма, без зубов и совести. - Не хочешь ли мне рассказать о чём-то? - на самом деле не в его характере обижать девочек, но в её случае он сделает исключение, добьётся правды всеми моральными и аморальными способами, потому что ещё одного уничтоженного артефакта ни его, ни отцовское сердце не выдержит. 

Отредактировано Jeremy Greenwood (2016-01-15 13:58:05)

+1

6

http://funkyimg.com/i/2eceB.pngБыло бы все происходящее книгой, художественным произведением, адресованным молодым людям от двенадцати до семнадцати, то эта глава непременно начиналась бы с того, что за прошедшие семь дней, Джеремайя Джойс уже успела выкинуть случившееся из головы, забыв как об инциденте, так и о Джереми Гринвуде: это должно было создать атмосферу внезапности и неожиданности происходящего, заставляя читателя плотнее сжимать книгу, перелистывая страницы, желая наконец уже узреть столь любимый авторами прием с зажатием главной героини у стеночки, где ей положено растаять к ногам главного героя, который непременно ее удержит своими крепкими мужественными руками шестнадцатилетнего подростка [создавая впечатление, что вышеупомянутые авторы просто забыли, как выглядят юноши переходного периода: тут прыщ, там единственный волосок бороды выбивается, почему-то рыжий, голос варьируется от пищания котенка до рыка орангутана, у которого кто-то вычесал последних блох]; но, Джеремайе Джойс, во-первых, всего одиннадцать [и Джереми Гринвуд не сильно далеко от нее ушел, пускай и считает иначе], а во-вторых, существует она не на книжных страницах, а во вполне себе реальном мире, и натурой обладает весьма скверной и паскудной, пускай оная еще не проявилась и не расцвела во всей красе, но ведьмовское наследие, от него так просто не избавишься; и именно вот эта самая натура и дает добро на то, чтоб со стороны наблюдать за злоключениями Джереми Гринвуда, к коему жизнь повернулась мягким местом, да еще и старательно оным крутила, явно в процессе решая, что бы еще такого выкинуть. Из вышенаписанного монолога, по сути, можно вывести только одну мысль: злоключения Джереми Гринвуда для Джеремайи Джойс - как котику сметанка, да еще и за ушком хорошо почесали; можно зажмуриться и как следует поурчать. Хотя, сделать это, когда тебя нагло толкнули к холодной стене [теплая кофта в лондонский ноябрь не спасает от слова совсем], достаточно проблематично; все-таки, приходится смотреть на англичанина, хорошо хоть роста они одного, а то вышло бы совсем унизительно.
http://funkyimg.com/i/2eceB.pngСледующие несколько секунд Джеремайя Джойс тратит на то, чтобы определить, стоит ли обижаться на ведьму; то есть, да, для представителей мира смертных, обычно не обремененных ни мозгами, ни фантазией, оные женщины - страшны, как жизнь Джереми Гриндвуда, да еще и детей воруют, и у девственниц кровь сцеживают, и ночью голышом на лысой горе танцуют, призывая потомков Сатаны, дабы заняться с ними греховным совокуплением, - оргию устроить в смысле [интересно, дети в одиннадцать лет вообще знают такие слова? или принадлежность к кровавому ковену расширяет еще и кругозор, ну, в дополнение к тому, что явно ломает детство и психику], но с другой стороны - и правда же ведьма [неужели спалилась? да нет, быть не может], ничего тут не попишешь. Так и не придя к определенному выводу, девочка решает просто пропустить оскорбление мимо ушей [занеся его в соответствующую графу памяти, чтоб припомнить в самый неожиданный момент], после чего выдергивает руку из пальцев Джереми Гринвуда, что вцепились прямо в локоть, так, что наверняка останется синяк, даже пять, и складывает оные [в смысле руки] на груди, надеясь, что это выглядит серьезно и по взрослому сурово, а не так, словно ей не по себе и она пытается защититься, хотя бы так обозначив и огородив личное пространство. — Конечно хочу, — шипит, подобно ужу, которого мальчишки загнали под сарай и теперь тычут палками через щели, заставляя забиваться в дальний угол, — ты дурак, и вид у тебя дурацкий, и коза твоя - дура [c], — окей, приличная девочка Джеремайя Джойс в свои одиннадцать еще не так сильна в оскорблениях, как бы ей того хотелось. — Это все? Или есть еще что-то столь же важное? — Смотрит тяжело и мрачно, - как выходит только у ведьм, прикидывающих, куда бы еще вдарить заклинанием по больнее, пускай они всего от горшка два вершка и максимум - насыпят искр, подпалив сухую жухлую траву у ног, — если нет, я, пожалуй, пойду; а то вдруг ты заразный, — поправляет школьную сумку, цепляясь за ее ремень и делая шаг в сторону, явно намекая, что Джереми Гринвуду было бы неплохо отойти и пропустить девушку. Манеры там, все такое.
http://funkyimg.com/i/2eceB.pngХотя о чем она, это же полено неотесанное.

Отредактировано Jeremiah Greenwood (2016-01-24 12:46:35)

+1

7

                Джереми Гринвуд лишь злобно фыркает, как старая собака, вокруг которой только что мельтешил надоедливый щенок, и был бы он мальчиком приличным, если первоисточник своих бед, преследующих его всю прошедшую неделю, он не видел в этой противной девчонке, что такой горделивой и самовлюблённой расхаживала, как откормленная индюшка с завышенным чувством собственной важности, явно не знающая, что именно её тушу подадут на стол в ближайшие выходные, нашпиговав торжественного яблоками; и всё бы ничего, не будь преследуемые беды такими катастрофическими, отнюдь не нравилось юному волку каждый раз трястись, словно грешник на исповеди потеющий, проходя мимо очередной висящей в коридоре картины, что непременно по волшебству шлёпнется и треснет полувековая дубовая резная рама, чувство окатившего предынфарктного состояния испытывал мальчишка, наблюдая за отцом, склонившемся над разбитым торшером, взорвавшимся тостером и многими другими вещами, вылетевшими в окно.
                - А ты - ведьма, и от тебя исходит гнилой душок, - с чувством собственной важности заявил мальчишка, горделиво вздёрнул нос; подобно щенку, что только самостоятельно встал на лапы, побегал за хвостом и теперь хвастается взрослым товарищам, похвалите меня - почешите за ушком, - он продолжил зловредно смотреть на тощую девчонку, отмечая тот немаловажный факт, что с каждой минутой она бесит его всё сильнее, и это чувство, как он понимал, взаимно. Ну хоть в чём-то они пришли к единогласному согласию.
Вот не будь она такой противной девчонкой, заставляющей чувствовать юного ещё пока что не оборотня, Джереми Гринвуд не обратил бы внимание на существование Джеремайи Джойс, но его внутренняя терзающая интуиция, плохо развитая в силу возраста, подсказывала, что виновником всех его недельных бед являлась именно она - ученица младших классов, раздражающая зазнайка. Понимание данного пришло к Джереми Гринвуд за прошедшую неделю, в период которой он тщательно наблюдал за этой маленькой чертовкой. Мало того, что она была белой вороной среди сверстниц - только посмотрите на это гнездо, развернувшееся на её голове! - и вечно сутулилась, листая очередную книгу, сидя на лавке возле раскидистого дуба; подмечать детали входило в привычку мальчишки, и он пока что не особо понимал, что такое положение дел пагубно для него закончится. Взрослые особи списали бы подобное поведение на одержимость, а тётушка Джейн непременно подметила, что изменения в племяннике связанными именно с его заинтересованность в противоположном поле. Тётушка Джейн была весьма впечатлительной романтической натурой, любящей фантазировать глупости, Джереми фыркал и огрызался каждый всякий раз, когда любимая родственница заводила свою шарманку.
                - Ты явно выкинула какую-то абракадабру, - прыснул юнец, сжимая ручонку девчушки сильнее, при других обстоятельствах он вёл бы себя намного вежливее, но пришлось забыть о принципах и воспитании, так как столкнуться ему пришлось с опасным злейшим врагом номер один [непременно такой для него станет Джерамайя, тролль восьмидесятого уровня - гнусно хихикающий, и с первого раза не побеждённый], может у него и не было веских доказательств своей правоты, но Джереми, как истинная ищейка - копал, подобно гончей выслеживая свою добычу - принюхивался, вынюхивал и следил, чтобы подловить чертову за каким-нибудь противоестественным действом. Он не был уверен, что она - ведьма, но не мог отречься от своих мыслей, последнюю неделю он думал, что месть - прекрасное чувство, и он сполна отдастся ей во власть, когда разрешиться его небольшая проблема - неудача. Неудача штука весьма занимательная, подкрадывается незаметной незримой холерой и разрастается опухолью, пульсирует и с ума сводит, заставляя маленького оборотня прятаться под кроватью, потому что это по его мнению самое безопасное место, ведь совсем недавно у оной сломались ножки, и Джереми Гринвуд провалился, а вылезшая пружина больно впилась ему в бок, оставив неприятные ссадины. И это уже не говоря о том, что любимый компьютер умер в самый неподходящий момент, в тот самый, когда отец принимал душ, а выбившиеся пробки накрыли медным тазом проводку, что загорелась и смачно пригрела, ударив током - небольшой разряд, но заставил прочувствовать до дрожи костей всю прелесть бунтующего электричества, не жадничающего на раздачу излишней энергии. Джереми Гринвуд - выл, стенал, страдал, ходил на цыпках и избегал мест особо опасных - отцовского кабинета, где недавно опрокинута им была чернильница на одну из рукописей отца, выдернут был провод от рабочего компьютера в самый неподходящий момент, вместо зубной пасты - тюбик для покраски бровей, после чего вся полость рта была измазана синей ваксой. Неудача подрывала спокойствие юного оборотня, как заноза засевшая в ладони - не выгрызть, и сейчас он готов был пойти на многое и отдать многое лишь бы неладная от него ушла, и передалась какому-нибудь другому Федоту, но лишь бы не ему. - Ты злобная мстительная ведьма, неделю назад свои чары пакостные распылила на меня! - на такого прекрасного и неповторимого, подумалось мальчишке, когда он взгляд свой вновь перевёл на девчонку, преграждая путь.

Отредактировано Jeremy Greenwood (2016-01-25 20:41:40)

+1

8

http://funkyimg.com/i/2eceB.pngВнутренний голос Джеремайи Джойс, обычно, надо сказать, весьма сдержанный и спокойный, дабы достался он барышне, не обделенной мозгами [что бы там некоторые не говорили!] и старательно избегающей всевозможных неприятных ситуаций, последние несколько минут, внезапно проснувшись и тихонько брюзжа под нос, перебирал возможные варианты того, что ведьму таки застали за занятием гнусными и небогоугодными делами, во славу Сатаны, деда нашего, аминь. И хотя вероятность этого была ничтожно мала [как мы уже говорили выше - Джеремайя Джойс в свои одиннадцать была крайне взрослой и разумной; по крайней мере, таковой себя считала], настойчивость, с коей Джереми Гринвуд пытался играть в юного инквизитора начинала вызывать обоснованные подозрения, от которых почему-то совсем не выходило откупиться констатацией того, что крыша у мальчишки совсем поехала, а она, вся такая замечательная и расчудесная, никакого отношения к этому не имеет и вообще - проходила мимо, и была сцапана самым возмутительным и незаконным образом, и, вполне может защищаясь, провернуть прием с коленом и причинным местом англичанина, и ничего ей за это не будет; спасибо вам, феминизм и права женщин. Но, в последний момент передумывает, вспоминая, что мама учила ее достойно выходить из всех ситуаций, гордо держа голову и не оглядываясь на поверженных противников; а кто такая Джеремайя Джойс, чтобы не слушать маму?
http://funkyimg.com/i/2eceB.png— Отпусти мою руку, — злобности в голосе у молодой ведьмы - хоть отбавляй, любовно вычерпывая ведром из колодца, все же - ну не зря ведьмы олицетворяют собой силы зла и погибели рода людского, мужской его половины в частности, не зря им приписывают качества дрянные и паскудные, дела грешные и до того омерзительные, что единственным способом очистить мир от сей скверны было сжечь ее; не тянут внучки да крестницы дьявольские на представительниц лагеря добра и справедливости, и пускай давно уже не травят младенцев в колыбелях, не насылают на поля засеянные мор, что попортит весь урожай, обрекая местных жителей на голод, не выпускают чуму посреди города, наблюдая, как смерть черная разлетается по улицам, хватая нерасторопных смертных, но природа их, натура, нутро - пакостное, вредное и злое, а еще - оч-ч-чень коварное! — А не то я закричу. А потом расскажу, что ты ко мне приставал. Синяки на руке это подтвердят, как и это, — свободной рукой дергает ворот кофты, разрывая его, но, впрочем, не сильно, - лишь для вида, который потом легко можно будет поправить бытовым заклинанием, или навести простенький морок - силенок должно хватить, — угадай, кому из нас поверят, а кого отчислят, предварительно вызвав на ковер с родителями? — Наклоняет голову к плечу, внимательно и немного торжествующе смотря на Джереми Гринвуда, делая вид, что спокойна, как удав, выбравшийся из клетки и пожравший хозяйских кроликов, надеясь, что ей удалось достаточно хорошо замаскировать опасения, что были вполне разумны.
http://funkyimg.com/i/2eceB.png— Слушай, Гринвуд, — Джеремайя Джойс начинала потихоньку закипать, как чайник, который нерадивые домочадцы забыли на плите, и теперь он грозно хлюпал и посвистывал носиком, грозя залить все вокруг водой, поплевываясь крутым кипятком, — ты можешь просто сказать, что тебе нужно? — Если отпираться, то отпираться и открещиваться от всего до последнего, - решила ведьма, здраво рассудив, что не пойман - не вор, и доказательств у мальчишки нет. — А то маячишь тут перед носом и бесишь. — Бурчит под нос; нет, ну а какого черта он вообще на ее голову свалился? Ходит тут по одной с ней школе, вечно возникает на периферии зрения, а когда нет - заставляя искать светловолосую макушку в толпе одноклассников, а делать это Джеремайе Джойс очень не нравилось, пускай и оправдывала себя она тем, что просто хочет понаблюдать за тем, как он влипнет в очередную дурацкую историю, порадовав ее ведьмовскую сущность.
http://funkyimg.com/i/2eceB.pngДа, именно так.

+1

9

        Джереми Гринвуд хмурится, его печалит и тот факт, что его голос не настолько суров, как ему бы хотелось, ему бы гавкнуть на девчонку со всей мочи, но получается лишь невинное тявканье, как маленькая собачонка, что пискливым своим голоском насилует психику домочадцев; и вроде бы любишь маленькую свою декоративную собачку, но отчаянно хочешь её придушить. Джереми Гринвуд смотрит на девчонку злобно, подавляя внутренние желание - припереть костлявую к стеночке, впечатать. Но у него в голове звучит нарочитый такой, напутственный голос - мораль, нравственность; нравственность, мораль - нужно быть приличным мальчиком и не обижать слабых; слабых и обездоленных.
        - Да пожалуйста, - мальчишка прыскает и ослабляет хватку, выпуская из схватившей пятерни руку Джеремайи Джойс, но всё ещё не даёт ей шанса уйти от ответственности; не обижать обездоленных и слабых, но никто не говорил, что они не должны отвечать за свои поступки. Справедливость приблудной собакой забивается в угол сознания Джереми Гринвуда, и скулит она не от того, что все злополучные несчастья, выпавшие на его долю, тяготят его так же сильно, как тот факт, что от этого злополучного несчастья страдают другие - другие, впрочем, мало его заботили, в отличие от отца и его реликвий. - А пусть вызовут, Джойс. Очень хочется познакомиться с ведьмой-старшей, может она объяснит моему отцу, что за напасть её доченька навела своим колдовством, - с шантажом и всеми его проявлениями юный Гринвуд был очень хорошо знакомом, - достаточно выпучить глазёнки на мокром месте, и все старушки в радиусе километра со стрелой Амура в сердце слягут, заприметив щенячий взгляд чистой преданности, - поэтому жалкие попытки Джеремайи Джойс надавить на него своей якобы правдой ни коем образом не тревожили, Джереми Гринвуд не вёлся на эти бредни и ухищрения девчонки, желающей его задеть. - Мне нужно, чтобы ты вернула всё на свои места. Меня мало заботит, что за порчу ты своими хиленькими ручонками навела, снимай, - юный натуралист, перешедший на уровень юного детектива, вдоль и поперёк излазил всемирную паутину в поисках необходимой ему информации, - побывал на очень странных сайтах; на очень и очень странных сайтах; на сайтах для взрослых, стоило ввести неосторожно «crazy witch»; не спал целую ночь, страшась увиденного; в свои двенадцать с небольшим летом он был милым невинным ребёнком и мало хотел вникать во все тонкости взрослой жизни; особенно вот в такие. Поэтому ненавидел он Джеремайю Джойс вдвойне, втройне и в степени бесконечность, мало того, что она лишила его покоя своей порчей, по её вине отец лишился бесценных произведений искусства и артефактов, так ещё пришлось Джереми Гринвуд заниматься различного рода ересью, копаясь в старых книгах и Интернете, изучая всю ведьмовскую подноготную. Тётушка всё грезила, что её племянник заинтересовался девочкой и всё это была так мило, воздушно, трепетно; но Джереми Гринвуд не заинтересовался девочкой, его мысли сводились к самой что ни есть охоте на ведьм. - Это ведь ты, Джеремайя Джойс. Сидишь себе на заднем дворике, творишь какую-то абракадабру, - Джереми Гринвуд устал играть в загадки, поэтому из кармана своих штанов достал свой старенький телефон, что пережил с горем пополам эту трудную для мальчика и него неделю, и, порыскав в папках, выудил нужное видео, а оно у него не в одном экземпляре - он же не дурак! - и ещё фотографиями приправлен компромат. - Как удивительно быстро вырос рядом с тобой цветочек, здорово, правда? - он бы ткнул телефон в лицо девчонке, если бы не любил свой аппарат нежной любовью, поэтому на расстоянии вытянутой руки демонстрирует её свою скрытую съёмку - Шерлок Холмс, Агата Кристи и Скуби-Ду в одном флаконе. Теперь нет никаких шансов отпираться, Джеремайя Джойс может начать орать, брыкаться или на помощь звать, обвинять его в домогательствах, издевательствах и нападках. Совесть Джеерми Грирнвуда чиста, ему просто осточертело крушить всё вокруг себя.

+1

10

http://funkyimg.com/i/2eceB.png— Ну раз я вся такая ведьма, — щурится, глядя на мальчишку, словно даже на миг становясь чуть выше, — не боишься, что я превращу тебя в жабу? или в крысу? или... в таракана! — Вышло, кстати, весьма зловеще, кажется, когда вырастет она вполне сможет озвучивать в мультфильмах представительниц своего племени, активно потрящих жизнь положительным персонажам. Внутренний же голос Джеремайи Джойс, что, судя по всему, проснулся уже окончательно и бесповоротно, ныне взирал на неопровержимое доказательство, отображаемое на экране телефона, зажатого в руке малолетнего засранца с явными преследовательскими наклонностями и склонностью к подглядыванию за полом прекрасным, но еще не распустившимся, в смысле - за девочками одиннадцати лет [конкретно - за Джеремайей Джойс, что, наверное, могла бы встать пару шуток на этот счет, или заметив, что для бытия юной Нэнси Дрю у Джереми Гринвуда наличествуют первичные половые признаки, что малость сводит сходство на нет; могла бы, если бы ей не было всего одиннадцать, и она еще не до конца осознала то, что род их, ведьминский, природой обделен чувством такта, умеренности и приличия; к тому же - рано ей было знать о подобных вещах, вот через несколько лет, когда придется учиться вскрывать тела смертных, дабы запомнить расположение основных кровеносных сосудов, и - укрепить свой желудок, запомнив, что более никогда не стоит есть перед занятиями, - там да; а пока, детство все еще полная и  законная вотчина молодой ведьмы, и не стоит его покидать слишком рано], настойчиво утверждая, что ей нужно отпираться до последнего, игнорируя все очевидные факты, сваливая все на программы басурманские, видеоредакторами зовущимися. Одна беда, что уже описана выше - Джеремайе Джойс всего одиннадцать, и, в силу этого, да еще и воспитания, предписанная генетикой наглость и бессовестность еще не зацвели пышным цветом, как плесень на залежалом сыре, не позволяя сполна освоить прием «сделай лицо кирпичом и отрицай все, все идиоты, а ты - Д'Артаньян, раскидывающий ромашки по навозному полю»; именно она же, становится причиной того, что взгляд молодой ведьмы на миг становится виноватым [хорошо хоть не раскаивающимся, а то совсем позор, мама бы точно не одобрила], прежде, чем вновь полыхнуть злобой. Ибо юной крестнице Сатаны отнюдь не нравятся эти чувства, коих Джереми Гринвуд совсем не заслужил, дабы являет собой козла редкостного, и злиться она на себя за них, впрочем, все же - худо-бедно берет под контроль, все же выпаливая тихо [это бурчание можно было и не заметить даже, в шуме и гаме школьного двора, что начинался аккурат за этой стеной, что надежно скрывала их от любопытных и случайных свидетелей], — Я не знаю как. — Опускает глаза в пол, удобнее подтягивая сползшую с плеча сумку, помявшую ткань форменной рубашки на худом плече, — то есть, оно должно было само рассосаться через двенадцать часов, ну, максимум сутки, — нехотя поясняет, словно отрывая каждое слово от скупого сердца; какому подростку, считающему себя взрослым, нравится признавать, что он чего-то не знает, — я не понимаю, почему оно все еще держится. Ну, кроме того, что ты - придурок и высшие силы, поняв это, решили воздать тебе по заслугам, — почти наставительно, словно и не было этой секунду назад промелькнувшей вины. Но, вздыхает-выдыхает, берет себя в руки, напоминая, что за благодетель ей, может, воздастся потом, посему и произносит, словно выдавливая из себя каждое слово, отрывая от сердца, — приходи вечером. Я думаю, мама сможет помочь снять это проклятье. — морально готовясь к тому, что Мойру Джойс еще придется посвятить в обстоятельства дела; впрочем, девочка не сомневалась - мать скорее изрядно посмеется над казусом, нежели станет ругаться. В бытие ведьмой, все же, есть свои плюсы.

0

11

• 15.10.2010 •
        C момента обнаружения самой главной проблемы в своей жизни - Джеремайи Джойс - прошёл практически год, угловатая девчонка с выпученными злобными глазёнками хоть и была на год младше, училась в совершенно другом классе, соответственно, изрядно нервишки мальчишке изводила; за прошедший год он, кажется, извёл вековой запас злобы и ненависти, направленный мощным потоком на противную девчонку-ведьму. Он, быть может, и не желал ей зла искренне, но лукавить не будем и признаемся, что перспектива упавшей на её голову арматуры грела ему душу. Юный Джереми Гринвуд про себя отмечал жизненную несправедливость, родитель уважаемый говорил, что девочек обижать нельзя, а тётушка утверждала - уважай, и вроде не плохим сыном герой нашей повести был, но скептически настроенным уродился, и доводы слабого пола весьма неубедительно звучали из уст взрослых, когда предмет чрезмерной его неприязни - ведьма, да ещё и ведьма с активным магическим потенциалом, и противостояние их было неравноправным. Однако, смышлёный щенок пришёл к умозаключению, что данное обстоятельство проблемой не является, и подпортить жизнь девчонки можно без всякой чёртовой абракадабры симсалавим и трижды выдернутых клочков бороды Мерлина.
        Плотно позавтракав, за обе щёки уплетая тосты с сыром, заедая всё это дело хлопьями и запивая соком, а потом деловито вытирая всё это дело рукавом рубашки, издавая сопровождающим звуком шмыгающего носа, Джереми Гринвуд - никаких манер, никаких аристократических замашек, словно в хлеву взращен был и не имеет никаких понятий о приличиях и манерах, - встал из-за стола, оглядел собравшихся взглядом победителя [это тётушка свой тост будет столовым ножиком на кусочки разрезать и вилочкой накалывать, а он - нет, он у нас будущий хищник, вести себя надо подобающе] и направился в комнату свою родимую, стаскивая убитую горем и слюнями одежку, забрасывая в бельевую корзину. Сегодняшний день был ознаменован школьной экскурсией в Музей Естествознания Лондона, где юный Джереми Гринвуд собирался со свойственным ему пылом и увлечённостью выслушивать интересные лекции о динозаврах, - благодаря благотворному влияния отца, немного ботаника - конкретного так зависимого не только от археологии, но от науки в целом, будущий оборотень уродился таким же помешанным; не счесть сколько было у него набор юного натуралиста. Джереми Гринвуд любил походы, любил исследования и любил таскаться с отцом на край планеты-матушки, пропадая то под палящим солнцем, то прозябая в лютых морозах. Конечно школьному руководству такое положение не нравилось, и всякий раз они своими наставлениями влезали в их отцовскую идиллию, и отцу приходилось мириться с правилами и частенько оставлять сына на попечении тётки, а у неё жизнь весьма насыщенная  уйдёт в закат, ищи и свищи потом ветра в поле, и пропадать на экспедициях неделями или месяцами; а Джереми Гринвуд потом сидит себе в комнате и скулит от скуки и тоски, пошкрябывая дверь, так щеночки делают, когда их запирают на ночь, а они, не наигравшиеся, всё ещё жаждут внимания хозяина. Короче, было грустно. Поэтому и учился будущий оборотень с особым остервенением, чтобы никто и никогда не мог придраться к его оценкам, если щенячьими своими глазками он упрашивал отца взять его с собой.
        Именно поэтому он всё ещё помнит проделку годичной давности Джерамайи Джойс, и не простил её - ой, он никогда не снизойдёт до прощения, - ведь из-за неё он тогда получил оценку даже хуже неудовлетворительной, и пришлось потом доказывать, что он - не верблюд, и всё это лишь недоразумение, связанное с его тогдашней простудой. Молить о пересдаче, рвать на себе шерсть, пытаясь былую свою репутацию примерного вернуть ученика, а то о поездках с отцом пришлось бы забыть.
        Переодевшись, представ просто образцово-показательным молодым человеком - рубашечка в штанишки заправлена, поверх пуловер выглаженный, волосы приведены в вид божеский и на сбитое гнездо не похожи, Джереми Гринвуд готов был к труду и обороне, закидывая на плечо рюкзак с чистыми тетрадками и цветными карандашами, коими он будет делать свои научные заметки и зарисовки. Сегодняшний день ничего не могло испортить.
        Не могло испортить ничего вплоть до того момента, когда Джереми Гринвуд вышел из автобуса следом за одноклассниками и не приметил припарковавшийся другой - с классом младше, в толпе учеников которого была та самая зловредная ведьма - Джеремайя Джойс.
        Вот же чёрт.

Отредактировано Réibhan Bótheiðr (2016-03-03 19:42:17)

+1

12

http://funkyimg.com/i/28wzy.png— Это все потому, что ты - идиот, о чем я, кстати, всегда говорила, — авторитетно заявляет Джеремайя Джойс, которой ровно неделю назад исполнилось двенадцать, позволяя чувствовать себя еще взрослее и умнее, чем раньше; ну и точно умнее, чем Джереми Гринвуд, покрытый мелким белым крошевом, стоящий рядом с рухнувшим скелетом динозавра, который еще пять минут назад представлял собой угрожающую зубастую громадину, а теперь являлся грудой неровно торчащих костей; вон - большая берцовая кокетливо выглядывает, привлекая внимание. Молодой ведьме нужно всего пару мгновений, чтобы осознать, что к ним направляется несколько охранников с самым серьезным выражением лица, а с противоположной стороны бежит двое сотрудников музея, огибая замерших посетителей музея, которых привлек грохот в конце зала; и, пока еще не осевшая пыль и мелкая белая труха висит в воздухе, скрывая их от посторонних, выдавая только два силуэта, оба - по метр с кепкой, Джеремайя Джойс хватает Джереми Гринвуда за руку и шипит: — бежим! — пока мелкого оборотня не накрыла волна совести и справедливости, вынуждающая пойти и добровольно сдастся администрации музея; то есть, если бы потом наказали его одного, это было бы просто отлично, - блестящий зловредный план, приведенный в действие, но пятая точка колдуньи предчувствовала, что ей тоже достанется; и какой бы правильной и хорошо воспитанной англичанка не была, здравый смысл подсказывал, что фамилии Гринвуд и Джойс за последний год слишком часто звучали в связи со всевозможными неприятностями, чтобы мать взяла и просто спустила это на тормозах, сделав вид, что ничего не было. В общем, в тот момент - побег с места непосредственного преступления показался ей вполне неплохой идеей.
http://funkyimg.com/i/28wzy.pngНасколько вообще хорошие идеи могут приходить в голову растерянной двенадцатилетней ведьмы, пытающейся скрыть испуг за бравадой.
http://funkyimg.com/i/28wzy.pngВсе это должно было быть простой экскурсией, одной из десятка, что ежегодно проводит школа, вывозя своих иродов, вместе превращающихся в орду варваров, что крушит все на своем пути, не поддаваясь контролю и управлению хотя бы потому, что перекричать их невозможно малолетних учеников приобщаться к прекрасному и научному вне учебников и занятий; просто в один прекрасный [на самом деле - не очень] момент все стремительно пошло прямо в объятия Сатане, а трое учителей и два экскурсовода радостно его прошляпили, как и то, что экскурсионные группы поредели, примерно на пару человек. Ну, с кем не бывает. Когда потом у Джеремайи Джойс спросят [если, конечно, поймают], как она отбилась от одноклассников, молодая ведьма кровавого ковена вряд ли сможет ответить хоть что-нибудь внятное [старательно разводя нюни перед суровым представителем закона, то ли действительно испугавшись, то ли старательно притворяясь: кто что докажет?], и даже вряд ли вспомнит: вроде засмотрелась на что-то, оглянулась, а знакомых лиц уже нет, а вместо того, чтобы их догнать, решила, что и так все знает и самые интересные места осмотрит сама, без толпы надоевших смертных под боком. Вот и отправилась ходить по коридорам, старательно следуя указателям, изредка останавливаясь и прислушиваясь к бормотанию экскурсоводов; вот и столкнулась с Джереми Гринвудом у одного из экспонатов, вот и... лежал теперь этот экспонат непригодным для дальнейшего просмотра и использования, коли два мелких сверхъестественных существа затевают потасовку у его основания: ничего хорошего ждать не приходится. И Джеремайя Джойс уверена: не был бы Джереми Гринвуд таким гадким - ничего бы этого не было, но его же лицо так и просит, так и требует сказать какую-нибудь гадость или заехать по нему рюкзаком и полным набором учебников, весящим несколько килограмм: славное оружие близкого поражения.
http://funkyimg.com/i/28wzy.pngПризнавать за собой вину, ведьма, разумеется, отказывалась; еще чего!
http://funkyimg.com/i/28wzy.pngВот и приходилось теперь драпать по музейным коридорам, плечом к плечу и ненавистным оборотнем, пока растерянные учителя где-то в дальних залах в панике пересчитывают учеников, пытаясь понять, кого не хватает.
http://funkyimg.com/i/28wzy.pngХудший день в жизни.

+1

13

         - Да ты дура, что ль? - шипит Джереми Гринвуд, словно одичавшая собака, чувства его обуяли смешанные: растерянность, злость и досада, он смотрит на девчушку лет двенадцати с негодованием, его совесть уже орёт о вопиющем нарушении всех общественных норм права и порядка, и требует добровольно сдаться, рассказать увлекательную историю раскаяния и признать все совершённые грехи, покаяться - встать на колени, пустить слезу, - да что угодно, но только не бежать - бежать! - вслед за ведьмой, которая испортила ему день своим существованием, присутствием, почему вселенская карма не обрушит на неё свою кару. Мальчишка, пока что не обросший шерстью и не выпустивший когтистые лапы, не догадывается, что через каких-то пару-тройку лет она, в свойственной ей вредной манере, испортит ему очередное желание заняться научной деятельностью, а не разгребанием проблем, созданных ею. Сатана, по что ты такое породил недоразумение? - Это же копия скелета диплодока! Ты хоть знаешь, сколько времени потребовалось, чтобы сделать и собрать его?
         Джереми Гринвуд - послушный и усердный мальчик, не доставляет трудностей и особых проблем, дисциплинирован и воспитан, неплохих добивается результатов в учёбе. Как ни посмотри - положительный во всех отношениях портрет вырисовывается, Джереми Гринвуд и правда не отличается беспокойством, да и не норовит доставлять другим неудобства своим поведением. Джереми Гринвуда воспитывали достойно: папа был строг и суров, но всё же выстраивал политику доверительных отношений. И всё было славно и чудно в жизни будущего оборотня, и вот однажды на горизонте замаячила Джеремайя Джойс и пошло всё псу под хвост. Настолько она была удивительно злобной и вредной, что пробуждала своим существованием в душе Джереми Гринвуда те составляющие эмоциональной подоплёки, коих он до этого злосчастного знакомства и не ведал; настолько всё было плохо и ужасно, что не находилось элементарных оправданий той злобе, что он по отношению к ней чувствовал.
         Джереми Гринвуд чувствует липкие вспотевшие ладони глупой ведьмы, возмущается про себя, но продолжает за ней следовать, скрываясь в узких коридорах, маневрируя между людьми - выбрала, проклятая, удачный день, чтобы прыснуть ядом своим; до чего же глупая ведьма, могла бы пройти мимо, а не собачиться - не нарываться - не дёргать юного оборотня, стоящего рядом с огромной копией скелета доисторического животного, которому насчитывается около ста пятидесяти миллионов лет, а он же стоял себе смирно, еле пролезь сквозь толпу, подбираясь к более удачному месту, разинул рот и сглотнул восторженную слюну; он же об этом дне мечтал две недели.
         За пару минут своего существования близ юного оборотня обратила ведьма те две недели ожидания в самый настоящий кошмар. Глупая, злая, недалёкая Джеремайя Джойс; чтобы у тебя рюкзак порвался на следующей недели и все учебники позорно вывалились, извозившись в луже!
         - Осторожно, - Джереми Гринвуд оттолкнул от себя противную ведьму, что вот-вот вписалась бы в стоящий на их пути выставочную деревянную витрину с толстым и стёклами, содержание которой было бесценным - такие цены ещё не были придуманы человечеством - и пережить ещё одно прощание с историческими ценностями совесть не позволила бы, да и к тому же в прошлом году он и так знатно наложил кучку дерьма на несколько скрупулезно обнаруженных отцом реликвий древности, и не без помощи Джеремайи Джойс и её дурацкого проклятья.

+1

14

http://funkyimg.com/i/29jQK.pngДжеремайя Джойс так и хочет рассказать, кто тут из них двоих дурак, а затем подробно и обстоятельно, подражая старшей ведьме ковена, что уже почти год обучает молодых колдуний, чей дар уже окончательно проснулся и требовал контроля и направление в нужное русло, иначе - грозил разрушительными последствиями локального характера, что легко могли обернуться капитальным ремонтом нескольких домов, объяснить - почему именно, а заодно - как это можно исправить, вот только говорить и бежать одновременно - слишком сложно: стоит только открыть рот, дабы окрыситься очередным оскорблением, как прохладный воздух резко прорывается в легкие, создавая ощущение, что оные от такого счастья сейчас возьмут и просто лопнут: посему приходилось подбирать нижнюю челюсть и сердито молчать, бросая в сторону неприятеля злые взгляды, которые непременно должны были подпалить волчий хвост, но почему-то не срабатывали. Не стоит и говорить, что особыми спортивными талантами юная ведьма не блистала, предпочитая пропускать уроки физической культуры под благовидными предлогами очередной внезапной хвори, приключившейся то с многострадальным больным животом, то - с головой, что, ух, напасть, разболелась так не вовремя, а то и причине недомоганий женских [кои еще не наступили, рановато для них было, но, однако же, - все равно никто проверить не мог]; а если и заканчивались предлоги, вынуждая со скорбным лицом натягивать спортивную форму и плестись на небольшой пришкольный стадион, то шнурки на кроссовках англичанки так и норовили совершить диверсию и развязаться, - приходилось присаживаться и завязывать, окаянных; раз двадцать за одно занятие. Посему, данный забег по многострадальному музею восторга у ведьмы не вызывал: в боку начало покалывать, а второе дыхание открываться не спешило, первое, впрочем, тоже.
http://funkyimg.com/i/29jQK.pngНарисовавшуюся впереди витрину [после того, как посетители музею благоразумно расступились в разные стороны, явно не желая оказаться на пятой точке из-за того, что в них на всех порах впечатается один из мелких пакостников] девушка заметила слишком поздно: успела только коротко и пронзительно взвизгнуть, прежде чем Джереми Гринвуд оттолкнул ее сторону, позволяя проскочить мимо, едва мазанув по стеклу широким рукавом кофты; бегущим за ними охранникам, однако, повезло намного меньше: ой не зря старая ведьма говаривала, что дар в них порой сам лучше знает, что и как будет лучше, будучи умнее ведьмы, которой принадлежал, - иначе объяснить то, как под стражами местного порядка вместо привычного пола вдруг оказалась полоса чистого льда было невозможно. Увы, грацией лебедей и талантом фигуристов данные смертные не обладали, затормозить не смогли, и, с глухим, но очень отчетливым матом впечатались в витрину, производя фонтан стеклянных брызг и образовывая на проходе значительную пробку, помешавшую спешащим к ним на помощь охранникам продолжить преследование.
http://funkyimg.com/i/29jQK.pngВозможность получить передышку оборотень с ведьмой получили спустя несколько мгновений: кладовка оказалась на их пути как нельзя кстати, встретив мелочь шваброй, что вывалилась им на головы, стоило только дернуть дверь; впихнувшись туда и затянув за собой предмет гордости местного уборщика, мелкие поганцы постарались забиться по разным углам, насколько это было возможно в помещении, площадью полтора квадратных метра, плотно набитом инвентарем для мытья полов и пропахшим хлоркой; Джеремайя Джойс, пробурчав себе под нос что-то не внятное,  все же умудрилась сотворить небольшое освещение в виде комка света, повисшего посреди кладовки; правда, вместо красивого и ровного, источающего приятный свет, - как было показано на рисунке в гримуаре, этот больше походил на расплющенного этим же гримуаром светлячка, к тому же - светил он нервно: то погасая, то вспыхивая вновь; нет, ну а что вы хотели от ведьмы двенадцати лет?
http://funkyimg.com/i/29jQK.png— Надо или к выходу идти, или попробовать добраться до своих классов. Может удастся сделать вид, что ничего не было. — Наконец отдышавшись выдала девушка, сильно сомневаясь, что хоть одно из этого списка сработает: теперь на их счету не только превращенный в рухлядь скелет диплодока, но и разбитая витрина, и сопротивление правопорядку, и взлом частной собственности [хотя, формально, кладовка не была заперта на замок]; ведьма почувствовала, как на глаза наворачиваются злые слезы, а нос предательски шмыгает. Ну вот, только перед злейшим врагом еще разреветься не хватало.

+1

15

         Спина Джереми Гринвуда взмокла; скатывающийся холодный пот обжигал кожу.
         Вспотели и ладони, коими он назад заводил взъерошенные волосы, нервно разминая пальцы - сохранял спокойствие, не обращая внимание на панику и колотящееся сердце, что заглушало все сторонние звуки, раздаваемые за пределами маленькой комнаты, их с противной ведьмой убежища. Несмотря на ещё не раскрытый волчий потенциал,  юный Гринвуд распознаёт сторонние звуки: такое сбивчивое и напряжённое дыхание Джеремайи Джойс, что сидела неподалёку от него, скрываясь за швабрами; торопливые шаги, скрежет резины по начищенному полу, гул и неразборчивую речь, что становилась то отчётливой и громкой, то тихой и непонятной; голоса сплетались в единый звук - унисон гула, что не давал покоя встревоженному мальчишке, пытающемуся поудобнее разместиться в углу, не делая лишних движений - рулон туалетной бумаги падает на голову и отскакивает, бесшумно встречаясь с полом.
          - Ты что не была никогда на школьных поездках и экскурсиях? Мы не сможем просто покинуть музей, потому что его не покинут учителя, если не досчитаются учеников после переклички, - тон хоть и не был возмущённым, но вне себя от негодования находился будущий оборотень, рассматривая в темноте очертания девчонки - и породил же Сатану такую холеру, не нашлось ли в запасе экземпляра получше? - Сделать вид не получится, - констатирует Джереми Гринвуд, испытывающий стыд и вину вперемешку, не было бы противной на горизонте ведьмы, нарочито пытающейся вывести мальчишку из себя, не было бы проблем: сегодняшний день должен был стать удивительно-увлекательным, а сделался нервно-опасливым. Джереми Гринвуд втягивает носом воздух, заставляя себя держать рот на замке и не провоцировать это жалкое дьявольское создание на очередную глупость: а ведь говорят, что это мальчишки - нетерпеливые существа, и кто это выдумал? Им надо бы познакомиться с Джеремайей Джойс, и в корне опровергнуть выдвинутую теорию.
          - Нам надо выбраться отсюда и разойтись, сделать вид, что потерялись: можно в буфете, можно в сувенирной лавке, - а можно почувствовать себя Николасом Кейджем в «Сокровища нации», собирающимся украсть декларацию и заменить её на поддельную, - воображение очень живо и ярко вырисовывало образы погони, мечущихся из стороны в сторону охранников, что норовят словить мелких пакостников и правонарушителей; стоит сказать, что юному оборотню посчастливилось ни раз побывать в музее, однако никогда не любоваться экспонатами динозавров, внимательно слушая экскурсовода, проникаясь рассказом, отложившимся в памяти, делясь впечатлениями с отцом и тётей. Последняя, к слову, страсти брата и племянника не разделяла, и не питала особой любви к музеям и науке, но из чувства любви и обожания выслушивала всех гениальные и бредовые идеи: в последней раз ей пришлось выслушать доклад по естествознанию, любуясь представленным макетом солнечной системы во всей красе - корпел над своим творением Джереми Гринвуд кажется недели две, изготавливая детали для планет. Не зря ему на Пасху подари детский научный набор «Собери сам»: этих набор в его комнате было набором - собери модель машинки, паровоза, тепловоза, самолёта, замка - сооруди себе рыцарей сам, организуй историческое побоище в виде Средневековых войн. - Есть идеи, коли по твоей вине произошла вся заварушка? - вредные злобные девочки должны отвечать за свои поступки, в большинстве своём - необдуманные, ведущие к неприятным последствия: уничтожению чужого имущества в масштабах государства - сокрытие собственных шкур в пыльной и провонявшей химикатами комнате, отведённой для хранения всего необходимого для работы уборщиком.
         Время стремительно приближалось к обеденному, а значит нужно было поторопиться в принятии решения, ведь смотрители музея во всю ищут виноватых, а учителя в панике пересчитывают своих подопечных, пытаясь найти и собрать в кучку потерявшихся, отстающие ученики, как правило, блуждали у входа, рассматривая витрины с сувенирной продукцией, в голове юного оборотня сразу созрела мысль купить себе брелок в виде динозавра - того самого, что по их с Джеремайей Джойс вине напоминает теперь груду декоративных костей, и картина сия явно доводит до сердечного приступа главного смотрителя музея, что литрами в себя вливает валерьянку, запиваю ею валидол и корвалол, пытаясь отойти от иконы и судорог в области грудной клетки. Брелок с динозавром на память, так скажем.
         На долгую память о том, что соваться в один музей вместе с Джеремайей Джойс им строго-настрого запрещено.

Отредактировано Jeremy Greenwood (2016-03-27 15:06:37)

+1

16

http://funkyimg.com/i/2eceB.png— По моей? — ответно шипит юная ведьма со всем гневом, свойственным двенадцатилетним подросткам, свято уверенным в собственной праведности, что лишь неискоренимо страдает от посягательств на нее разными нехорошими людьми, например, Джереми Гринвудом, которому так и хочется съездить шваброй по голове, благо тут, в закутке, отведенном для уборщика, их великое множество, выбирай - какую хочешь: все для возмездия и торжества справедливости, что должно было наступить, а если нет - молодая крестница Сатаны собственноручно ускорит его приход, а то ишь, задержалось в дороге, а ей теперь с этим разбираться, терпя мерзкого мальчишку в своей школе, в своей жизни, даже в этой чертовой кладовке, в конце концов. Впрочем, как бы не хотелось ведьме обратного, мысли о мести приходится отложить, дабы заставить разум работать над куда более насущными вопросами, например о том, как теперь вылезать из всего этого... э, ну, допустим, из нехорошо пахнущей лужи с экскрементами животных, куда они радостно угодили; и пускай хотелось Джеремайе Джойс выбраться, свалил всю вину на мелкого оборотня, тем самым очистив собственную совесть, чтоб стала как новенькая, даже лучше прежней, она понимала, что Джереми Гринвуд способен заложить ее точно так же, что грозило весьма крупными неприятностями, особенно после того, как ковену придется выплатить Музею Естествознания крупную сумму штрафа, за приведенный в негодность ценный экспонат, а затем еще и иметь дело с представителями охранной компании и правоохранительных органов, что вряд ли так просто успокоятся, не внеся сих подозрительных подрастающих личностей в свои списки потенциальных криминальных элементов. Все это, по прикидкам ведьмы, могло посадить ее под домашний арест на полгода, и лишить карманных денег еще на два, что совершенно не вязалась с ее планами на жизнь; и пускай Джеремайя Джойс была правильной девочкой, что всегда слушала маму, и которую учили, что обманывать нехорошо, а нести ответственность за свои поступки надо обязательно, должны же в этих правилах быть хоть какие-то исключения на случай экстренных, почти форс-мажорных обстоятельств, например - при перспективе попасть в места не столь отдаленные [да-да, юную Джойс тоже в детстве припугивали, что если будет плохо себя вести, придет дядя полицейский и заберет ее с собой; ну или дедушка Сатана, но последний пугал ощутимо меньше, поэтому, от упоминания его имени в воспитательных целях пришлось отказаться].
http://funkyimg.com/i/2eceB.png— Ладно, мечта Сизара Милано, — ведьма переводит на оборотня сердитый взгляд, — я не верю, что говорю это, но, предлагаю временное перемирие. Пока не выберемся отсюда. — Должен же хоть кто-то быть взрослым, - так и говорит взгляд англичанки, которой, впрочем, на миг кажется, что вот именно сейчас, приснопамятный дедушка Сатана очнется и узрит свою внучку, павшую так низко, что вместо того, чтоб просто подпалить песью шкурку в назидание всем, протягивает ему, нет, не руку, скорее - культяпку временного мира, а после - покарает ее, испепелив на месте; но, время проходит, Сатана не особо шевелится, и Джеремайя Джойс думает, что, кажется, в этот раз пронесло, но больше - ни за что. — Давай попробуем добраться до магазинчика сувениров, он как раз неподалеку от выхода, — и больше шансов, что воспитатели им поверят, - кто из школьников не зависал часами перед витринами с самыми забавными штуковинами, что так и хочется приобрести, пускай и не нужны особо эти брелки, фигурки, кепки и футболки с логотипами, бесконечные ряды кружек и магнитов, что неизменно притягивали взгляд и заставляли останавливаться, копошась в кошельке с мелочью, что осталась от карманных денег. — Можно было бы пойти по одному, но я тебе не доверяю, — честно признается англичанка, подозрительно косясь на мальчишку, словно подозревая его в близком родстве с большинством мировых предателей, включая Иуду. Хотя нет, последний вроде только к появлению вампиров причастен.

+1

17

http://funkyimg.com/i/29TZx.gif— Постыдилась бы, ведьма. Признавать очевидное отказываешься, пройди ты спокойно мимо меня без попыток и без того подпортить мне жизнь, ничего не случилось бы. И мы уж точно не испортили бы ценный исторический артефакт! И спорить с тобой бессмысленно, это не отменяет вины нас обоих, - малыш Джереми, уставший от этой ведьмы, вдыхающий запахи химических веществ - очистителей, отбеливателей и средств для стёкол и пола, он испытывал раздражение и гнев, и без того пытаясь заглушить в себе отголоски милого доброго мальчика, который слишком сердечно относится к реликвиям и научным деятелям, как например достопочтенный родитель, до седых волос которого он уже успел довести, и всё благодаря этой злобной девчонке, что наложила на него недельную порчу - неудачу, что выжила все соки, заставила собственных шагов и движений опасаться, авось он опять что-нибудь уронит, опрокинет и разрушит. Физические увечья мало заботили маленького волчонка, чего нельзя сказать о всём материальном богатстве - старинные вазы, картины, гобелены, сокровища и книги, что страдали от влияния, оказанного на Джереми Гринвуда. В свою очередь всё ещё злящийся Джереми Гринвуд старался включить здравый смысл, возможный для доступа в его возрасте, и понять, что спорить с несносным созданием - глупо, он упёртый, она - не менее, и их симбиоз противоречий ни к чему хорошему не приводит, как следствие - разрушенный скелет динозавра в центральном зале, от вида которого у здешнего хранителя музея, мужчины почтенного возраста, явно прихватило сердце, удар неминуем, отчего на душе мальчика становилось тяжело, и даже где-то обидно, что именно он, с его-то потрясающей репутацией ответственного и хорошего ребёнка, и ученика, виноват в случившемся. Вину, отчасти, он приписывал именно к себе, надо было быть аккуратней, надо было прислушаться к подкрадывающейся особы и стараться не оказываться в одном помещении с ведьмой этим днём. Но ничего не вышло, и от этого обида оказывала сильное влияние на него.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gifСуровым взглядом с ног до головы одарив девушку, пропуская мимо ушей её замечание, - не время для пререканий, Джереми, пускай она излагает свои глупые мысли вслух, - он неохотно, но всё же, соглашается на перемирие. Пускай думает, что она тут главная, Гринвуд устал и от неё, и от попыток переспорить, и от желание бросить в неё грязную пахучую тряпку. — Ладно, - пробираясь к выходу и слегка толкая дверь, юный оборотень всматривается и оценивает обстановку, - охрана и работники музея всё ещё бегали по коридорам, но со временем их стало значительно меньше, таки у большинства учеников была одинаковая форма, некоторые школы осуществляли вывоз маленьких чудовищ в полном обмундировании, чтобы на фоне тех, кому позволяли свободный стиль на экскурсиях, демонстрируя тем самым свой статус, показная важность раздражала ещё неполноценного оборотня, но он пытался не обращать внимания. На руку было и то, что большинство мальчишек носятся с одинаковыми школьными ранцами, у большинства - герои комиксов и мультфильмов, у других - аппликации машин и номера любимых спортсменов, или логотипы команд, в основном футбольных.
http://funkyimg.com/i/29TZx.gif— Подожди, - прикрывая резко, но при этом тихо, дверь, Гринвуд прыскает ведьме, —  там охранник, но примерно через несколько минут проедет уборщик, а за ним грузчик с коробками, и мы сможем улизнуть, прячась за ними, - переходя на шёпот повторяет Джереми, смотря на ведьму, что уже оказалась к нему слишком близко и, стоит признать, приятно пахло от неё шампунем, раздражительность, сошедшая немного на нет, вновь разыгралась, и мальчишка резко отвернулся от неё, приоткрывая дверь.

+1


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » Darraðarljóð » как достать соседа, или спасибо предкам за брак [11.2009-01.2015]