"

CYRIL MACALISTER

"

GARRETH MACALISTER

"

HOLDEN ELPHINSTONE

HEXHELL: they all going to die;

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » in skamma » сause i'm gonna make this place your home [22.03.2006]


сause i'm gonna make this place your home [22.03.2006]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

settle down, it'll all be clear, the trouble it might drag you down, if you get lost,
you can always be found. just know you're not alone, know you're not alone,

‘cause i'm gonna make this place your home.

abram macalister & semele macalister; edinburgh, scotland, съемная квартира в новом городе, располагающаяся под самой крышей видавшего виды здания; раннее утро;
» потому что у каждого в этой жизни должно быть место, которое он может назвать домом;

0

2

внешний вид: темно-синие домашние штаны; босой и взъерошенный;

http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngАбрам МакАлистер думает, что если б завтра начался всемирный потоп, - из него бы вышел весьма паршивый Ной, - от библейского героя у него разве что борода, что отросла за последние несколько недель, да красноречивые синяки под глазами, ясно говорившие о вечных переработках и дополнительных сменах; впрочем, - всемирный потоп, судя по всему, начался еще неделю назад, когда мелкие неприятные мартовские дожди превратились в ливни, не собиравшиеся прекращаться еще долго, - с экрана старенького телевизора, показывавшего всего пару каналов, и те – с помехами, все вещали, что коммунальные службы пока справляются и паниковать не стоит, а добираться на работу лучше минуя Лит, который, кажется, Господ Бог решил смыть обратно в море. Абрам МакАлистер, ставя на плиту чайник скептически фыркает, уже привычно пододвигая ногой алюминиевый тазик, в который изрядно накапало на ночь, - таз был простой, потертый жизнью, с несколькими внушительными вмятинами, словно на нем скатывались с лестницы (кажется, именно этим его братья занимались лет в шесть), специально пересчитывая все повороты; кроме того, он обладал просто феноменальной способностью попадать под ноги именно в тот момент, когда ты, не раскрывая глаз, выходишь посреди ночи на кухню за стаканом воды, - звук, раздающийся в этот момент больше похож на вопль «помогите, насилуют», чем на привычное бряцание; за последние семь дней оборотень твердо уверился, что чертова железяка точно что-то против него имеет, - ну или просто жена ходит аккуратнее, огибая все углы, коих было слишком много для такой маленькой квартиры.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngПо правде говоря, - квартирой это называлось только в газете бесплатных объявлений, что раздавали на углах, на деле же – клетушка под самой крышей старого дома, давно требовавшего капитального ремонта, испещренного трещинами и изрядно отмеченного вниманием плесени: одна комната, приспособленная и под гостиную, и под спальню, и под рабочий кабинет, кухня где два человека не могло находиться в принципе, и ванная комната, от силы – полтора квадратных метра, куда кто-то вписал совершенно неподходящий фаянсовый унитаз веселенькой розовой расцветки; плата за съем жилья отбирала три четверти зарплаты, что и без того не могла похвастаться наличием лишних нулей, - платили патрульным паршиво, - приходилось в свободное время искать подработки, чтоб хоть как-то держаться на плаву. А тут еще этот клятый дождь, - чтоб там черти драли того, кто на небе забыл закрыть кран и теперь их всех весело затапливает, потому что оказалось, что все кровельные перекрытия прогнили от времени, давно рассыпаются в труху и любовно пропускают всю ту гадь, что щедро сыпется с неба на их головы. Миски заполонили все свободные поверхности, - столы, стулья, книжные полки, покосившуюся тумбочку, устраивали коммуны на полу, собирая воду, струящуюся с потолка, - хотя день ото дня в этом было все меньше смысла, - квартира отсырела так, что кажется – даже лето придет, - не просохнет; Абрам МакАлистер думает, - не были бы оборотнями, давно свалились бы с пневмонией или воспалением легких, а так разве что часы показывают полшестого, когда оборотень сползает с кровати, - жена лениво приоткрывает один глаз, следя за его движениями сквозь сон, - Сэмель МакАлистер (а ведь когда-то – Бортвик), разметала по подушкам темные волосы, вытянулась на простынях так, что одеяло сползло с плеча, оголяя ключицы и грудь, к которой ночами приковано почти все его внимание, - Абраму МакАлистеру двадцать один и он совсем не хочет оставлять свою жену, - наклоняется, целует, получая в ответ ворчание, что он – совсем колючий, - впрочем, стоило только отстраниться – девушка моментально потянула его к себе обратно. Оборотень привычно выливает воду из мисок в раковину, выжимает тряпки, подклеивает отошедший шмат обоев, - хотя толку, - к вечеру опять запузырится; вода из крана в ванной комнате течет нехотя, словно отплевываясь, и почему-то, почти всегда – еле теплая; мужчина привычно шлифует лезвие бритвы о кожаный ремень, покрытый абразивной пастой, - Лейхан обычно хмыкает и называет пижоном, - мол, - все давно перешли на обычные станки, на кой черт тебе этот предмет пыток и орудие убийства прошлого столетия, - по правде, оборотень и сам не знает, - бритва была дедовской, пожившей не один десяток лет, но все еще служила верой и правдой, - если руки не дрожали. Абрам МакАлистер распаривает щетину, нанося пену, привычно морщась, - запах бил прямо в нос и Зверь живущий внутри нежно интересовался, мол,- а что, - с шерстью походить нельзя, что ли? Движения четкие, уверенные, отточенные годами, - отвлекается только на силуэт жены в дверном проеме, - рука дергается, оставляя на коже кровавый след, моментально начинающий щипать. — Вот черт, — но почему-то – смеется.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngПопался же, как влюбленный мальчишка.

Отредактировано Abram MacAlister (2015-07-12 00:16:16)

0

3

Ну вот, снова проморгала момент, когда можно было задержать Абрама в горизонтальном положении. Стоило смириться с тем, что муж всегда встает первым, забирая тепло и надежду поваляться в постели хотя бы до полудня. Сэмель МакАлистер, совсем недавно откликающаяся на Бортвик, потягивается в кровати, шаря рукой по простыни.
- Успела, - бормочет уже в губы парню, притягивая ближе, - колючий, - тихо смеется, трется носом о заросшую щеку. Коварный план по отвлечению внимания оборотня почти удался, но МакАлистер оставляет жену с зацелованными губами и покрасневшим от щетины лицом, а сам уходит проводить утренний ритуал. Девушка зевает, откидываясь на подушки, и с сожалением понимает, что досыпать жалкие минуты нет никакого смысла. Все равно впереди полноценный рабочий день. Сначала погоня за преступниками – читай правильно: ходить как привязанная за инструктором, покупать кофе с пончиками и не лезть на рожон, затем подработка в кафешке – единственный плюс, от нее к вечеру вкусно пахло выпечкой, на что муж неизменно покупался, зарываясь в волосы мелкими поцелуями.
Сэмель заматывается в простынь, неохотно ступая на ледяной пол. Когда-то здесь была вполне милая мансарда, деревянные полы и много света. Этак век назад точно. Сейчас же молодоженам достались гнилые доски, протекающая крыша и вечно хмурое небо Эдинбурга. Эйб то и дело латал или стены, или потолок, или все вместе. Ель смиренно выливала заполненные дождем миски и ставила их на место: на трельяж, подлокотник кресла, журнальный столик. Они перетаскивали кровать раз пять, то и дело просыпаясь ночью от капающей на морды воды. Хочется плюнуть в лицо тому, кто воспевал туманную и сырую погоду Шотландии. Он-то явно не страдал переизбытком влаги.
В походке девушки всегда было больше от зверя, ступая на носочках, почти танцующе огибала все углы, прижимая белую ткань к телу. Не из скромности, скорее чтобы хоть как-то защититься от холода. Мужа нашла в ванной, скребущего себя опасной бритвой (и где только достал в 21 веке?). Фыркает, когда на белой пенке появляются красные разводы.
- Мог бы предупредить, что страдаешь мазохизмом, - словно это изменило бы ее решение пару месяцев назад. Словно она вообще смогла бы отказать ему. Откладывает простынь, вешая ее на место полотенца, отбирает бритву, устраиваясь между ног Абрама, и придирчиво осматривает лицо мужчины, которому поклялась в вечной любви и верности. Оно ей определенно нравилось, даже измазанное пенкой, с порезами и вечным прищуром внимательных глаз. Вот и сейчас смотрит, удобно устроив руки на ее бедрах, от чего по телу миссис МакАлистер проходится целый сонм электрических зарядов.
- Знаешь, лучше держи руки при себе, если не хочешь проверить теорию о живучести нашей породы. Думаю, новая голова вряд ли прирастет, - устраивается поудобнее, оттягивает кожу на шее волка, делая первый мазок бритвой. Тишину разбавляют капли, бьющиеся о миски, мерное дыхание и звук отсекающихся волос. Движения успокаивают, наполняя сознание каким-то восхитительным блаженством. Сэм делает еще одно движение лезвием, после чего проходится по уже зарубцевавшемуся порезу кончиками пальцев. Улыбается. – Предлагаю забить на работу, жить дикарями и питаться белками,- наклоняется, крепко целуя мужа, - иногда перехватим сочного медведя. Интересно, в Шотландии они водятся? – еще несколько мазков по коже и миссия выполнена, довольно смотрит на проделанную работу, - если меня попрут из копов, устроюсь парикмахером, - довольно урчит, откладывая бритву и уже без лишней скромности прижимаясь к теплым рукам Эйба. – Не потрешь мне спинку, муж? – воркочет, приникая к нему всем телом. – Считай, это шотландская скупость и практичность во мне говорит, - покусывает верхнюю часть уха, перебирая кончиками пальцев волосы на затылке, - вместе потратим меньше воды, да и холодной такой не будет, - подначивает, опуская одну руку к резинку боксеров, чтобы снять тех к чертовой матери. Зачем вообще носить хоть какую-то одежду, если у тебя тело Абрама МакАлистера? Глупости просто.

0

4

http://funkyimg.com/i/2bzbZ.png— Мне казалось, - это видно невооруженным глазом, — голос у Абрама МакАлистера спокойный, размеренный, чуть хрипловатый, как у человека, что проснулся не так давно, и теперь словно заново узнавал слова, вытягивая их из памяти, пробуя на вкус; — я же женился на тебе, — голос у Абрама МакАлистера на редкость невозмутимый, только глаза чуть щурятся, выдавая смех, притаившийся в уголках, прогоняющий тень усталости с лица, - и ему снова не больше двадцати одного, - возраст в паспорте перестает быть только цифрами и становится вполне ощутимым, — где ты видела большее проявление мазохизма? — хохочет, уже совершенно не скрываясь, напоминая в этом довольного своей выходкой пса, - не хватало только нахально облизнуться, - впрочем, до этого Абрам-МакАлистер-потенциальный-не-жилец, еще не докатился, - где-то проснулись остатки инстинкта самосохранения, - в конце концов - опасно шутить с женщиной, которая держит остро отточенную бритву у твоей шеи, аккурат там, где проходит сонная артерия, выступая под кожей синеватой отметиной.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngОн притягивает ее к себе, удобно умостив широкие шершавые ладони на бедрах, почти неосознанно поглаживая кончиками пальцев, - не похоже даже на узор, — то есть, — уточняет оборотень, — ты считаешь, что созерцание твоей голой груди придаст мне спокойствия и терпения? — Впрочем, сомнений у Абрама МакАлистера нет, - он легко приподнимает голову, подставляя подбородок под тонкое лезвие, что проходится по нему с певучей плавностью, чуть царапая кожу, ровно настолько, чтоб на бритве, вместе с мылом, оставалась недельная щетина, выставляя на обозрение непривычно гладкую кожу, по которой жена, отложив лезвие, проводит пальцами, - мелкие порезы на коже мгновенно затягивались, - оставались белые следы, - но, - полчаса, и не станет даже их. Абрам МакАлистер не знает большего доверия, не чувствует большего спокойствия; утлая ванная комната, свет - только от мерно посверкивающий лампочки, висящей прямо на проводе, - иногда на ней появлялся новый плафон, сооруженный наспех из бумажного листа и обычной ручки, коей рисовались ехидные лица с высунутыми языками; холод ползет по кафельному полу, дотрагивается до ног, - табуретка стоит почти посередине, - и почему-то кажется, что на улице - вечер, - из-за теней, что окутывают, поднимаясь с углов.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.png— Не водятся, — Абрам МакАлистер легко перехватывает поцелуй, на мгновение удерживая голову волчицы, запустив пальцы в спутанные после сна волосы, которые она постаралась небрежно собрать в пучок, — медведи в этой стране такой же реликт, как и волки, уже несколько веков, — люди, живущие здесь, всю жизнь охотились на таких, как он, загоняли рогатинами, травили собаками, вешали головы над камином, вопя от ужаса, когда из волчьих они становились человеческими; люди, происходящие из этой земли, забывают свой родной язык, так же, как и культуру и то, сколько зла посеяли, снимая с стены ружья; — но, в белках, мышах и кроликах проблемы не будет, — хмыкает.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngОн думает - смог бы - уйти на волю, прочь от города с его грязными улицами, забитыми мелким ворьем и наркоторговцами, которых ежедневно пачками доставляли в участок, от работы, когда ночная смена растягивается и переходит в дневную, а потом еще раз в ночную, а сон ты видишь только на заднем сиденье служебного автомобиля; уйти, оставив все это за спиной, вернуться домой, а потом еще дальше, где нет и не будет людей, кроме них, да и они - не в счет, - какие из волков люди?
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngИз волков хорошо выходят только волки.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.png— Будет-будет, — хохочет Абрам МакАлистер, резко поворачивая кран, выливая на их головы поток ледяной воды, прогоняющей весь сон, словно его и не было, и его остатки не витали в помещении, когда жена прижималась к нему, теплая, родная, все еще не растерявшая леность движений, перебирая его волосы, пока губами находил пространство между ключиц, а руками притягивал к себе все ближе, так, словно мог потерять, не зная, что когда-то потеряет; Сэмель пытается выбраться, выскочить из тесной душевой кабинки, где единственная преграда от затопления - клеенчатая штора, - ничего, всегда можно оправдаться перед соседями снизу протекающей крышей, представив весомые доказательства; жена пытается переключить воду на теплую, а он смеется ей в шею, собирая губами капли с плеч, крепко держа, обхватив рукой поперек талии, так, чтоб не скрыться, не спрятаться, только вода, - везде вода, - и словно нет ни стен, ни крыши, и где-то рядом море бьет о берег, мелкий, похожий не на него или на нее, а почему-то - на деда, играет с приливом в догонялки, едва успевая отскочить, выцепив себе несколько ракушек; он подхватывает мелкого, унося дальше от пляжа, к дому, спрятанному между скал, а она стоит на пороге, - и вокруг никого, - и воздух пахнет дождем.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngТо будет март совсем иного года.

0

5

- А я-то думала, что ты женился на мне по любви, ну хотя бы нестерпимому желанию, - фыркнула, чуть отстраняя лезвие, пока муж отсмеивался, невозмутимо приставив бритву обратно через минуту, - а воспитание не позволило просто поматросить и бросить, - философски заключила, осторожно снимая полоску пенки с лишними волосами. - Я не жалуюсь, новая фамилия мне очень даже нравится, как и обручальное кольцо, - она носила его со дня их бракосочетания, попросив знакомую ведьму зачаровать так, чтоб тонкая золотая полоска не слетела (мало ли, в пекарне слишком много жира, на дежурстве – крови, ни то, ни другое особому долголетию не располагает). Фамильное кольцо МакАлистеров, что досталось Абраму по праву первенца, ребята благоразумно оставили на хранение в банке, рассудив, что в съемной квартире под самой крышей, слишком легко потерять маленькое колечко, где летом нестерпимо жарко, зимой замерзают даже их тела, а дождь вообще не считает черепицу препятствием, капая прямиком на морды спящих оборотней.
Сэм поддалась к мужу, наслаждаясь ощущением его губ, рук, ровным дыханием, что смешалось между ними. Прикосновения Эйба каждый раз влияли на девушку магнетическим образом, с самой первой встречи, словно тело давно искало именно этого человека, чтобы начать чувствовать в полную силу. Миссис МакАлистер тихо смеется, чуть покусывая шею парня, пока тот рассуждает о перспективе поедания мелких грызунов. Такой серьезный, такой вдумчивый, это восхищало Сэмель, возбуждало ее, вынуждая тянуться к мужу и держать как можно ближе к себе. Она вспомнила их знакомство, провалившуюся попытку быть просто друзьями в окружении примитивных курсантов. Сколько они продержались, чинно похлопывая друг друга по спине и покупая выпивку? Неделю, две?
- Страшно подумать, если бы ты достался этой зазнайке Эмми, - рассеянно подытожила мысли, больше сосредоточившись на пальцах Абрама, что гладили ее бедра. Эмми была ее соседкой по комнате в общежитии, миловидная блондинка, привыкшая получать все, что хочет, а хотелось ей Абрама МакАлистера (Ель подозревала, исключительно потому, что видела его в компании Бортвик. Эта сучка вечно хотела чужое). – Помог бы закопать ее труп? Боюсь, есть девочку не стоит, такое количество яда вызовет изжогу, - посетовала, задумчиво поцокав языком.
У Эйба были свои способы справляться с излишком женских мыслей, видимо, жизнь с матерью и сестрой научила быстро принимать решения. Уже в следующую секунду Сэмель взвизгнула под ледяными струями, в тщетной попытке вырваться (хотя, будем честным, не сильно-то она и старалась).
- Дурак, дурак, дурак, - клацает зубами, ощупью пытаясь найти кран с теплой водой, попытка проваливается, когда температура понижается еще на пару градусов, второй поворот смесителя выходит удачнее, и через несколько минут ей уже не кажется, что ледяные копья впиваются в голую кожу. – Ты совсем не бро, Эбби, - укоризненно смотрит, то ли обнимая за шею, то ли пытаясь придушить. Кто вообще разберет этих женщин с их предварительными ласками. Но остаться вдовой не выходит, а дышать снова становится сложно, когда руки оборотня начинают шарить по телу, добираясь до самых укромных уголков. – Плохая идея, - чуть всхлипывает, пуская мужа глубже, вцепившись в его плечи, - плохая идея с экономией, - муж смотрит на нее очень внимательно, а волчица не может собрать мысли в кучу, они разбегаются, расходятся, капитулируют, остается только желание – чистое, неприкрытое, звериное. Слов больше нет, только ритмичные движения двух тел, что стали единым, - наконец-то! – словно возвращаешься домой после долгого отсутствия.
Проходит целое столетие, прежде чем МакАлистер поднимает голову, целуя плечо мужа, и тянется к крану, завинчивая нескончаемый поток воды. Кажется, в этом месяце они снова превысят лимит за коммуналку.
- Я приготовлю завтрак, - одним прыжком оказывается снаружи, потягиваясь всем телом, правда, истома слетает почти мгновенно, стоит посмотреть на часы, - черт возьми! У нас 15 минут, - кричит уже из глубины комнаты, натягивая штаны, застегивая рубашку, стягивая мокрые волосы в пучок (думать о том, в какой колтун превратилась шевелюра, не хотелось от слова - совсем).
Абрам нашел жену на кухоньке, где она на скорую руку сооружала бутерброды. Заметив парня, Ель бросила ему упаковку кофе.
- Может, даже позавтракать успеем, - бормочет, разрезая квадратный сэндвич на два треугольных, от усердия прикусив губу. – Страшно представить, что может учудить голодный оборотень. Я как-то сгрызла карандаш на лекции по криминалистике, - поморщилась, - крысы и то вкуснее, чем эта древесина, - на крохотном столике оказались две тарелки. Девушка чмокнула Эйба, присаживаясь напротив. У них было еще минут 5, и Сэм хотелось использовать время максимально… по-семейному, что ли.

0

6

http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngНикаких озарений не происходит, небеса не стремятся разверзнуться, вываливая на голову внезапное прозрение, подобно манне, просто однажды ты просыпаешься и понимаешь, что дом может быть старым, вот-вот отправящимся под снос, у него может протекать крыша, ветер - задувать во все щели, коих становится все больше по мере приближения к окнам, а соседом являться тощая мышь, которой с голода приходится лениво и презрительно жевать уродские обои в аляповатых цветах, оставшиеся от предыдущих владельцев, у которых явно было атрофирован не только художественный вкус, но и само знание о его существовании. Дом, это место, где ты можешь преклонить голову; дом для Абрама МакАлистера это место, где он может губами убирать с плеч Сэмель Бортвик капли прохладной воды, к которой постепенно, после его глупой, хулиганской выходки, более соответствующей шестнадцатилетнему подростку, возвращалась привычная температура.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngВпрочем, все это напоминает Сизифов труд, - какие капли, когда на них сверху нескончаемо льется вода, тихо гудя в старых трубах, волосы безбожно прилипают к вискам, а на полу, рядом, уже образовалась знатная лужа, отражая свежие трещины в только пару недель назад нанесенной побелке; беда в том, что Абраму МакАлистеру совершенно плевать и на трещины, и на лужи, и на соседей, по чьему потолку уже растекается характерное темное пятно, пока Сэмель-когда-то-Бортвик держится за его плечи, впиваясь в них пальцами, привставая на мыски, соскальзывая, так, что поцелуи выходят рваными, прерывистыми, их никак не ухватить, не задержать, - оборотень тихо рычит под нос, подхватывая жену под бедра, - влажная кожа скользит в ладонях, - прижимая к кафельной стене, так, чтобы было удобнее целовать, кусать до красна губы, чувствуя, как ноги шотландки оплетают его за талию. Старшему из трех братьев совершенно все равно, что он сегодня опоздает на дежурство и получит хорошую выволочку, выводя из себя начальника совершенно шкодливой ухмылкой, которую не сможет скрыть; все равно, потому что в данный момент он поцелуями проходится от губ, по щеке, а затем – вниз, по шее, к ее основанию, где легко кусает, оставляя еле заметный след на коже, что пройдет через полчаса, не оставив на память о себе и намека; все равно, потому что, опустив голову, может обвести языком кончик груди, наблюдая, как тот твердеет, чувствуя, как хватка на его плечах становится сильнее, потому что прекращать своего занятия Абрам МакАлистер не собирается, все сильнее прижимая Сэмель к стене, пальцами проникая между бедер, поднимаясь по внутренней их стороне туда, где легко добивается нужного отклика, переходя от нежных, осторожных поглаживаний к все более требовательным, настойчивым, балансируя на грани с грубостью, и, только когда стоны волчицы переходят во всхлипывания, заменяет пальцы членом.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.pngДвижения тел – медленные, скользящие, неторопливые, раз за разом становятся все более жадными, неконтролируемыми, рассинхронизированными, - словно им никак не попасть в такт; а вода, все так же – льется на головы, волосы свисают со лба, отросшие за пару месяцев, теперь, стоит склонить голову – касаются плеч жены. С экономией точно была плохая идея, впрочем, о чем, а об этом оборотень точно не жалел, пускай счетчик и дальше продолжает наматывать свои круги; потому что на миг нет ничего важнее их, и дом, это место, где Абрам МакАлистер заправляет жене прядь волос за ухо, вглядываясь в знакомые, до мельчайших крапинок глаза.
http://funkyimg.com/i/2bzbZ.png— А я сломаю эти чертовы часы, — фырчит, вылезая следом, вытирая волосы полотенцем, подавляя желание просто потрясти головой, подобно довольной псине; и торопиться не хочется от слова «совсем», - мужчина лениво влезает в старые джинсы, так и появляясь на кухне, как раз вовремя, чтобы поймать пачку кофе и уже с ней подходя к плите, быстро, четко, привычным движением высыпая нужное количество порошка в джезву, ставя ее на конфорку. — Да ладно, какой карандаш, ты когда-нибудь замечала, сколько замечательных полковников ходит по нашим коридорам и как очаровательно они с трудом проходят в двери, — задорно подмигивает, подхватывая бутерброд с тарелки и с жадностью впиваясь в него зубами, — впрочем, идея поймать белку по дороге на работу не кажется мне такой уж плохой, если не считать шерсти, очень даже ням-ням, — вовремя выключает газ, разливая кофе па кружкам, и, добавив сахара и молока, ставит на стол, усаживаясь следом. — Итак, миссис МакАлистер, какие у вас планы на день?

0

7

Сэм всерьез задумывается над перспективой съесть какого-нибудь пухлого полковника, представила огромную тушу на столе, с яблоком, воткнутым в рот, с завязанными бечевкой конечностями, румяным бочком и гарниром из овощей, жареных на гриле. Девушка облизнулась, начав тихонько хихикать.
- Думаю, если один из них внезапно уедет на Гавайи, никто особо не соскучится, - задумчиво посмотрела на крошечный холодильник, - но придется хорошенько его разделать, чтобы поместился. Как думаешь, гуляш из ноги полковника – вкусный? – МакАлистер задумчиво наморщила нос, отпивая кофе, - гуляш вообще может быть вкусным?
Сэмель подцепила сандвич, разом откусив половину, и довольно проглотила, запив это дело еще одним смачным глотком кофе. Благослови Фенрир волчий обмен веществ. Девушка скосила на мужа хитрый взгляд, пару раз поцокав языком о небо.
- Планирую не помереть от скуки на патрулировании, мистер МакАлистер. Нынче в Эдинбурге спокойно, только пьяные и мелкие хулиганы, - волчица фыркнула, - иногда даже вместе, потасовка за глоток пива. Невероятно интересное приключение, - кивает, допивая кофе, - знаете, мистер МакАлистер, - облизывает губы, собирая последние капли напитка, - если вам надоест работать мускулами на фурах, могу замолвить словечко своей вафельной королеве. Такой талант варить кофе не должен пропадать, - Сэм наклонилась к Абраму, смачно целуя в шею, попутно оставляя небольшую отметину, словно кольца на пальце было недостаточно. Однако оборотень считала, что напомнить окружающим чей этот образчик тестостерона не может быть лишним. Давеча слышала, как Мэри Энн судачила о торсе Эйба, ее, черт подери, Эйба. Впрочем, желание отвинтить ей голову исчезло почти сразу, в конце концов, это действительно так, фигура ее благоверного была выше всяких похвал, и вся принадлежала ей.
Шотландка подарила Абраму еще один смачный поцелуй, на сей раз, устроившись у него на руках, прижалась к многообсуждаемому торсу и совсем по-кошачьи потерлась щекой.
- После патрулирования и перед сменой в кафешке где-то час свободен, - Сэм лизнула губы парня, обхватив его шею руками, - если выкроишь время, могла ли увидеться. И не только.
Черт, Сэм, волчья неделя месяц как прошла, а у тебя голова одним забита! Но кто виноват, что у нее такой сексуальный муж?
Раздался еще один звонок будильника, красного ублюдка, как они его называли, который оповестил о том, что времени у них не осталось. МакАлистер соскочила с коленей Эйба, взъерошила ему волосы и метнулась за рубашкой.
- Постарайся на этот раз не сверкать торсом перед сослуживцами в юбках, - чуть прикусила ухо, наклонившись за спиной, - а то жена ревнует, - чмокнула в щеку, оставив, наконец-то, парня в покое.
- Если выйдет, набери меня около половины третьего, - уже от двери, бросая ему куртку, застегивая свою, последний поцелуй перед началом тяжелого дня. В их семейной жизни вообще было много тяжелых дней, но все они начиналась одинаково – всегда опаздывали, но ни один об этом не жалел.

— the end —

+1


Вы здесь » HEXHELL: they all going to die; » in skamma » сause i'm gonna make this place your home [22.03.2006]