"

CYRIL MACALISTER

"

GARRETH MACALISTER

"

HOLDEN ELPHINSTONE

HEXHELL: they all going to die;

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » in skamma » cause it's burning through the bloodline [23.07.2015]


cause it's burning through the bloodline [23.07.2015]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

cause it's burning through the bloodline
http://funkyimg.com/i/2477o.gif http://funkyimg.com/i/2477p.gif http://funkyimg.com/i/2477q.gif http://funkyimg.com/i/2477r.gif
• it's coming down the family tree •

darrell macalister & loreley whitehawk; соединенное королевство, леса шотландии в нескольких часах езды от эдинбурга; когда лорелей уайтхоук в очередной раз вляпывается в историю, у даррела макалистера толком не остается выбора;

Отредактировано Darrell MacAlister (2015-11-05 06:19:44)

+1

2

внешний вид: потрепанные жизнью джинсы, то ли синего, то ли серого цвета - сейчас и не разберешь, держатся на широком коричневом ремне с простой пряжкой; темные ботинки; футболка и куртка предусмотрительно сняты и повешены на ветку ближайшего дерева, чтобы не запачкать кровью и грязью; последней, кстати, мужчина щедро покрыт с ног до головы;

http://funkyimg.com/i/2bzbZ.png— Ну давай, помолись еще за них, — Даррел МакАлистер, на миг прервав свое занятие и опершись на лопату, предварительно воткнутую острием в мягкую землю, бросил на Лорелей Уатйхоук мрачный взгляд, который лучше всяких слов говорил о том, какие мысли обитают в голове шотландца и что именно он думает о  покаянном виде ирландки, что, кажется, всерьез собиралась встать на колени и просить прощения у своего бога; ну или в кого она там верит, черт её разберет, — лучше фонарь ровно держи, нихрена ж не видно. — Луч света от повидавшего виды большого фонаря [больше напоминавшего прожектор, если уж на то пошло], плясал как хотел в произвольном направлении, повинуясь трясущимся рукам Лорелей Уайтхоук, что то и дело норовила подсветить ближайшие кусты заместо ямы, расположившейся в конце небольшой поляны, аккурат под кустами неизвестного названия и все больше разрастающейся вглубь, благо – земля позволяла. И, нет, посреди ночи в глухом лесу, Даррел МакАлистер занимался отнюдь не посевными работами.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngСмачно чертыхнувшись еще раз, оборотень отложил орудие невольного труда на кромку ямы, прежде чем выбраться самому, и двинулся в сторону припаркованного в паре метров автомобиля, из чьего багажника как раз и появились вышеупомянутые фонарь и лопата; теперь оттуда, правда, безвольно свисала рука, разом выдавая то, что ее владельцу на этом свете больше не рады, как и его сотоварищу, с которым они оный багажник и делили, совсем непочтительно засунутые туда получасом ранее: уважения к трупам оборотню в детстве явно не привили: эту часть воспитательного процесса Эбигейл МакАлистер упустила из виду, равно как и ту, что относилась к пониманию, сочувствию и утешению, а еще – чувству такта; впрочем, это явно было семейным: добротой и радушием никто из шотландского рода не отличался. Волки, что с них взять.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngОткрыв дверцу, оборотень без труда включает задние габаритные огни, что моментально заливают поляну красноватым светом, разом придавая ей самый недобрый вид; впрочем, Даррел МакАлистер явно мог дать фору большинству монстров из фильмов, что так любили смертные, а посему – можно было считать, что самое худшее для Лорелей Уайтхоук уже позади. Ха-ха.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngМурлыкая себе под нос привязавшую песенку, смутно напоминающую ту, что любила напевать его сестрица в своем самом скверном расположении духа, оборотень легко вытаскивает тела из багажника и по одному приносит к самому краю выкопанной ямы, и, прежде чем скинуть их вниз, быстро проверяет карманы, доставая из них документы, на миг застывая, внимательно вчитываясь в написанное; ничего не обычного, - среднестатистические смертные. Ну, до тех пор, пока не решают, что влезть в дом к оборотням, устроить форменный бардак и спереть девицу – хорошая идея и им ничего за это не будет; не то, что ему было сильно жаль ирландку, но – то, что они натоптали на любимом ковре, волк простить не мог.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngШутка.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngНу или типа того.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngПомедлив еще пару мгновений, он кидает документы в яму, аккурат на тела, прежде, чем начать засыпать их землей; знал – тут их не то, что не найдут – даже искать не станут – ближайшее поселение в шестидесяти километрах, тут нет даже лесничеств, не то, что случайных туристов, - шотландская глухомань во всем своем великолепии; — знаешь, — зачерпывая лопатой землю, высыпая ее на трупы, — для смертной – от тебя слишком много проблем; ничего не хочешь мне рассказать, м? — Еще один взмах, — если там выстроилась очередь за твоей головой, мне явно стоит морально подготовиться, — по лицу оборотня совсем не понять, шутит он или серьезен, — а заодно решить, в каком из местных озер утопить машину; будут пожелания?

+1

3

Внешний вид: изодранный синий сарафан, домашние балетки.

Такой мерзкий и прекрасный день я видела впервые. © «Макбет»


Голова находилась в каком-то оцепенении, звуки доходили с трудом, словно их глушили вакуумом, а руки тряслись, как у старой алкоголички. Девушка никак не могла осознать реальность. Перед глазами стояло звериное лицо, то самое, что увидела 2 недели назад в доках (и которое благополучно вытеснила из памяти, убедив себя в человечности Зверя). Потому что так было проще, проще думать, что Даррел человек со скверным характером (с ними она имела дело, с такими Лора могла справиться, хотя бы убежать), а не животное, способное разделать ее голыми руками, как рождественского гуся. Или повернуть голову до щелчка, быстрее, чем кто-либо успеет моргнуть. Эта смерть почти милосердна, если задуматься. Лучше, чем то, что досталось Бойду, второму похитившему ее Охотнику.
6 литров крови, если задуматься, хотя наверняка вытекло не все, лишь достаточно, чтобы окрасить бетонный пол старого склада в багровый цвет, прилипнуть к одежде, лицу, застрять в волосах.
- Их звали Бойд Миллиган и Марк Фейрфах, и они не были святыми, - как не был святым ни один член Ордена, вне зависимости от того, носили они оружие или рясы. Лорелей ненавидела церковь, как институт веры, ненавидела все, что священники олицетворяли собой, всю напыщенность и ложь, лившуюся с их уст в уши пастве. В уши молодых парней, выросших с ненавистью и слепой верой. – Я лечила вывихнутое плечо Бойда, кажется, молодой вампир чуть не вырвал ему руку, - и парень плакал, ревел как девчонка, это было его первое серьезное задание и первая встреча с иными. – И он готов был убить меня, без сожаления или жалости, - ирландка смотрела в пространство, руки продолжали дрожать, от чего свет плясал по окрестности, - их хорошо обучили.
Лей не собиралась просить прощение у мертвых, не собиралась биться в истерике или отпевать панихиду. Она сжала фонарь крепче в руках, наблюдая за тем, как безжизненные тела покрываются кусками грязи. Они знали, на что шли, когда их отрядили на задание, знали степень риска. Но это не отменяло того, что всего пару часов назад Охотники дышали, а теперь нет. И виновата в этом была Лорелей, именно ее цепочка решений привела к смерти двух людей. Не хороших, и не плохих. Да их качества и не имели совершенно никакого значения.
- Выстроилась, - голос хрипит, как старая пластинка, однако истерики и слез в нем не слышно, скорее безучастность. Прячься, Лорелей Уайтхоук, прячься, хоть что-то ты умеешь делать хорошо. – Очередь по мою голову. Так что, дабы не пришлось каждый уикенд ездить загород, можно отдать мне брата и отпустить на все четыре стороны, - они проходили этот разговор почти каждый вечер: передай сахар, пожалуйста. А не отпустите нас с братом? Вот соль, а сейчас? Держи, заштопала футболку, может сегодня? – Я не хочу, чтобы из-за меня умирали люди, - игнорировать все больше разбухающую щеку было просто, нужно всего лишь посильнее впиваться ногтями в ладонь. – Но и присоединиться к Бойду с Марком пока не готова, - Лей подняла глаза на Даррела, направив на лицо мужчины свет прожектора. Кажется, девушка дошла в своем состоянии той блаженной грани, когда становилось абсолютно безразлично на последствия, - или у меня все равно выбора нет? Так или иначе, рано или поздно клик-клак, пока девочка, ты пекла неплохие пироги, - действительно, какая разница, что она говорит, чувствует, думает, если исход один. Лора пыталась сбежать, кажется, первые два раза это развеселило МакАлистера, в третий ей поцепили браслет, как собаке, чтобы снять, который нужно было руку отпилить. Смирилась, оставив попытки, но даже видимость безопасности сегодня развеялась. Орден знал, где она находится, вопрос времени, когда они пришлют наряд, способный справиться даже с иным. А может, они заберут его с собой, поместят в клетку, взрослый оборотень – разве не об этом мечтал доктор Спенсер? Конечно, этого Уайтхоук уже не увидит, так как ей отрубят голову. Еп, Орден был несколько старомоден в вопросах наказания.
- Ты раскусил меня, мистер МакАлистер, - пожимает плечами, от чего боль разносится по всему телу, давай понять, что а) действие адреналина явно заканчивается, б) кроме синяка на щеке могут быть проблемы и серьезнее. – Мы с братом дети олигарха, а эти люди хотят нас украсть и потребовать выкуп у ирландского папочки-миллионера. Стандартные разборки ИРА, не бери в чумазую голову. Или эта версия уже была?

+1

4

http://funkyimg.com/i/2bzbZ.png— А я думал, это мне с друзьями детства не повезло, — подытоживает оборотень, закидывая в яму последние горсти земли, возвращая на свежевырытую могилу выкорчеванный до этого куст, деловито и неторопливо утрамбовывая почву так, чтобы ничто не выдавало недавнего захоронения и последнего приюта для двух неизвестных кретинов, воспоминаниям о которых предавалась глупая смертная, рассеивая свет фонаря по поляне; впрочем, ладно, кретинами они не были, тот, второй, которого Лорелей Уайтхоук опознала как Бойда Миллигана все же успел его достать: бок саднил нещадно, явно говоря о том, что серебро с ножа прочно обосновалось в ране и исцеляться чудесным образом не собиралось; впрочем, еще пара часов у него была, пока гнить не начнет и мельчайшие частицы дрянного металла не доберутся до кровеносной системы, - вот тогда начнутся серьезные проблемы. Но, впрочем, - со всем по порядку. — Но твои - просто лапочки. — Даррел МакАлистер все еще никуда не торопится, методично счищая сорванным листами грязь с лопаты, прежде чем убрать ее в багажник, - ни дать не взять, бывалый садовод и огородник, ударник сельскохозяйственных работ имени «закопай ближнего своего. быстро. бесплатно. гарантия: до полного разложения трупа». — А ты не думала, что будет, если твой выпущенный брат сорвется с цепи и вырежет под чистую еще одну деревню? С постулатом «я не хочу, чтобы из-за меня умирали люди», это не очень согласуется, — смягчает тон, - голос у оборотня спокойный, уверенный в сказанном, - в нем нет ни злости, ни раздражения, только усталость проскальзывает, да и то - легко могло померещиться, - в лесу звуки искажаются, пойми, где сказанное, а где - просто отзвук, эхо. — А этих не стоит жалеть, — возвращается, вытаскивая из внутреннего кармана куртки старую дедову флягу, плоскую, с давно стершейся гравировкой; из нее и делает глоток, - горло жжет, — люди которые приходят в твой дом со злыми намерениями не должны быть оплаканы. А те, кто собирается тебя убить - и вовсе. — Философия оборотня проста и понятна, - древняя, доставшаяся от предков вместе с фамилией, она непреложна и неопровержима.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngШотландец подходит к девушке и прежде, чем она успевает отшатнуться, берет ее лицо пальцами одной ладони за подбородок, рассматривая расплывающийся синяк, который с утра станет совсем безобразным, вспоминает, остались ли в запасах целительные мази; впрочем, следующим же движением перехватывает ее запястья, — руки расслабь, — советует, после чего без предупреждения сжимает, вытягивая скопленную боль, от саднящих рук, что были связанны веревкой, от синяка на шее, от множества мелких царапин: вены под кожей идут черным; а потом все заканчивается, - боль Лорелей Уайтхоук уходит на дно сознания, оставляя его с той, что упорно продолжает ковыряться ржавым ножом в его боку. Всовывает фляжку ирландке, буквально заставляя хлебнуть оттуда, — Клак-клак? — Щурится, — нет, зачем, я сдам тебя на органы или продам работорговцам, хоть что-то получу взамен, они то точно скажут, - спасибо, Даррел, ты нам так помог, — и вот не понять, то ли шутит, то ли всерьез. — Бедные ИРА, они еще не знают, какое счастье им привалит. — Хмыкает. — Расскажешь на досуге, с каких пор их накачивают армейскими стероидами, чтобы держаться наравне с нежитью, и вооружают серебряными ножами. Такое расточительство.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngУсаживает девушку в машину, после чего забирает висящую на одном из деревьев одежду и закидывает на заднее сиденье; — держи, — протягивает мобильный телефон, — будешь вторым пилотом, — связью и соединением тут даже и не пахнет, но, карты местности давно загружены в аппарат, да и к тому же - многие закоулки исследованы лично, пока гнал всякую шваль мс границ города. — Проложи маршрут до ближайшего озера.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngПоследнее показывается из-за очередного поворота достаточно быстро, - водная гладь ночью кажется совсем темной, только и ловит отблески то появляющейся, то пропадающей неполной луны, что совсем скоро нальется светом; машина послушно замолкает у самой кромки воды после поворота ключа, — приехали, — вытащив все, что не принадлежало почившим Бойду Миллигану и Марку Фейрфаху и обойдя автомобиль сзади, оборотень просто затолкал его в воду, сам зайдя практически по пояс, наблюдая, как то, что из стекла и железа, мерно идет на дно, оседая прямо в ил. Выходя, смывает с себя пыль и грязь, заодно промывая рану на боку, что выглядит примерно так же, как он и представлял, - отвратительно. - Чертыхается, практически падая на траву у берега. — Можешь попробовать сбежать, кстати, — это уже адресовано Лорелей.

Отредактировано Darrell MacAlister (2016-01-06 05:16:03)

+1

5

Тот, кто живет как жертва, умирает как овца. ©


Очень легко быть жертвой, поднять руки и сдаться. Мать выбрала этот путь, превратившись в безвольную оболочку, а может, она всегда была такой? Лей не помнила Исолт без оравы детей, что буквально выпрыгивали из женщины, как шалтай-болтай из куба. Миссис Уайтхоук не хватало сил ни на что, кроме безликого существования в тени мужа. Финн ненавидел их семейку, прикрывающую Богом всю мерзость, что исторгалась из пор. Лорелей же нашла в Библии успокоение, фантастический мир, где ничего не происходило без Великой причины.
И это так просто. Так просто быть жертвой. Всего-то и надо, что упиться разливающейся по лицу болью, спрятаться в страхе, возненавидеть оборотня, спихнув всю вину на него. Ведь это богопротивное существо держит ее, бедную и несчастную, в заточении, не дает добрым молодцам спасти, очистить имя и смыть позор. Даже если для этого саму девушку необходимо умертвить.
А что еще делать с предателями? Или, как мило нарекли ее Бойд с Марком – волчьей подстилкой. Лора настолько опешила от такого заявления, что даже вырываться перестала, уставившись на охотников ошарашенным взглядом. Тогда-то Миллиган и заехал ей кулаком по лицу, видимо, выражение лица не понравилось.
Добрые молодцы нынче с очень тонкой душевной организацией ходят. Ходили.
- Откуда мне знать, что Финн вообще у вас? Или жив? – подала голос, в тысячный раз повторяя эту мысль, - мне даже увидеть его не дают. Может, ты просто ошалел от одиночества и тебе нужна компания, - Лей смотрит на луч света, что в ее руках пустился во все тяжкие, - а по доброй воле никто не хочет терпеть плоского юмора и бандитской физиономии, - наконец посмотрела на оборотня, что отпил из фляги, явно пропуская ее слова мимо ушей.
Даррел говорил о бессмысленности сожаления и оплакивания людей, что вломились в его дом и намеревались убить ее. Странно скорбеть по тем, кто выбивал из тебя дух, явно не стараясь облегчить смерть. Но Уайтхоук не могла иначе, не могла ненавидеть их, не могла желать зла, она плакала по людям, которых когда-то считала приятелями, по старой жизни, где все текло размерено и плавно. И вот старая жизнь пришла убить ее. Немного иронично, не так ли?
Быть жертвой очень удобно, заворачиваешься в обиды, как в мягкую шубу, плачешь и причитаешь, как тяжело тебе, как несчастно, как больно. И ждешь, ждешь, пока тебя не будут жалеть, гладить по голове и защищать. Так просто.
Вот только от жертвы до безвольной, тупой овцы меньше шага, и вернуться обратно почти невозможно.
Ирландка не хотела быть жертвой. Не хотела стать своей матерью.
Лей дергается, когда мужчина берет ее за руки, сначала удивленно раскрывает глаза, а затем хмурится, наблюдая за черными венами, совсем теряется, понимая что боль ушла. Об этом никто не говорил, да и вряд ли знал в Ордене – что мерзкие нелюди умеют не только убивать.
- Тебе больно? – нарушает тишину, когда оборотень убирает руки. Ответом ей послужило влитое пойло, от чего Лора закашлялась, запищала и отшатнулась. – Мерзость какая, - пыталась отплеваться, но внутренности жгло огнем, на глазах выступили слезы, как если бы разом съела острый перец. Что ж, если он хотел ее успокоить, то миссия провалена. Девушка пила крайне редко, и алкоголь, как правило, действовал сродни энергетику.
- Нынче все следят за модой. А серебро в тренде, - буркнула, усаживаясь в машину, она подпрыгивала на месте, барабанила пальцами по бардачку, смотрелась в зеркало заднего вида, только с третьего раза увидев себя. Картина заставила замереть на некоторое время. Мерзкое зрелище, она походила на Раш, когда та «падала с лестницы» или «спотыкалась о порог». Рэган умел бить без следов, вот только не любил это дело, предпочитая наслаждаться видом своей работы. Лорелей дернулась, резко отворачиваясь от зеркала, сосредоточившись на выданном ей навигаторе, изредка подавая голос, там свернуть, тут завернуть. Ура, приехали.
Машина утонула, выпустив предсмертный пузырь воздуха. Ирландка стояла на месте, наблюдая за движениями оборотня, вода уносит с собой кровь и грязь, открывая рану на боку. Она видела как быстро он регенерировал, а значит пани таки достали… модные аксессуары. Лей села рядом, сжавшись в комок и пытаясь найти из оставшихся вещей хоть что-то, чем можно было согреться.
- Ты ведь не умрешь? – кивает на рану, - чем вы лечите такое? Может, промыть мерзким пойлом? Или вырезать зараженный кусок? – кажется, альтернатива сыграть в доктора Франкенштейна ей даже понравилась, явно оживилась. Подтянула к себе спасенное добро, дойдя до фляжки – сделала смачный глоток, после чего дернулась всем телом, но плеваться не стала.
- Ты только что затолкал машину в озеро голыми руками, и я видела тебя в деле, - фыркнула, продолжая рыться в вещах, - нет, спасибо. Похоже, у меня развивается стокгольмский синдром, - серьезно заключила, победно доставая походной нож, - отлично. Хочешь, принесу тебе деревяшку, чтоб зажал? А то можешь язык откусить, - моргнула, уставившись на рот волка, - а новый отрастет?

+1

6

http://funkyimg.com/i/2bzbZ.png— Не дождешься, — лениво отзывается Даррел МакАлистер, подтягивая себе куртку и вытаскивая из ее закромов пачку сигарет вместе с зажигалкой, что перекочевав туда из привычного заднего кармана джинс спасли себя от неминуемой смерти путем утопления, попадания воды в зажигательный механизм и разбухание до совсем уж безобразного состояния; прикуривает, удерживая появившийся огонек в горсти, защищая от изредка налетающих порывов ветра, грозящих его затушить, - щелкай потом кремнем, как идиот; давно пора переходить на автоматические зажигалки, а то этой уже лет пятнадцать, а сколько жила до тех пор, пока не откопал на одном из блошиных рынков и вовсе знает один только черт, но, как водится - вряд ли поделится. В некоторых вопросах он немее, чем Господь Бог, извечно хранящий молчание и вовремя закрывающий ладонью глаза на все, что вершат созданные им твари; вот и вопрос, - в кого тут верить станешь? — Как чем? — И вот не понять, чего в голосе оборотня больше, изумления или оскорбленной невинности, которых он добавил в равном количестве, достаточном для того, чтобы не казалось наигранным; в общем, - выглядел волк в данный момент очень натурально, — кровью младенцев или девственниц, разумеется, кого найдем поблизости, — затяжка, пепел падает на одну из проплешин песка, попадающихся на поросшей травой земле, — а ты думала, что у нас там за трехлитровая банка стоит в холодильнике, - как раз для таких случаев. — В банке, кстати, протухший томатный сок вот уже пару лет упорно создавал новую жизнь; приволок ее, кажется, Абрам, после очередного визита в Кэмпбелтаун [он же Kinlochkilkerran, для любителей ломать языки о гаэльские названия] к матери, что увлеклась производством солений собственного приготовления; ну и, как водится, спихнул братьям и кузену. Короче, печальная судьба домашней консервации Эбигейл МакАлистер вполне могла заслужить собственный драматический сценарий и фильм, номинированный на Оскар. Хотя бы потому, что теперь никто не хотел эту банку выносить, предполагая аромат, ели она вдруг решит разбиться; даже привычно обязательный Сэм послал их очень далеко, настолько далеко, что не положено святому отцу, пускай и бывшему.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngВпрочем, в последнем предложении ирландки был смысл, и Даррел МакАлистер, возможно, всерьез обдумал бы его в другой ситуации, но сейчас свежая рана на боку ослабит и доконает его быстрее, чем серебро, что будет очень некстати. Особенно если к этим двоим вдруг решит явится подмога. — Умная девочка, — оценил светлую мысль, одну из немногих, что все же родилась в голове у Лорелей Уайтхоук, - искать ее потом в лесу [в том, что заблудится оборотень не сомневался, оставалось делать ставки, продержится минут пять, или дольше] ему совсем не улыбалось. — Кажется, я подобрал пьянчужку, — констатировал, — что еще стоило ждать от ирландцев, — усмешка выходит теплее, чем хотелось бы, учитывая историю отношений двух кельтских народов, объединявшихся только в одном случае: если была возможность надрать задницу англичанам; эх, какие были времена. — Поумерь пыл, юный Чикатило, — встает с земли, медленнее, чем хотелось бы, медленнее, чем обычно, впрочем, все еще не теряя концентрации и внимательно прислушиваясь и принюхиваясь к происходящему: не хватало еще неприятных сюрпризов для достойного завершения вечера. Отряхивает куртку от песка и земли, после чего накидывает ее девушке на плечи: лечить простывших смертных то удовольствие, которого он предпочел бы избежать, — отрастет. Через неделю.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngПосле чего, расстегивает молнию на джинсах, а следом и пуговицу, стягивая их с ног; боксеры последовали за ними же, прямо на траву; тихо фыркнув и потянувшись всем телом, так, чтобы напряглись мышцы на спине, сделал шаг вперед человеком, а следующий уже волком, отряхивающимся, словно только что вылез из воды, - шерсть приходила в порядок, за исключением места на боку, что продолжало неторопливо кровоточить, даже не красным - черным, словно загнивала плоть. У всего происходящего был только один плюс - волчья форма пускай в этот раз и не вылечит, но замедлит продвижение заразы по организму; волк внутри всегда живучее, - напоминание о древних скандинавских богах. — Одежду мою подбери, — несмотря на то, что приказ исходит от волка, звучит все равно серьезно, и, пока девушка собирает вещи, двигаясь к выходу с озера, оборотень быстро заметает хвостом человеческие следы, оставшиеся на сухой земле; увы, с протекторами от машины фокус не пройдет, оставалось надеется на дождь, что быстро смоет их, словно и не было. На дороге темно, фонарей, как водится, никто поставить не додумался - сочли ненужной тратой, все равно тут никто не ездит, зачем, когда продолжена новая, а эта постепенно зарастает травой. — Надеюсь, ты любишь прогулки по ночному лесу, потому что идти нам придется около часа, — затрусив по дороге, однако, не набирая скорости, придерживаясь обычного для смертных шага.

+1

7

Лей моргнула, один раз, затем еще и еще. Она не всегда понимала, когда оборотень шутил, а когда говорил вполне серьезно, выражение лица у Даррела оставалось неизменно серьезным. Пройдет не одна неделя, месяц, прежде чем ирландка научиться замечать веселые искорки в глазах, едва уловимое подергивание уголка губ, но сейчас, сидя у берега озера, Уайтхоук поверила словам оборотня.
- Мучить детей нехорошо, - бормочет, обнимая себя руками, чтобы согреться. – И что с кровью девственницы делать надо? – пристально смотрит на рану, та выглядит плохо, явно нуждаясь в промывании и перевязывании, хотя бы для начала, пока под руками не окажутся медикаменты. – Вылить на порез, и он волшебным образом затянется?
Звучало это безумно, но не зря же ходят легенды о невинных девах, ценных для всяческих чародейских ритуалов. Правда, младую девицу, как правило, приносили в жертву или отдавали на съедение чудовищу, но то в сказках, Лорелей хотелось верить, что нынче мир куда более цивилизован.
Девушка напряглась, вспоминая трехлитровую банку, притаившуюся на нижней полке холодильника. Она старалась не трогать продукты, минимизируя свое пребывание в доме. Не сказать, что план удавался на все сто, ибо сидеть без дела Лора не умела, а съеденное яйцо заставляло чувствовать себя крайне виноватой, словно нахлебница. Что было странно, так как, по сути, ирландка являлась заложницей волков, с цербером в виде МакАлистера, тем не менее, наплевать на все и вести себя хотя бы чуточку нагло не выходило. Ну, по меркам Уайтхоук. Потому Дар вполне спокойно мог проснуться часа в 2 ночи от того, что Лей драит полы, а на немой вопрос просит купить мастику для паркета.
А что касается банки… девушка решила проверить ее содержимое при первой же возможности. Чисто из профессионального интереса. Кто знает, возможно, варварские методы нелюдей смогут спасти жизни не только мохнатым созданиям.
- Финн всегда говорит, что мне даже пробку нюхать нельзя, - с самым несчастным видом поделилась, пожимая плечами, - что странно, ибо с медикаментами, чей состав иногда почти не отличим от алкоголя, я работаю совершенно спокойно, - прозвучало с явными нотками гордости. В арсенале ордена было все необходимое, чтобы быстро и оперативно зашить ранение, обработать заражение. Но иногда этого не хватало, иногда Охотники страдали не только от порезов, но и укусов, такие редко попадали к Лоре, либо сразу же отправлялись к главному целителю, доктору Фитцу. Что с ними происходило ирландка не знала, лишь то, что обратно они уже не возвращались. И сейчас, оглядываясь назад, Уайтхоук иначе смотрела на многие вещи, с ужасом понимая, что могло твориться за закрытыми дверями.
Лей пристально посмотрела в сторону, где находился штаб Ордена, до нее не сразу дошло, где они находились, и что всего 100 или 150 километров отделяют от армии Охотников, но Дар среагировал раньше, накинув ей на плечи куртку. Наверное, у нелюдей чутье на неприятности. Хорошо было бы иметь такое же, может, и ее жизнь повернулась бы иначе, знай, где и когда стоит остановиться.
- Спасибо, - плотнее закуталась в куртку, стараясь согреться. Алкоголь выветривался, оставляя после себя холод и усталость, ноги отказывались ходить, предпочитая врасти в землю и превратиться в дерево на берегу озера. Но, к счастью для всех, МакАлистер обладал одной неоднозначной способностью – мастерски удивлять и ставить Лорелей в тупик. Сначала она не поняла, что именно происходит, когда мужчина снял сначала штаны, а за ними и трусы, так и стояла, уставившись на промежность оборотня, пока на месте человека не оказался волк. Самый настоящий, с шерстью, клыками, лапами, ушами. Не выходило собрать мысли в единую кучу, просто таращилась на то, что секунду назад было голым мужчиной, а стало зверем.
- Ого, - ничего более умного в голову не пришло, а когда волк сделал пару шагов в ее сторону, дернулась, пятясь назад. – Да, конечно, - пробормотала, стоило ему выразительно посмотреть на валяющиеся вещи. Вспомнились слова, последние человеческие, сказанные перед… обращением, собери одежду, долго идти будем.
Лей шла за животным, прижимая джинсы с мелочами к груди, просто не знала, куда это еще деть, да и не о том думала.
- Ты со мной не говоришь, потому что не можешь или не хочешь? – наконец подала голос, приложив гигантские усилия, чтобы сократить расстояние между ними на пару шагов. Ступни начали ныть, домашние балетки явно не были рассчитаны на прогулки по лесу, практически не защищая ног. Но выхода не было, оставалось только игнорировать все нарастающий дискомфорт, заняв голову мыслями о Дарреле.
- Я раньше никогда не видела волков, - снова нарушила тишину минут через 20 пути, - на уроках биологии мы проходили местную фору и фауну, и в кабинете биолога висел муляж скелета волка, - хмурится, - но он был куда мельче, - смотрит на бок животного, задаваясь вопросом, сколько теперь в нем от человека? Тем не менее, говорить с шотландцем стало в разы проще, то ли от того, что в ответ не раздавались сомнительные комментарии, то ли усталость и пережитый шок вылился в поток сознания. Лей осторожно протянула руку, второй продолжая сжимать вещи, и очень осторожно прикоснулась к волку. Она ждала, что тот ощетинится или дернется, но нет, продолжал перебирать лапами, только подстроился под темп девушки, позволяя ей держаться за загривок. Так они и дошли до сторожки, где Даррел нашел ее всего пару часов назад. Пальцы неосознанно сжали шерсть, дыхание сбилось, Лорелей нервно сглотнула, случайно выронив одежду мужчины.

+1

8

http://funkyimg.com/i/2bzbZ.png— Здесь никого нет, — это первое, что произносит волк, только что вновь ставший человеком: тело после трансформации все еще ломит там, где кости сочленяются друг с другом, словно вспоминая свое месторасположение и каково это, переносить вес тела с четырех лап на две ноги; обычно проходило за несколько минут, стоило лишь встряхнуться и немного пройтись, уходило до следующего перевоплощения, словно намекая на то, что рано или поздно зверь поймет, что ему суждено быть зверем и избавится от человеческой личины на веки вечные, а пока - пускай мозг вспоминает, в каком порядке надо переставлять ноги и как правильно дышать. Обычно. Но отравленному серебром организму это до пизды нет до этого совершенно никакого дела, ему бы лишь выстоять, продержаться еще немного, продлить существования, оттягивая у организма все резервы; — живых - точно никого, за мстительные души убиенных - не ручаюсь. — Даррелу МакАлистеру не нужно зеркало, чтобы понять, что выглядит он сейчас еще хуже, чем час назад, когда обращался: помятый, встрепанный, кожа побелела и покрылась испариной, вены стали темнее, словно кто-то провел по коже углем, рисуя их расположение, глаза блестят, как у того, кто подхватил лихорадку в непогожий день; оборотень мрачно сплевывает на землю, пытаясь избавится от мерзкой горечи во рту, но на траве оказывается темное пятно, и такого же цвета жидкость на его руке, когда он проводит по губам. — Заебись, — лаконично констатирует, впрочем, зная - сердце пока работает, сердце его не подводит, пускай и увеличило частоту между ударами. А значит, время еще есть. Хоть сдохнет на родном пороге.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.png— Спасибо, — хмыкает, поднимая вещи с травы, уже покрывшейся утренней росой; высохнуть и без того мокрым джинсам это не помогло, посему одевается оборотень с нечитаемым выражением на лице, - сначала брюки, потом футболку, на боку которой тут же расплывается уродливое темное пятно; сейчас, когда серебро берет вверх, холод оказывается вполне реальной вещью, легко обступающей со всех сторон; или это лихорадит? Впрочем, какая разница, суть от этого не изменится, озноб чудесным образом не испарится; тепло сохраняется только там, где Лорелей Уайтхоук держала свою руку у волка на загривке; впрочем, проходит и оно. Шотландец старается двигаться как можно быстрее, чтобы хоть немного придти в себя, - достает спрятанный до этого в кустах мотоцикл; — в волчьей форме мы можем разговаривать только друг с другом, — убирает мелкие налипшие листы и травинки, проводя ладонью по корпусу, смахивая еще и влагу, — в основном - в пределах стаи или клана. Ну и с друидами. Если пустят в голову, — хочет усмехнуться, но губы прорезает болезненная ухмылка, которую оборотень прячет практически сразу, - не выходит из него страдальца; Даррел МакАлистер с дырой в боку не сильно отличается от Даррела МакАлистера в обычном состоянии, разве что, растет градус по шкале мудачества. С восьмерочки на девяточку, где-то так.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.png— Держись крепче; свалишься по дороге - до города пойдешь пешком, — предложил бы шлем, да только откуда? Не оправится оборотень только от взрыва, а если таковой и случится, а хреновины смертных на голове не будет никакого толка, только труп попортит, не дав разлететься блистательным мясным фейерверком. Как только Лорелей Уайтхоук ухватывается крепче, шотландец стартует с места, медленно набирая скорость и на прилегающую к городу автостраду выезжает меньше, чем за полчаса; холодный ветер бьет в лицо, пробирает до костей, впрочем, когда жар добрался до висков, это даже на руку.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngДаррел МакАлистер уверен, до дома его довел присущий всем оборотням инстинкт поиска берлоги - не иначе, потому что сам мужчина не сильно разбирал дорогу, просто доверившись чутью, - два раза направо, налево до предпоследнего поворота, проигнорировать три светофора, благо, прохожих на улицах практически нет; дом такой же, каким он его и оставил - в комнате следы борьбы, сломанный журнальный столик, криво висящая входная дверь; дом, милый дом. Оборотень приставляет дверь на место, — надо будет завтра обновить заклинания, — философски, тоном человека, который умудряется строить планы и точно не собирается раньше времени отдавать душу Сатане; знал - магическая защита, протянет еще какое-то время, и поэтому просто запечатал дом на вход и на выход. На всякий случай. Шотландец стаскивает футболку, швыряя ее прямо на диван, после чего выуживает из небольшого шкафчика в гостиной пробирку с мутно-зеленым зельем; и, прежде чем вылить его содержимое себе на рану, делает смачный глоток из многострадальной фляжки, допивая остатки. Плоть под зельем начинает шипеть и пенится, вычищая из следа от ножа все лишнее, вытягивая серебро, попавшее в организм; по ощущениям похоже на нежно приложенную к боку кочергу, которую еще и вращают, разнообразия ради. Подождав, пока боль стихнет, выпивает четко отмеренное количество из другой склянки, что ускорит регенерацию и выведет остатки яда. Даррел МакАлистер слишком устал, чтобы заниматься уборкой, приводить себя в порядок, отмывать грязь и кровь, - волку хотелось только заныкаться в нору и переждать самое тяжелое время, и мужчина прекрасно его понимал. — Спокойной ночи, постарайся ближайшие часов двенадцать не сдохнуть, ладно? — Поднимаясь по лестнице и через мгновение, не раздеваясь, падая на кровать.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngДелать хорошие вещи затратно выходит. Ну её нахрен, эту благотворительность.

+1

9

У детей Ордена невелик выбор будущего, ты либо солдат, охотник за мерзкой богопротивной нечистью, либо лекарь, чья миссия ставить на ноги, латать, дабы отправить на бесконечный круг борьбы, до тех пор, пока отправлять будет нечего. Лора выбрала второе, веря, что сможет принести что-то хорошее в мир, сможет помочь больным. Но на деле толку от нее было мало, недоучка, что только и умела промывать да шить, шить да резать, мясник из Дублина, вот кто она.
- Извини, - кажется, Лей совсем бесполезна, даже вещи держать не может. Девушка отвернулась от сторожки, стараясь абстрагироваться от этого места, снова рассматривая Даррела, на сей раз без смущения, исключительно с врачебной точки зрения. И дела у мужчины обстояли преотвратно.  Явные признаки сильного отравления, заражения крови, обычный человек с таким диагнозом и на ногах стоять не смог бы, но обычным МакАлистер не был, оставалось надеяться, что упрямства и силы ему хватит, чтобы добраться до лекарств.
Пока ехали, Лей держала руки на талии оборотня, прижавшись щекой к его спине. Она старалась не наваливаться, но прислушиваться к сердечному ритму, все больше хмуря брови. Возможно, ускоренное сердцебиение было нормальным для его расы, но аритмия явно нетипична для любого живого существа. Уайтхоук беспокойно вглядывалась в затылок Дара, чувствуя вину за рану. Как не крути, но он пришел спасти ее, снова, пусть руководствовался и не благородными побуждениями, но какая разница, если результатом оставалась ее целая голова все еще покоящаяся на плечах.
Волк был странным и грубым, ни разу не милым или хотя бы понимающим, впрочем, странно было бы ждать подобных чувств человеку, который за всю неделю не сказал и пары правдивых слов. История Лоры менялась каждый раз, кажется, раз даже Крестного отца приплела. Она все еще не знала, можно ли доверять здесь хоть кому-то, но выбором ее судьба не баловала. Кажется, если продолжит держать Орден в секрете, следующий раз жертв будет больше.
В доме все осталось так же, как и перед ее похищением – вверх тормашками. Парни не делали секрета из причины своего визита, точно знали, что кроме нее никого нет, но прежде чем Бойд ударил ее по лицу, вырубив, успели побороться. Тренировки Финна не прошли бесследно, увы, и спасти ее тоже не смогли.
- Я приберусь здесь, - в то время как Даррел баррикадирует двери, ирландка старается стать как можно менее заметной, что достаточно просто, когда утопаешь в куртке. А затем происходит то, от чего мир Лорелей снова переворачивается вверх дном – оборотень достает из шкафа зеленоватый флакон, отпивает и рана, до этого выглядящая как кусок мертвой и гниющей плоти, постепенно заживает. Что ж, теперь она точно знает, что от серебра лечит не кровь девственниц.
У нее еще много вопросов, но во главе угла – как можно спать в месте, где побывали враги? Задать его не успела, мужчина скрылся за дверью второго этажа, оставив ее в гостиной. Уайтхоук забралась на диван, поджав под себя ноги, смотрела на дверь, тело бил озноб, явно не желая сдаваться почти смертельной усталости. Ирландка подобрала с пола кусок торшера, прошлась возле каждого окна, закрывая его на защелку, знала, что от Охотников это не спасет, очень скоро в Ордене хватятся пропавших товарищей. Оставался вопрос, знали ли они ее местоположение или Бойд с Марком хотели привести девушка как трофей.
Так и поднялась с отломанным куском дерева в руках, но сразу идти в свою комнату не стала, побродив по второму этажу с той же миссией – проверить окна, забаррикадировать все, что сможет. Она прекрасно понимала глупость и бессмысленность собственных действий, но страх не отпускал, липкими щупальцами впиваясь в затылок, спину. Ей нужно поспать, необходимо, но нервы шалили так сильно, что казалось, в сердце сделали инъекцию адреналина. Организм явно работал из последних сил, выдавая спрятанные резервы по максимуму, и Лора очень хорошо знала, чем это грозит в ближайшие дни.
Девушка зашла к себе, стянула куртку, достала комплект белья и полотенце, отправившись в душ. Плотно закрыла дверь, приставив к ней комод, разделась, точно зная, что никогда больше не наденет это платье. Горячий душ подействовал как и рассчитывала, постепенно усталость уходила из мышц, тело расслаблялось, наверное, она даже могла бы заснуть здесь, свернувшись в комок на дне металлической ванны. Усилием воли, видимо, последним, заставила закрыть кран, насухо вытереть тело, замотать голову в полотенце и натянуть пижаму, фланелевая клетчатая рубашка, щедро отданная Даром со словами – все равно не моя. Как оказалось, сил поставить комод обратно не осталось, пришлось помогать ногами, упираясь спиной в пол. Сейчас, когда немного успокоилась, проделанная работа казалась совсем глупой, но ничего уже не поделать.
Лей остановилась у спальни МакАлистера, нерешительно замерев на пороге. Она всего лишь проверит как он, возможно рана открылась или ему просто больно. Мужчина спал, оставшись в грязной одежде, явно заснул мгновенно, стоило коснуться подушки. Ирландка подошла ближе, обошла кровать, проверяя окно и здесь, явно тянула время, не решаясь сделать то, что хотела. Постояла, глядя на спящее лицо Дара, прекрасно понимая, насколько это странно, но раз уж начала, почему бы и не закончить. Лорелей очень осторожно забралась на кровать, замерла, прислушиваясь к дыханию, все еще спит, хорошо. Устроилась у самого краешка, свернувшись в клубок, влажные волосы холодили лицо, но девушка не чувствовала дискомфорт, впервые за весь день расслабившись.
Она просто хотела быть там, где безопасно.

— the end —

+1


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » in skamma » cause it's burning through the bloodline [23.07.2015]