"

CYRIL MACALISTER

"

GARRETH MACALISTER

"

HOLDEN ELPHINSTONE

HEXHELL: they all going to die;

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » Darraðarljóð » all the best, of what we've done, is yet to come [19.06.2015]


all the best, of what we've done, is yet to come [19.06.2015]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ryan star - losing your memory;
http://funkyimg.com/i/22NqD.gif
CYRIL MACALISTER & REGINLEIT FLETCHER
uk, scotland; старая квартира, утро, коробки с воспоминаниями;
→ иногда прошлое просто приходит, и ничего с этим не поделаешь ←

0

2

Внешний вид: джинсы, белая рубашка, тапочки. Волосы собраны в пучок.

Редж думала, что вещей будет больше, но две едва наполненные коробки были всем, что осталось от Томаса. Женщина держалась от них на расстоянии, не подходя ближе пары шагов, словно боялась, что оттуда может выпрыгнуть любимая кружка покойного мужа или счастливая монетка, которую он всегда носил с собой. Старый дублон с дыркой от пули, он нашел его еще мальчишкой (то ли выменял у мелкого демона, то ли стащил у ведьмы. Истории менялись каждый раз, и Редж отчаялась узнать правду).
По спине прошлись мурашки, добравшиеся до затылка, холодными копьями вонзившиеся в голову. Стража передернуло, от чего вода в чашке вылилась за край, расплескавшись на полу.
- Черт возьми, - выругалась, впервые обрадовавшись, что Сирил отвела Алистера к Илаю. Женщина любила дядю, практически заменившего им отца и мать, но отлично помнила методы воспитания Эшдауна, и надолго оставлять мелкого с закоренелым алкоголиком опасалась. Страшно представить, насколько пополнится лексикон 6летнего сына. Она старалась не употреблять грязные словечки при Але, все равно нахватается, но лучше поздно, а еще лучше, если сразу же научится правильно их использовать, а не выкрикивать, словно страдает синдромом Туретта.
Страж вытерла пол, как раз когда в квартиру вошла Сай. Редж отложила мокрую тряпку, махнув сестре. Идея разобрать коробки с вещами Тома принадлежала новоиспеченной миссис МакАлистер, но если вначале затея казалась вполне себе ничего, то с каждой минутой два несчастных бокса все больше напоминали клубки змей.
- Как Ал? Или вернее спросить, сумела всучить его Илаю до того, как тот понял подвох? – хмыкнула, направляясь в кухню. – Я заварила нам чай, а если поискать, то можно найти что-нибудь вкусное.
На кухне было безопасно, здесь почти не осталось напоминаний о муже. Кроме самой кухни, конечно, и всех моментов, что они провели здесь вместе. Сколько не меняй кафель, не перекрашивай мебель, но стоило лишь закрыть глаза, и можно было услышать смех Томаса, таскающего бекон со сковородки.
Они вернулись в гостиную, и Реджин почти надеялась, что коробки исчезли. Увы. Она смотрела на них, казалось, вечность, и с каждым мгновением напряжение сковывало спину, руки, все тело.
- Ты ведь знаешь, что я всегда буду любить его, - было не до конца понятно, чего в голосе больше – вопроса или утверждения. Флетчер вцепилась в чашку обеими руками, явно показывая, насколько она занята, и совершенно не может заниматься коробками, особенно их содержимым. – Это была плохая идея, отвратительная, - во взгляде явно читалась паника и страх, но прежде чем Сай успела среагировать, Реджинлейт убежала на кухню, - чай совсем остыл. Нужно заварить больше чая. Еще больше, - последняя фраза прозвучала нервно, дергано.
Женщина думала, что боль утихла, если уже совсем не прошла. Со смерти Тома прошло почти 4 года, и она могла рассказывать сыну об отце, не прерываясь на рыдания. О том, как сильно он любил его, что именно Томас дал имя в честь Алистера Флетчера, великого предка их клана, на которого возлагалась миссия возродить род и так далее, и так далее. Редж никогда не понимала шотландских замашек в отношении клановости, но всегда любила слушать Стража, когда тот, увлекшись, рассказывал давние легенды и предания семьи. Даже на обручальном кольце вместо «Вместе навсегда» или прочей романтической белеберды, он выгравировал семейный девиз – Recta pete, в поисках правильных вещей. Теперь миссис Флетчер носила кольцо на левой руке, что напоминало о ее нынешнем статусе вдовы. Не окружающим, ей самой. Словно пустой постели и отсутствия мужа было недостаточно.

Отредактировано Reginleit Fletcher (2016-01-07 22:42:36)

+1

3

внешний вид: клетчатое платье-рубашка, доходящее до колен, подпоясанное тонким ремешком, длинные гольфы; волосы забраны  в уже порядком растрепавшийся хвост;

http://funkyimg.com/i/2pEHu.png— Скорее, сумела вовремя удрать, прежде чем Илай бы догнал и всучил мелкого обратно, — хмыкает оборотень, стаскивая с плеч длинный кардиган из тонкой шерсти, - спасающий от пронизывающего эдинбургского ветра, задувающего со стороны моря, превращая середину июня в что-то весьма похожее на апрель, явно напоминая местным, что они сами облюбовали себе для жизни северные острова, и поздно сетовать на мерзопакостный климат, - небрежно опуская его на подлокотник дивана в гостиной; впрочем, несмотря на отличный предлог для ленивого обмена шутками, - к внучатому племяннику [выражение лица Илая Эшдауна, когда в свои тридцать четыре он сообразил, что станет дедом были слишком прекрасно, чтобы не лелеять его периодически в памяти], страж относился с явной теплотой, - вероятно, этому способствовал тот немаловажный факт, что Алистер принадлежал к представителям мужского пола, а значит, с ним можно было иметь дело, в отличие от двух пигалиц, что ему, восемнадцатилетнему и пьяному, спихнули лет двадцать назад, разве что - не перевязав торжественной ленточкой. Сирил МакАлистер знает, - Эшдаун воспитывал их, и любил - как умел, - а что возьмешь с язвительной помеси англичанина и шотландца, любящей приложиться к горлышку старой фляги?
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngВот то-то и оно.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngОна дает сестре десять секунд, прежде чем отправиться вслед за ней на кухню, - знает, - первое мгновение Реджин предпочитает переживать сама, исподлобья поглядывая на непрошенных советчиков и спасателей, коим не дает покоя чужая жизнь; находит стража, вцепившуюся пальцами в край стола, так, что видны побелевшие костяшки, словно чертова мебель - последний спасательный круг, оставшийся с тонущего корабля. — Хэй, — голос Сирил МакАлистер звучит непривычно мягко, - никак не соотносится с вечно саркастичным оборотнем, кажется невозможным, что она вообще умеет сочувствовать, - да она и не умеет особо, вот только Реджин - это семья, это часть ее, - это за гранью всех других человеческих отношений, — я знаю, — интонации похожи на те, коими обычно читала Алистеру перед сном, - тихие, успокаивающие, в них - совершенная вера в сказанное, — я знаю, — повторяет, осторожно обнимая сестру за плечи, чувствуя, как те на миг напрягаются, прежде чем раздается тихий всхлип, — ты всегда будешь его любить, этого никто у тебя не отнимет, — Томаса Флетчера, ей кажется, она куда больше знает со слов Реджин, вскользь упоминающей его привычки, возвращающей его вещи на место, - особенно в первый год, когда им всем казалось, что он вот-вот опять войдет в дверь, стряхивая обувь с ног, зычно возвещая «я дома»; на столе стоит его любимая кружка, футболка так же небрежно висит на спинке стула, недочитанная книга с загнутой страницей лежит поверх стопки газет на журнальном столике, и на миг кажется, что в этом доме мертвым рады больше, чем живым. Кажется, что дом все еще носит траур.
http://funkyimg.com/i/2pEHu.pngВ памяти мало что осталось от того года, первого после, когда учились жить втроем, две девчонки чуть за двадцать и двухлетний ребенок, еще толком не понимающий, что произошло; ей кажется - они с Реджин были такими же, когда оказались на попечении у Илая, - мелкие, растерянные, ищущие следы родителей, подобно слепым щенкам, но не находящие ничего, кроме холодных отголосков, - дрянная стражья участь, - каждое поколение растет сиротами. — Милая, мы в Шотландии, добавь в чай хотя бы виски, — смазано шутит, не переставая держать сестру в объятиях, потому что никак не может отделаться от мысли, что если отпустит, разожмет руки, - потеряет ее на века. — Мы можем не делать этого сейчас, — почти материнским жестом убирая с лица стража непослушную прядь волос, заправляя ее за ухо, — но ты же знаешь, что это нужно сделать, — Томас Флетчер не вернется домой, оставшись в фамильном склепе именем, выбитым на камне, но домой нужно привести его потерянную жену, потихоньку учащуюся отпускать. Сирил МакАлистер хочет, отчаянно хочет, чтобы Реджинлейт окончательно сменила траур на жизнь. Позволив это сделать и дому.

0


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » Darraðarljóð » all the best, of what we've done, is yet to come [19.06.2015]